Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Цена независимости
13.04.2018 Аналитика

Цена независимости

Отключение российских банков от SWIFT числится в опубликованном британским изданием The Guardian списке 10 возможных вариантов наказания России за отравление Сергея Скрипаля. Какие последствия для банковского сектора может иметь новая санкционная волна?


Отключение от SWIFT может ослабить способность России торговать на международном уровне, правда, российские банки уже подключены к альтернативной российской платежной системе SPFS — признает сам британский таблоид небольшую эффективность такой меры.

В апреле 2014 года санкционная война больнее всего ударила по банковскому сектору в момент, когда без предварительного предупреждения платежные системы Visa и Mastercard прекратили обслуживание карт АБ «Россия», СМП Банка и других кредитных организаций. В 2015 году черный список пополнил еще ряд финансовых институтов, замеченных в работе в Крыму. Нет худа без добра — буквально за год была оперативно проделана законотворческая работа, создана с нуля и запущена национальная платежная система, существенно снизившая риски проведения платежей.

Банки, попавшие под санкции, также получили проблемы с западными вендорами, которые, следуя указаниям Госдепа, были вынуждены прекратить обслуживание таких клиентов. Критичных последствий для банков это как будто не имело, так или иначе вопросы IT-сопровождения были решены.

В декабре 2017 года стало известно, что корпорация Oracle в одностороннем порядке вдвое сократила сроки оплаты для ряда российских компаний, в числе которых Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк. А в январе этого года два официальных российских дистрибутора Microsoft сообщили об ужесточении поставок программных продуктов для российских компаний из санкционного списка Вашингтона.

Сама возможность ограничить сотрудничество крупных вендоров с российскими компаниями создает серьезные риски, в том числе для банковской отрасли

Решения неприятные, хотя пока некритичные, но сама возможность ограничить сотрудничество крупных вендоров с российскими компаниями создает достаточно серьезные риски, в том числе для банковской отрасли. Что касается прикладного програм­много обеспечения — АБС, ретейл, ДБО и т.п., отечественные разработчики в основном закрывают потребности банков, но в части системного софта от Microsoft, Oracle, производителей серверов и другого оборудования альтернативы иностранцам, увы, нет. Вероятное закручивание гаек в этом сегменте может стать весьма болезненным для России, но в то же время негативно скажется на бизнесе глобальных IT-компаний.

Другой крайне неприятный сценарий, возможность которого витает в воздухе с 2014 года, — введение санкций по отношению к крупнейшим госбанкам. Такие меры могут стать серьезным ударом для российской экономики — не только банковского, но и фондового рынка, а далее — по цепочке.

России дорого обходится отстаивание своей независимой позиции в стане мировых лидеров. Переизбрание на новый срок Владимира Путина явно говорит о том, что Западу не приходится ждать от нашей страны компромиссов во внешней политике.

Остается лишь надеяться, что здравый экономический смысл (а политика, как мы помним, есть концентрированное выражение экономики) все-таки возобладает, благо его проявление мы наблюдаем. За последний месяц прошли мероприятия на тему финансовых технологий под эгидой британского и французского торгпредств (подробности читайте в материале «Финтех-дипломатия»), на 4 апреля запланирован американо-российский форум. О запуске инновационных инициатив в России объявили Visa и Accenture.

Преимущества глобальной экономики очевидны, но российскому бизнесу приходится заниматься малопродуктивным импортозамещением и затратной подготовкой к негативным сценариям — такова уж цена независимости.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ