Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

  • Ценовая конкуренция на рынке денежных переводов
30.08.2013 Мнение
Ценовая конкуренция на рынке денежных переводов

Если посмотреть на статистику Всемирного банка, то Российская Федерация и постсоветское пространство — это самый низкомаржинальный рынок и самый высококонкурентный



Даже независимо от того, что систем денежных переводов у нас не так много — официально порядка 20 операторов, в отличие от Соединенных Штатах, где счет идет на сотни, и рынок наш поменьше, чем американский. В то же время на нашем рынке довольно много крупных участников, включая международных. И за счет небольшого объема рынка всем почему-то кажется, что ценовая конкуренция — это лучший вариант.

Появляются новые игроки, и, как обычно, менеджеры разных организаций должны проявлять некую активность. И почему-то первое, что приходит на ум, — надо снизить комиссию для клиента. 

Если посмотреть на рынок с начала 2013 года, мы увидим некоторое движение. Так, весной система «Аллюр» покинула рынок. Есть еще прецеденты, когда из-за невозможности поддерживать дальнейшие действия, бизнес сворачивается. 

Вот эти маржинальные войны приведут к тому, что рано или поздно мелким игрокам придется задуматься о развитии или изменении профиля или что-то в этом роде. 

Изначально была идея, что должны быть некие слияния и поглощения на рынке. Об этом постоянно говорили, но, как показывает практика, поглощения на этом рынке не имеют смысла. Клиент сам выбирает, какой системой ему пользоваться. И те, кто не удовлетворяет потребности клиентов, плавно будут уходить с этого рынка, не имея финансовых возможностей для развития или не видя дальнейших перспектив.

В отношении банков к платежным системам был очень показательным 2008 год. До этого возникали сложности, и кредитные организации строили свои офисы, как некие дворцы. И рынок к тому моменту состоял в основном из рынка трансграничных переводов в постсоветское пространство. И все говорят: ну как же, мы только выложили новый кафель, новый мрамор, а тут люди иногда приходят сразу после работы, которые в основном занимаются физическим трудом. Ну как же, кафель и мрамор наш пострадают.

2008 год прояснил очень многое для банков, которые были сконцентрированы в основном на работе с кредитными портфелями, крупными клиентами, что искусство банкинга заключается в балансировании между процентным, комиссионным доходом и оцениванием уровня рисков. И когда прозрение 2008 года настало, многие попытались комиссионные доходы увеличить за счет платежных систем.

Как обычно, ничего не бывает очень быстро. Невозможно взять, нажать на кнопку, и завтра система заработала. Это комплекс внутренних процедур, технических настроек, маркетинговой поддержки. Поэтому понимание пришло вместе с изменениями законодательства и запросов клиентов. И они сейчас не видят в банках того, что было раньше, когда кредитные организации были единственными (кроме «Почты России»), кто предоставлял услугу денежных переводов. 

Федеральные законы поменяли инфраструктуру рынка, денежные переводы стали возможны почти во всей рознице — банковские платежные агенты, сотовый ритейл и др. Все они на самом деле ближе к клиенту. Они уверенно вышли на этот рынок и потеснили кредитные организации именно в этом банковском сегменте. 

К сожалению, нет удачных примеров банков, которые пришли на этот рынок после 2008 года, зато есть очень много удачных примеров именно развития этого сегмента в небанковском канале. Вся сотовая розница работает с этим сегментом. Они получили тех клиентов, которые не могут ждать. График работы у всех разный. Хотя банки тоже начали удлинять время работы своих отделений, но в небанковских каналах сервис денежных переводов доступен в некоторых местах 24 часа в сутки, и расположен он в зоне шаговой доступности.

Рост рынка денежных переводов в 2013 году будет 15–18%. Половина из него — инфляционная составляющая, потому что во всем этом росте существует некая стандартная российская инфляция. На нашем российском коридоре, как и в любом другом, инфляция имеет большое значение. Так что рост, очищенный от инфляции и от курсовых колебаний, которые мы сейчас наблюдаем, будет не больше 10%. 

Это говорит о том, что рынок, в принципе, стабилен, и именно этот коридор будет приближаться к тем значениям, которые сейчас показывает Всемирный Банк. Он говорит о том, что рынки растут 7–8% год к году. Мы к этому тоже придем, потому что рынок уже не новый. Нельзя назвать его зрелым, но он уже устоявшийся. Все потоки миграционные также устоялись. 

Внутрироссийский сегмент растет лучше. У нас 100%-ный рост по этому сегменту сейчас. Но он связан со многими вещами. Мы не разделяем на внутрироссийском сегменте денежные переводы как таковые и квазиденежные переводы, как мы их называем. Это: наличные — карта, карта — наличные, наличные на счет, наличные со счета, погашение кредитов. Это мы относим к некоему одному сегменту внутрироссийских операций. Вот он растет в два раза ежегодно. 

На горизонте трех лет это будет основным драйвером внутрироссийского рынка, причем не в чистом виде — наличные-наличные, а именно в квазисоставляющих, где наличные будут являться только одной частью — ввод или вывод. 

В субпродукты также попадают некие вещи, которые представляют интерес для дальнейшего развития систем денежных переводов. Например, квазиналичные (с карты на электронный кошелек или на электронные деньги). Это тоже фактически денежные переводы, которые мы относим к квазипереводам. И вот это направление будет расти. Я думаю, что если рост будет меньшими темпами, чем 50% год к году, то это будет грустно…

Я уверен, что именно этот сегмент получит сейчас основное развитие. И ту динамику роста, которую мы видели на классических денежных переводах 10 лет назад, эти сегменты готовы повторить. 

На территории нашей страны проживает 70 млн активного населения, что больше, чем вся часть активного населения на постсоветском пространстве, которая дает значительные объемы, поэтому следующая тема — интернет-пространство. Могут появляться совершенно экзотические вещи, например, корпоративная валюта. Наверное, это не на горизонте трех лет, а порядка двадцати. Она вполне может быть у корпораций, которые в нескольких странах работают. Существуют уже попытки. Если, например, компания Apple или PayPal выпустит свои деньги некие, квазиденьги, они, наверное, ничем не хуже, чем доллары и евро. 

Может быть, сейчас это выглядит, как теория, но, на мой взгляд, мир идет к тому, что государства утратят монополию над денежными знаками. Это случится, конечно, не через 10 лет. Вполне возможно, это горизонт 50 или 100 лет. Вот это будет очень интересное время, когда крупные корпорации или прочие смогут составить конкуренцию другим средствам платежа. Вот такое ближнее и дальнее будущее.



Сейчас на главной