Финансовая сфера

Банковское обозрение


30.09.2021 FinCorpFinRegulationАналитика
ESG в финансовой отрасли: трансформация умов необратима

Круглый стол «ESG-банкинг: сегодня и завтра», на форуме «Банки России — XXI век» в Сочи собрал звездный состав экспертов, а резолюция с рекомендациями по его итогам ляжет на стол руководства мегарегулятора, чтобы послужить основной практических шагов в формировании российской политики устойчивого развития


ESG — больше, чем экзотика

Динамический опрос АБР показал, что наиболее эффективными мерами стимулирования ESG-кредитов 36% участников финансового рынка считают субсидирование процентных ставок. По 21% респондентов назвали госгарантии и снижение требований к капиталу; 16% — льготное налогообложение. Еще 5% верят в эффективность штрафных санкций за нарушение ESG-критериев и только 2% — в отчетность (три четверти банкиров думают, что она должна оставаться дополнением к финансовой). Представители оставшейся четверти финансовых организаций (в основном это системно значимые банки) считают, что ESG-рейтинги должны быть интегрированы с финансовыми.

Александр Сараев, управляющий директор по рейтингам кредитных институтов «Эксперт РА», уверен, что на этапе трансформации ESG-рейтинг должен существовать отдельно. «Крупный федеральный банк может иметь высокий кредитный рейтинг, даже не занимаясь ESG, и на горизонте 5–10 лет этот рейтинг никуда не денется. Но постепенно формируется понимание, что ESG — это не дополнительные доходы, а «налог» на будущее. Уже на горизонте пяти лет этот фактор будет имплементирован в кредитный рейтинг», — уверен эксперт.

Александр Сараев (Эксперт РА). Фото: Олег Зубко/Ассоциация банков России

«Половина банкиров считает, что доходность моделей должна быть равной, среди них три четверти системно-значимых организаций. То есть ESG будет не экзотикой, а стандартом на рынке», — прокомментировал итоги опроса Василий Высоков, модератор дискуссии, председатель совета директоров банка «Центр-инвест», профессор. Он высоко оценил тот факт, что сам Банк России стал включать в основные документы и отчетность ESG-повестку: «Когда регулятор выступает дизайнером, ландшафт становится привлекательным».

Стресс-тест — в ручном режиме

Первый зампред Банка России Ксения Юдаева обратила внимание аудитории на то, что уже в этом году некоторые страны начали повышать углеродные налоги и делать их трансграничными. Это означает, что помимо мер господдержки и регулирования зеленых проектов важен более широкий подход: учет климатических рисков при анализе рисков традиционных видов кредитования.

Она рассказала о разработке ЦБ «длинного» стресс-теста, оценивающего последствия перехода на ESG-модель для российской экономики на период до 2030 года и даже до 2050-го. К сложностям работы относится не только временной горизонт, но и невозможность использовать стандартные эконометрические методы и ИИ для оценки неведомых рисков. Применимы только методы сценарного анализа, при этом неизвестны ни скорость внедрения ESG-повестки, ни масштабы реакции на нее экономики конкретных стран. Василий Высоков попросил зампреда ЦБ «убрать все сценарии, напоминающие гадание на кофейной гуще».

Размещение без ограничения

Елена Курицына, директор департамента корпоративных отношений Банка России, сообщила, что в день проведения круглого стола был одобрен документ, снимающий существовавшие ранее регуляторные ограничения и приводящий правила эмиссии выпуска ценных бумаг в России к мировым стандартам. Это стало возможным, так как создается национальная инфраструктура финансового рынка, правовая среда, правила верификации, подчеркнула спикер. Помимо зеленых и социальных бумаг в России со временем появятся и адаптационные инструменты, пообещала Елена Курицына.

Елена Курицына (Банк России). Фото: Олег Зубко/Ассоциация банков России

Спикер подчеркнула, что оценивать активы с точки ESG рисков необходимо даже при кредитовании компании, не заявляющей зеленые или социальные проекты, поскольку «происходит трансформация ESG-рисков в классические, понятные банкам кредитные и инвестиционные риски, риски ликвидности». Что касается раскрытия нефинансовой информации финансовыми компаниями, такая отчетность станет обязательной для широкого круга финансовых компаний, включая страховщиков, брокеров и НПФ. ЦБ уже готовит соответствующие рекомендации, подвела черту под дискуссией представитель мегарегулятора.

Ускользающая таксономия

Таксономия — ключевой документ для развития ESG-повестки, поэтому участники рынка постоянно задают вопрос: «Когда же ее утвердит правительство?». И получают ответ: «Как только, так сразу», предварил Василий Высоков выступление вице-президента ВЭБ.РФ Дмитрия Аксакова.

Дмитрий Аксаков (ВЭБ.РФ). Фото: Олег Зубко/Ассоциация банков России

«Таксономия — на подходе. Стороны удовлетворены содержанием документа. Ожидаем в ближайшее время, осенью», — ответил Дмитрий Аксаков.

При этом, по словам замглавы государственной корпорации развития России, многие на рынке еще не понимают, зачем создавать российскую таксономию. «На документ можно ссылаться при разработке мер поддержки. Он нужен для международных переговоров по зеленым финансам в качестве очень аргументированной позиции. В мире огромный спрос на финансовые ESG-инструменты, у России есть шанс привлечь дополнительный капитал в проекты», — пояснил он.

Илья Торосов, замглавы Минэкономразвития, сказал, что подготовлена таксономия адаптационных проектов, таких как модернизация НПЗ и угольной отрасли. «Это ключевые проекты для экономики страны, которые в зеленые не попадают, — прокомментировал он. — Надеюсь, что и по социальным облигациям до конца года мы получим документ, который направим в правительство. В мире такого нет. Если получится, то наш документ будет лучшим в мире».

Илья Торосов (Минэкономразвития). Фото: Олег Зубко/Ассоциация банков России

Авиация безнадежна, стартапы — в авангарде

В рамках мероприятия возникла дискуссия о том, на работу с какими проектами стоит переориентироваться в период перехода к политике устойчивого развития. Дмитрий Аксаков уточнил, что в определенных отраслях, таких как авиаперелеты, невозможно избавиться от углеродного следа, и предложил сделать фокус на новых технологиях, включая на высокотехнологичные стартапы.

«Мы видим такие проекты. Россия может перейти в технологический авангард, что подразумевает и венчурное финансирование», — сказал он. По словам Дмитрия Аксакова, таксономия создается для всего рынка, и ВЭБ.РФ как институт развития намерен подавать пример, наращивая свой ESG-портфель.

Илья Торосов отметил, что в бизнесе появляются новые ниши, и предложил пересматривать кредитную политику банков, делая кредитный фокус на компаниях, которые появляются на этих рынках.

Зеленый дом с зеленой ипотекой

Директор ДОМ.РФ по инфраструктурным облигациям Антон Никитин остановился на изъянах правительственной программы по вводу 1 млрд квадратных метров нового жилья к 2030 году, которая «абсолютно не рассматривает углеродный аспект». «Выбросы от ввода этих домов увеличатся на 15%, эквивалент в текущих ценах рынка — десятки триллионов рублей. Мы видим экономический стимул к тому, чтобы программы были комплексными, стройки становились зелеными, а ветхое жилье заменялось экологичным в пропорции один к двум. Зеленые стандарты, соответствующие международной таксономии, по которым можно будет сертифицировать здание, будут внедрены в ГОСТы уже в 2022 году. Зеленую ипотеку в сертифицированных домах можно будет выдавать уже на этапе стройки», — пообещал он.

ДОМ.РФ будет выпускать социальные облигации для финансирования инфраструктурных проектов объемом 1 трлн рублей, инициатива уже «попала на радар заинтересованных международных инвесторов», сообщил Антон Никитин.

Такие разные подходы к стимулированию

Елена Курицына сообщила, что вместе с ДОМ.РФ работает над проектом «Зеленое здание», следующий шаг — создание «зеленой секьюритизации». Также она изложила позицию мегарегулятора относительно «работающих инструментов поддержки рынка бумаг в области устойчивого развития». «На нулевой базе это субсидирование купонных затрат или стартовых процедур (верификация, вывод инструмента на публичный рынок), второй, который всегда работает хорошо, — это налоги, — сказала она. — Будем надеяться, что Минфин нас поддержит».

Следующий выступающий — представитель Минфина, директор департамента финансовой политики Иван Чебесков — начал свое выступление с заявления, что он не понимает, почему среди российских банков всего шесть подписантов принципов ответственного банкинга ООН.

Иван Чебесков (Минфин). Фото: Олег Зубко/Ассоциация банков Россиии

«ESG-банкинг — не только стимулирование. Это изменение парадигмы ведения бизнеса, переход от модели максимизации краткосрочной прибыли на модель максимизации стейкхолдеров и их удовлетворенности. Компании должны захотеть переходить к этим принципам. Государство видит в этом ценность, какие-то меры стимулирования разрабатываются, какой-то конкретики сказать не могу, мы смотрим на международный опыт», — сказал он. При этом в представленной на обсуждение Стратегии 2030 (подготовленной ЦБ РФ и Минфином. — Ред.) ответственный банкинг и ответственное отношение к клиенту — ключевые факторы, подчеркнул Иван Чебесков. По его мнению, «главное — создание и синхронизация инфраструктуры с международной, остальное уже за компаниями».

«Мы ждем от Минфина стратегии. Без четкого представления о стимулах очень трудно увеличить количество подписантов принципов отечественного банкинга ООН», — отреагировал Василий Высоков.

В ходе дискуссии участники обсудили актуальное состояние ESG-банкинга в России, возникающие барьеры для его развития и меры стимулирования, необходимость в которых видит рынок. Обсуждение также коснулось понятия корпоративной ESG-культуры, таксономии в России и европейских странах.

«Центр-инвест» представил баланс банка в метриках Целей устойчивого развития и Национальных проектов. На основе анализа данных были оценены пассивы банка, состоящие из акционерного капитала привлеченных ESG-ресурсов, и направления использования ESG-активов. Заместитель председателя правления банка «Центр-инвест» по отчетности, аналитике и финансам Сергей Смирнов поделился опытом с другими участниками круглого стола, с чего начать разработку собственной ESG-стратегии и как управлять ESG-рисками.

«ESG — это налог за неэффективность, который будут платить те, кто не учтет ESG-риски в своей бизнес-модели, кто не перейдет на социально ответственную модель бизнеса, у кого корпоративные процедуры не будут учитывать интересы всех заинтересованных сторон. И если не учитывать эти факторы в бизнес-модели сегодня, то можно потерять часть траектории эффективности в будущем», — сказал в своем выступлении Сергей Смирнов






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ