Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Дорожная карта
01.01.2011 Аналитика

Дорожная карта

 История одной из ведущих национальных платежных систем — это история создания в отсталой индустриальной стране современного информационного общества. Чтобы сократить отставание от развитых государств приходилось перепрыгивать через ступени

 


 Cтановление банковского бизнеса в нашей стране проходило в условиях крайней нестабильности экономики. К тому же к началу 1990-х годов Россия в развитии технологий отставала от ведущих стран на 20–30 лет. Нормальный компьютерный парк отсутствовал, а подключение простого телефона было проблемой. При этом задачи, стоявшие перед кредитными учреждениями, особенно в Сибири, — автоматизация выдачи зарплаты, «расшивка» неплатежей, безопасная выдача денег вахтовикам и др., — требовали высокотехнологичных решений.

Несмотря на все очевидные сложности, рынок формировался стремительными темпами: банки появлялись, крепли и укрупнялись. Одним из таких успешных банковских проектов начала 1990-х стал Сибирский торговый банк. Для разработчиков из ГК ЦФТ банк стал основной испытательной площадкой, в которой обкатывались многие идеи. Одной из больших идей стало создание платежной системы на основе пластиковых карт. Система получила название «Золотая корона». 
Возникает закономерный вопрос: почему решили делать именно свою платежную систему, не проще ли было присоединиться к какой-то из международных систем? Во-первых, это требовало инвестиций, а во-вторых, Сибирский торговый банк создал самую большую корреспондентскую сеть в стране, и естественным образом возникла идея задействовать ее, создавая межбанковскую платежную систему.

Баз телефонов, но с картами

Анализ рынка показал, что наряду с широко распространенными магнитными картами в ряде стран, например во Франции, успешно развиваются платежные системы с использованием микропроцессорных технологий. Кроме того, развитию системы, основанной на магнитных картах, препятствовало низкое качество и даже полное отсутствие связи на 90% территории страны. 
Изначально мы детально изучили разработку французской компании Innovatron, основанной изобретателем чиповых карт Роланом Молено. Анализ выявил довольно много слабых мест во французской системе, и было решено делать разработку полностью собственными силами. И с февраля по май 1994 года, всего за четыре месяца, 12 человек сделали систему банковского «пластика». Выбор в пользу собственной системы был обусловлен рядом факторов: экономическим (это было дешевле вступления в МПС), кадровым (не было специалистов по международным платежным системам) и, наконец, ментальным (представление, что у банка все должно быть своим).
Параллельно с проектом «Золотая Корона» в стране возник еще ряд систем платежных карт, но в отличие от него это были в подавляющей своей массе локальные решения, обслуживающие «пластик» только одного банка. Но «Золотая Корона» изначально замышлялась и проектировалась как система, объединяющая в единую сеть множество банков-партнеров. В начале 1994 года еще до официального запуска системы ряд банков изъявил желание присоединиться к ней, и к концу тогда года количество участников «Золотой Короны» превысило 40 банков, а еще через год достигло отметки в 100 кредитных организаций. 
Из-за абсолютной для России новизны продукта первоначально не были учтены некоторые вещи, которые сейчас кажутся азбучными. Например, не была предусмотрена процедура удаленного пополнения карты. Первый же массовый наплыв картхолдеров в офис банка после начисления зарплаты заставил срочно исправлять ситуацию — в течение месяца задача проведения операции пополнения в устройствах самообслуживания была решена. Недочеты были, однако все основополагающие принципы построения системы, ее базовые структурные компоненты используются до сих пор и вполне успешно.

Чипом по налу

Ставка на чип оказалась правильной, и это стало очевидным сразу. Создавалась платежная система, максимально адаптированная под все особенности нашей действительности. Главным преимуществом карт была возможность работы в режиме офлайн в рамках остатка средств на счете клиента, что позволяло использовать карты в любом, самом отдаленном от цивилизации районе России. Благодаря этому технологическому преимуществу уже к 1996 году в отдаленных районах российского Севера была выстроена уникальная для того времени разветвленная инфраструктура обслуживания. Не только АЗС, магазины бытовой и компьютерной техники, продовольственные и мебельные магазины, рестораны, но и аптеки, парикмахерские, кинотеатры, уличные киоски принимали к оплате карты «Золотая Корона».

Развитию системы, основанной на магнитных картах, препятствовало низкое качество и даже полное отсутствие связи на 90% территории страны

Этот путь позже проделали банки Дальнего Востока, Приморья, Камчатки, Забайкалья. «Золотая Корона» изначально позиционировалась и представлялась банкам-партнерам как карта для расчетов, прежде всего в торговле. На первоначальном этапе даже не использовались банкоматы — предполагалось, что выдача наличных должна осуществляться в кассах. Была даже разработана «револьверная» карта — лимит на ней автоматически восстанавливался через определенный промежуток времени. Существовала утопическая, как понятно сейчас, идея «безналичного» общества, которая, разумеется, не предполагала, что 90% всех операций с картами в России будет составлять снятие наличных. Поэтому банки — участники «Золотой Короны» сразу делали акцент на POS-эквайринг.

Другое дело, что основные торговые обороты в 1990-е годы формировали в России ларьки, киоски и рынки, состоящие из отдельных торговых палаток. В каждый такой ларек поставить POS-терминал было нереально. Необходимость в банкоматах стала очевидной, было разработано ПО для АТМ, и в регионах появились наши банкоматы. До этого почти весь банкоматный парк был сосредоточен в Москве и Санкт-Петербурге. 

В 1997 году был реализован первый проект по кредитованию физических лиц на банковскую карту под  зарплату — овердрафт

Году в 1997-м начался всплеск активности зарубежных поставщиков решений, среди которых были BGS Smartcard Systems, Innovatron, AT&T, предлагавших отечественным банкам микропроцессорные технологии для организации карточного бизнеса и ссылавшиеся при продажах на пример «Золотой Короны». В качестве конкурентного преимущества они называли возможность размещения на карте нескольких приложений. «Золотая Корона» работала тогда с микропроцессорными картами первого поколения (Solaic 3744). В 1998 году мы перешли на карты второго поколения MPCOS-EMV с файловой системой, большим объемом памяти, лучше защищенные и позволяющие размещать несколько приложений. 
Если говорить об успехах конкурентов, то наиболее значимых результатов добился BGS, заключивший контракты со Сбербанком и банком «Уралсиб», развивавшим свою платежную систему «Аккорд». С появлением в это же время Инкомбанка начали активно развиваться в России и международные платежные системы (МПС). До 1996 года МПС в нашей стране как системный фактор банковской отрасли отсутствовали.

Зарплата — двигатель прогресса

Использование пластиковых карт для различных финансовых операций в России в 1990-е годы — это был шаг в новую эпоху, как бы громко ни звучали эти слова. Можно добавить, что создание национальных платежных систем было вкладом в создание в стране информационного общества. Вместе с операторами мобильной связи, интернет-провайдерами и компьютерными компаниями. Развитие новых банковских технологий целенаправленно, хотя и постепенно, меняло старую советскую ментальность с ее страхом перед техническими новинками.
Очень важную роль сыграла концепция зарплатных проектов как механизма для увеличения эмиссии и массового распространения пластиковых карт. В России «пластик» изначально рассматривался как элитный продукт, не рассчитанный на массового клиента, и зачастую играл имиджевую роль. «Золотая Корона», появившись на рынке в июне 1994 года, в том же месяце реализовала первый зарплатный проект на новосибирском заводе «Электросигнал». 
Для банков зарплатные проекты стали отличной возможностью не только быстро наращивать эмиссию карт, но и массово привлекать клиентов — как розничных, так и корпоративных. То есть наряду с технологической инновацией реализовывались инновации маркетинговые. Еще одним таким новшеством стало использование возможностей платежной системы для перенаправления всех денежных потоков предприятий через банки. Была предложена схема: эмиссия карт — зарплатный проект — POS-эквайринг в торговле — кредитование торгово-сервисных предприятий, включенных в цепочку, и т.д. 
Банки с огромным интересом отнеслись к этому предложению, однако реализовать схему было непросто. Приходилось преодолевать сопротивление и руководства предприятий, имевших доход с оборота черного нала, и сотрудников, привыкших получать зарплату в конвертах. Убеждать удавалось благодаря усиливавшейся время от времени борьбе государства с незаконными денежными операциями. Другим аргументом стало сокращение издержек от внедрения зарплатного проекта. Кроме того, торговые предприятия, конечно, были заинтересованы в льготных кредитных схемах под оборот, которые предлагал банк.
Еще одним важным направлением, реализованным «Золотой Короной», было кредитование физических лиц. Мы вместе с челябинским банком «Дорожник» в 1997 году реализовали проект по массовому кредитованию физических лиц на банковскую карту под зарплату — овердрафт. Это решение стало быстро тиражироваться сначала банками — членами «Золотой Короны», а позже и другими участниками рынка. Кредитные организации благодаря зарплатным проектам и карточным технологиям получили инструмент почти безрискового кредитования физических лиц.

Дефолту вопреки

Кризис 1995 года был связан с коллапсом системы межбанковских кредитов. В результате кризиса был ликвидирован Сибирский торговый банк. В это время в системе «Золотая Корона» было уже 100 банков, и перед нами стояла задача помочь им выжить.
Необходимо было обеспечить межбанковские расчеты в ситуации нулевого доверия на рынке, приведшей к локализации карточного бизнеса, — банки перешли к обслуживанию только собственных карт.
На помощь пришли новые схемы: несколько расчетных банков, прямые лимиты доверия между банками и т.д. Завершилось все образованием безрискового банка РНКО «Платежный центр», который и спустя полтора десятилетия остается расчетным банком «Золотой Короны». Доверие банков было восстановлено и межбанковские платежи нормализованы.
Дефолт 1998 года для финансовой системы стал повторением предыдущего кризиса, усиленный катастрофическим падением курса рубля. К проблемам межбанковских платежей добавилось значительное увеличение стоимости любых внедрений из-за роста цен на оборудование и микропроцессорные карты, ввозившиеся из-за рубежа. Развитие банковской системы вновь сменилось выживанием. Для того чтобы преодолеть стагнацию, мы предложили банкам более дешевый вариант реализации карточных проектов — на картах с магнитной полосой. Интересно, что за годы предыдущей работы банки системы «Золотая Корона» настолько привыкли к микропроцессорным картам, что даже в условиях кризиса предпочитали чиповый «пластик» более дешевому, но менее надежному магнитному.
В июле 1999 года система «Золотая Корона» объединяла 144 банка-участника в 58 регионах России.

Игра на опережение

Начало нового тысячелетия ознаменовалось созданием продуктов, направленных на автоматизацию самых разных сегментов рынка: повседневные платежи, пополнение счетов (не только карточного счета, но и, например, накопительных, пенсионных), налоговые отчисления, штрафы, коммунальные платежи, проезд в транспорте, предоставление льгот. Банки совместно с «Золотой Короной» пришли на рынки, ранее неохваченные. Ключом послужили именно карточные технологии.
Одним из знаковых проектов стал запуск в 2002 году совместно с Челябинвестбанком и «Челябгортрансом» «Социальной карты челябинца», первого подобного продукта в России. Успех проекта социальных карт позволил его тиражировать, и сейчас он работает в девяти регионах страны.
Быстрое развитие сотовой связи, начавшееся в 2000-е годы, вызвало к жизни другой революционный продукт — «Мобильный платеж», или SimMp, который опередил время почти на десятилетие. Массовый пользователь только сейчас готов воспринять такие технологии.

Одним из знаковых проектов стал запуск в 2002 году «Социальной карты челябинца», первого подобного продукта в России

Сотовый телефон мог использоваться как банковская карта. Сервис позволял на телефон пользователя высылать в виде SMS-сообщения счет на оплату. В счете указывался поставщик услуги, описание товара и сумма. Вводом PIN-кода клиент подтверждал согласие оплатить счет, после чего направлялся запрос на списание соответствующей суммы со счета клиента в пользу указанного поставщика. Счет мог высылаться с любого телефона, терминала, из Интернета, при этом платеж с точки зрения банка-эмитента, ничем не отличался от любого безналичного платежа. Сервис был очень безопасным с точки зрения защищенности информации: банковское приложение не контролировалось оператором связи и было полностью автономным. Проблемой было двухшаговое подключение к сервису: пользователь должен был поменять SIM-карту у сотового оператора, а затем обратиться в банк и персонализировать на карте платежное приложение. К тому же в начале 2000-х годов поставщиков товаров и услуг, готовых работать по такой технологии, было крайне мало.
В 2000-е годы «Золотая Корона» вывела на рынок целый ряд инновационных карточных продуктов: экспресс-карты для юридических лиц и частных предпринимателей, которые позволяют организовать круглосуточное дистанционное кассовое обслуживание; карты отправителя для осуществления денежных переводов в режиме самообслуживания с использованием cash-in и без оформления сложных документов. Также был разработан целый спектр целевых продуктов, таких как «Карта водителя», позволяющая оплачивать штрафы ГИБДД, парковки и другие автоуслуги; «Карта школьника», служащая электронным пропуском, проездным и инструментом для оплаты питания в школьной столовой; «Корпоративная карта» — для выдачи предприятием подотчетных средств.

В подготовке очерка принимал участие Дмитрий Эйснер, директор платежной системы «Золотая Корона» в 1995–2002 годах






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ