Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Back in Cash?
16.03.2022 FinCorpFinRegulationFinRetailАналитика

Back in Cash?

Станет ли февральский рост объема наличных денег в обращении концом «безналичной эпохи»?


В феврале 2022 года в России резко (на 14,7%) подскочил объем наличных денег в обращении. По данным Банка России, в абсолютном значении прирост составил более 2 трлн рублей, достигнув 15,8 трлн рублей. Весь прошлый год объем «налички» не превышал 13,9 трлн рублей, а минимальный показатель составлял 13,2 трлн рублей.

Стремительный рост интереса к наличности произошел за несколько последних февральских дней. В дальнейшем он был купирован срочными регуляторными и законодательными мерами, но по итогам марта мы наверняка увидим продолжение оттока средств с банковских счетов в пользу наличных, хотя и меньшими темпами.

Означает ли это, что на уверенном росте безналичных платежей, который наблюдался в стране последние пять лет, можно поставить крест? Нет, и даже наоборот: дополнительный импульс могут получить те платежные инструменты, которые пока непопулярны у населения. Высокий спрос на наличность был вызван вовсе не проблемами с безналичными платежами. Бесперебойность платежных операций внутри страны обеспечивается НСПК, созданной как превентивный ответ на возможные ограничения со стороны международных платежных систем. Операции по российским картам Visa и MasterCard за границей или в иностранных интернет-магазинах невозможны, но здесь на помощь приходят китайская UnionPay и российская «Мир».

Россияне видели лучшее для себя «инвестиционное» решение или в покупке наличной валюты, или в хранении рублей «в кубышке».

Мы стали свидетелями пресловутой «банковской паники», но в ее лайт-версии. Помогли доверие к банкам, а также повышение ключевой ставки, сделавшее банковские депозиты интересными.

Преобладание доли безналичных платежей над операциями с наличными не будет в одночасье забыто. По итогам прошлого года доля «безнала» достигла уже 73% розничного оборота. Постепенно уходили в прошлое и сами банковские карты: в прошлом году почти каждый пятый безналичный платеж осуществлялся при помощи различных Pay-сервисов.

Сложившаяся ситуация станет хорошим драйвером приема платежей бизнесом с использованием QR-кодов. В прошлом году, по оценкам ЦБ, объем таких платежей через СБП превысил 18 млрд рублей (оценки на 1 сентября 2021 года). С сентября 2020 года объем операций вырос более чем в 30 раз. Клиентская база этого сервиса насчитывала 3 млн человек, а оплату по QR-коду запустили свыше 144 тыс. компаний.

«Выстрелит» этот механизм по двум причинам. Во-первых, подобные платежи обходятся дешевле, чем традиционный эквайринг (комиссии не превышают 0,7% вместо 1,5–2,5%), при том что в НСПК, например, уже заявили о том, что межбанковские комиссии (интерчейндж) по картам ушедших Visa и MasterCard остаются на прежнем уровне. Это важно, так как доля интерчейнджа в итоговой комиссии для торговой точки составляет примерно 70%. Во-вторых, операции с использованием QR-кодов не зависят от «физического пластика»: покупателю нужны лишь банковское приложение и подключенная СБП. Это немаловажный фактор, поскольку потребность российских банков в «болванках» для выпуска карт оценивается в 115–120 млн штук до конца этого года. Между тем, по некоторым данным, единственный российский производитель чипов для банковских карт — зеленоградский завод «Микрон» — сможет выпустить лишь 20 млн чипов.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ