Банковское обозрение

Финансовая сфера

18.03.2019 Аналитика
Чаяния и проблемы МФО

Четверть заемщиков МФО сможет обслуживать более длинные потребкредиты



Во все времена банки и микрофинансовые организации волнуют две стороны одной проблемы — кому выдавать кредиты (или займы) так, чтобы потом их можно было собрать и при этом не разориться.

 

Фото: Conglomerat

Фото: Conglomerat

 

Рынок микрофинансирования — так называемых займов до зарплаты, или PDL, — уже немного адаптировался к «жестокости» Центрального банка. Сегодня МФО уже не уверяют мир, что при существующих ныне ограничениях — х1,5 и х2, то есть максимального увеличения «тела» долга в 2 или 1,5 раза, все компании сдадут свою аккредитацию обратно в ЦБ и рынок заполнят нелегальные кредиторы. Как отмечали участники Форума MFO Russia Summit, состоявшегося 14 марта 2019 года в Москве, «наши конкуренты давно расслабились или ушли на другие рынки».

Заемщику со скоринговым баллом 550 потребительский кредит давать можно

На фоне регуляторных изменений сегмента PDL многие МФО уже больше года пытаются решить вопрос: какие еще займы они могут выдавать своим клиентам? Об этом на Форуме говорил директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков. Он напомнил, что Банк России уже несколько лет призывает МФО выдавать клиентам более длинные займы, аналоги банковских кредитов, пусть и по более высоким ставкам, чем банковские, IL. Волков предложил сравнить базы заемщиков МФО и банков по скоринговому балу. Получилось, что базы заемщиков PDL и IL пересекаются, и при отсечении на уровне 550 баллов по скоринг-бюро прогнозная дефолтность портфеля будет на уровне 20% — именно такая дефолтность сейчас у банковских портфелей потребительских займов.

Выходит, что каждый четвертый заемщик PDL способен обслуживать потребительский кредит, уверен Волков. Аудиторию возможной миграции из PDL в IL можно оценить в 2-3 млн человек. Сегодня в России заемщики с показателем долговой нагрузки (PTI) выше 50% составляют примерно 12,1% общей массы заемщиков. Эти люди — повышенная зона риска для потребительского кредитования. Возможно, выдача кредитов им будет запрещена законодательно, считает Алексей Волков.

 

Алексей Волков (НБКИ). Фото: Conglomerat

Алексей Волков (НБКИ). Фото: Conglomerat

 

По оценке НБКИ, PTI до 10% сейчас примерно у 30,4% заемщиков. Наиболее высока закредитованность — PTI на уровне примерно 33% — у специалистов служб охраны, а наименьший показатель — у работников IT-сферы, примерно 13-14%. Примечательно, что уровень закредитованности у работников СМИ (почти 25%), по оценке НБКИ, немного выше, чем у работников автосервисов, — 23%.

Из регионов наиболее закредитован Дальний Восток. Так, в Амурской области PTI находится у планки 30%, а лучше всего с обслуживанием долгов обстоят дела в Калмыкии, Брянской, Смоленской, Псковской и Московской областях, а также в Москве — чуть больше 20%.

Как МКК привлекать фондирование

Сегодня на рынке микрофинансирования случается, что компания в рамках одного юридического лица и выдает займы, и привлекает инвестиции на основе краундфандинговой платформы. О своем опыте рассказал руководитель проекта «Альтерзайм» из Ярославской области Константин Фаерман. На сайте компании клиент может выбрать услугу — стать или заемщиком, или инвестором компании. Сегодня по закону микрофинансовые компании (МФК) не могут привлекать средства через краундфандинг, но микрокредитные компании (МКК) имеют возможность собирать средства таким образом.

Рынок краундфандинга в России пока никак не регулируется. Правда, уже написан проект Федерального закона № 419090-7, в котором, если он будет принят в сегодняшнем виде, сказано, что оператор инвестиционной платформы не может совмещать свою деятельность с работой иной некредитной финансовой организации. Значит, если Закон примут, работу по выдаче займов и привлечению инвестиций придется разводить на два разных юрлица и создавать две разные площадки в Интернете, отметил Константин Фаерман. Он рассказал, что при консультациях с юристами ЦБ в попытке понять, чего же боится регулятор, сотрудники Банка России ссылаются на опыт Китая, где бум краундфандинга вылился в организацию множества финансовых пирамид.

Взыскивайте долг так, чтобы клиент сам задавал вам вопросы

По мнению Дины Буш, генерального директора агентства «ДА.Коллекшн», очень часто взыскатели сами загоняют себя в тупик и провоцируют клиента, даже отказывающегося от возврата долга, писать жалобы на коллекторов и обвинять их в давлении.Она привела такой пример. Коллектор дозвонился до клиента, имеющего просроченную задолженность, и тот наотрез отказывается гасить долг. На это взыскатели обычно в категорической форме говорят, что у человека нет права не возвращать средства: «Мы все равно с вас тем или иным способом взыщем деньги». Человек спрашивает обычно: «Каким способом?» На что ему отвечают: «Передадим дело в суд. Вы суд проиграете, и к вам придут приставы и опишут ваше имущество». Эти утверждения — абсолютная правда, но даже такие слова суды склонны рассматривать как давление на должника, отметила Дина Буш.

 

Дина Буш («ДА.Коллекшн»). Фото: Conglomerat

Дина Буш («ДА.Коллекшн»). Фото: Conglomerat

 

«Даже если 3% клиентов пожалуются на взыскателей и даже если проверка установит, что давления на клиента не было, “ему просто так показалось”, нужно ли доводить дело до проверки?» — спрашивает Дина Буш. Она считает, что проще перевести общение с должником в такое русло, чтобы звонящего расспрашивал сам должник. Взыскатель может сказать: «Да, я понял, что вы отказываетесь гасить долг, но Закон не дает вам такого права». Надо не «закидывать» должника словами о последствиях его отказа, надо его заставлять думать: что он может и должен делать, чтобы коллектор отстал, то есть надо внушать мысль, что самое простое — вернуть долг.

С судебным приказом надо идти в налоговую инспекцию

Но вот все аргументы в беседах о возврате долга были исчерпаны, дело все же дошло до суда и даже было выиграно. На руках у истца есть судебный приказ или исполнительный лист, который сотрудники МФО, ответственные за взыскание, зачем-то несут судебным приставам. При этом приставы часто подсказывают должникам, как можно обжаловать решение: написать протест и затянуть взыскание.

Поэтому после вынесения решения суда идти к приставам не надо, считает руководитель юридического агентства «Правеж» Наталья Бринзевич. Она говорит, что необходимо с судебным приказом идти в ближайшую налоговую инспекцию и просить ее выдать информацию о счетах должника в коммерческих банках. Можно послать запрос почтой. «Налоговая отвечает через 10–14 дней, и за два года моей работы не было ни одного случая, чтобы нам отказались выдать информацию», — отметила Наталья Бринзевич. Иными путями очень тяжело найти, в каком банке у должника, например, открыт зарплатный счет, особенно если речь идет о регионах страны, потому что с запросами по долгам физических лиц сегодня хорошо работают лишь крупные банки, а небольшим региональным банкам такое сотрудничество еще в диковинку.

 

Наталья Бринзевич («Правеж»). Фото: Conglomerat

Наталья Бринзевич («Правеж»). Фото: Conglomerat

 

Второй шаг — надо написать заявление в банк о взыскании задолженности, и банк будет списывать поступающие на счет средства «как часы» до того момента, пока задолженность не будет полностью погашена. При этом договориться с банком о том, чтобы удержания не производились, должник никогда не сможет, уверена Бринзевич.




Присоединяйся к нам в телеграмм