Банковское обозрение

Финансовая сфера


01.04.2020 Аналитика
Банки быстрого реагирования

Пандемия коронавируса — новое испытание для банкинга, и по значению его можно сравнить с мировым финансовым кризисом 2008-2009 годов. Нарастает спрос на определенные банковские услуги, в то время как банки в массовом порядке переводят сотрудников на удаленную работу


Центральные банки развитых государств, как известно, снизили ключевые ставки, что может повлечь за собой снижение процентных ставок по вкладам. Борются банки с этим по-разному, но доминируют два варианта борьбы. Первый — уменьшить процентные ставки по сберегательным счетам, как это сделал, к примеру, Goldman Sachs, один из крупнейших мировых банков, снизив процентную ставку с 2,15 до 1,7%. Второй вариант — оставить процентную ставку без изменений, но приостановить открытие новых счетов, чтобы ограничить расходы. Так поступил, в частности, австралийский банк Xinja, у него процентная ставка осталась на уровне 2,25%.

Вторая тенденция, наблюдающаяся во всем мире, — рост краткосрочной кредитной активности клиентов. Связано это с тем, что даже в развитых экономиках огромное количество граждан живут от зарплаты до зарплаты, и в случае какого-либо форс-мажора кредитная карта для них — как спасательный круг. Такой случай уже настал: при карантине не все могут сменить работу в офисе на дистанционную. Например, в США таких, по данным Global Workplace Analytics, 50%. Надо полагать, что в менее развитых странах доля таких работников еще выше. И не все работодатели готовы оплачивать им домашний карантин.

Предприятиям сейчас может понадобиться еще большая по объему помощь, чем физическим лицам. Для банков на фоне сокращения продаж в сфере МСП открываются возможности создавать новые отношения со своими корпоративными клиентами. Вполне вероятно, что эти отношения останутся и после окончания кризиса. В частности, тенденция вводить новые корпоративные услуги характерна для ряда британских банков — Barclays, Santander UK и RBS, предложивших экстренные кредиты и овердрафты тем корпоративным клиентам, финансирование которых имеет высокую степень риска.

К негативным последствиям можно отнести и то, что некоторые банки, побоявшись коронавируса, вынуждены переносить свои главные офисы из людных мест куда-нибудь на окраины городов, где обстановка спокойнее. Особенно такая тенденция характерна для Великобритании, где большая часть головных офисов банков сконцентрирована в одном месте — в лондонском Сити. В частности, JPMorgan временно переехал в другой офис, Goldman Sachs отправил 200 сотрудников головного офиса в Кройдон, Южный Лондон, HSBC уже отправил домой более 100 сотрудников с десятого этажа своего офиса в Кэнэри-Уорф после того, как один из сотрудников аналитического отдела вернулся из командировки с диагнозом коронавирус. Что касается банка Goldman Sachs, то он имеет крупные офисы в Лондоне, Борнмуте, Глазго и Эдинбурге, по этим офисам планируется распределить тех сотрудников, которые в силу специфики работы не могут работать удаленно.

Но все же банк — это не инвестиционная компания и не СМИ, где можно практически всех сотрудников отправить на удаленный режим работы. Значительная часть банковских работников просто физически, даже несмотря на значительную диджитализацию банковских услуг, не может работать вне офиса. Это как раз сотрудники, предоставляющие наиболее критически важные услуги, ориентированные на клиента, либо требующие наличия инфраструктуры только в рабочих помещениях. Однако даже таких сотрудников некоторые банки пытаются с переменным успехом переводить на удаленную работу. В частности, южнокорейский Shinhan Bank отправил 150 сотрудников своего колл-центра работать дома. Правда, в удаленном режиме эти сотрудники занимаются только деятельностью, не требующей доступа к информации о клиентах, и более подробные запросы они направляют «ограниченному контингенту» коллег, работающих в бэк-офисе. Радикальный вариант — закрыть большую часть филиалов и перевести все транзакции в онлайн, как это сделали многие банки в наиболее подверженных коронавирусу регионах Китая, где ограничен спрос на все услуги, кроме доступа к банкоматам. Подобным же путем, хоть и не столь радикальным, пошли банки в Гонконге, Италии и Германии. В Южной Корее открытыми остаются филиалы только в тех районах, где эпидемия не приобрела, по мнению эпидемиологов, угрожающих масштабов.

Поведение инвестиционных банков было уже в начале пандемии вполне предсказуемым: налицо попытки извлечь выгоду из спроса на медикаменты и медицинские маски. Так, Стивен Валикветт, управляющий директор инвестиционного банка Barclays, обратился к руководителям фармацевтических компаний Cardinal Health и Owens & Minor с вопросом, будут ли они повышать цены на ряд продуктов. В компаниях заверили, что цены повышаться не будут, чем банк остался недоволен.

JPMorgan временно переехал в другой офис, Goldman Sachs отправил 200 сотрудников головного офиса в Кройдон, Южный Лондон, HSBC уже отправил домой более 100 сотрудников

Вместе с тем банки снижают свои требования к клиентам, как розничным, так и корпоративным. В первую очередь это касается обязательств по кредитам. В частности, Ally Financial (Детройт, США, штат Мичиган) позволяет держателям автокредитов и существующим ипотечным клиентам откладывать платежи на срок до 120 дней без каких-либо просроченных платежей. Кроме того, за тот же период отменяются комиссии для банковских клиентов, включая овердрафты и балансовые минимумы. Держатели кредитных карт Bank of America, заинтересованные в своевременном осуществлении платежей, могут подать онлайн-запрос на отсрочку платежа, и об этих просроченных платежах не будут сообщать в кредитные бюро. Bank of America также приостановил изъятие заложенных объектов, выселение и изъятие имущества. Citi предлагает ежемесячные отказы от платы за обслуживание и отмененные штрафы за досрочное снятие вкладов. Держатели карт также могут увеличить свои кредитные линии. Онлайн-банк Marcus by Goldman Sachs позволяет клиентам отложить выплату кредита на один месяц без начисления процентов во время отсрочки.

В Евросоюзе банки оказались в более или менее приемлемом положении за счет инициативы государственных властей ослабить применяемые регуляторами правила банковского бизнеса и предложить государственные гарантии поддержки кредиторов. Правда, практика показывает, что когда подобные государственные меры имели место во время предыдущих финансовых кризисов, банки копили деньги, полученные от центральных банков и правительств, вместо того чтобы кредитовать бизнес и население. Это не входит в планы финансового руководства Евросоюза, которое хочет использовать банки в качестве «канала» для поддерживающих вливаний в бизнес и экономику. С другой стороны, неоднократно руководство ЕЦБ давало понять: оно понимает, что банки, объявившие мораторий на выплаты заемщикам (в особенности в Италии, где сложилась крайне опасная ситуация), нуждаются в помощи. В Европе подобные меры уже применяются в Италии, Великобритании и Швеции.

В США Федеральная резервная система, наоборот, считает, что банки из создавшейся ситуации могут выкрутиться сами, а вот их клиентам поддержка нужна, в первую очередь кредитная. В последнем заявлении ФРС на эту тему говорится: «После мирового финансового кризиса 2007-2008 годов американские банковские холдинги накопили значительный объем капитала и ликвидности, превышающий нормативные минимумы и буферы»; отмечается, что крупные банки имеют 1,3 трлн долларов обыкновенных акций и 2,9 трлн долларов высококачественных ликвидных активов. «Эти буферы капитала и ликвидности предназначены для поддержки экономики в неблагоприятных ситуациях и позволяют банкам продолжать обслуживать домашние хозяйства и предприятия», — заявляет ФРС. Очевидно, по ее инициативе JPMorgan, BofA, Citigroup, Wells Fargo, Goldman Sachs, Morgan Stanley, Bank of New York Mellon и State Street временно приостановят выкуп своих акций, чтобы использовать избыточные денежные средства для поддержки экономики.







Сейчас на главной