Финансовая сфера

Банковское обозрение


04.08.2021 FinRetailАналитика
Факторинговые компании помогают малому бизнесу расти

Алексей Примаченко, управляющий партнер Global Factoring Network, рассказал о причинах быстрого роста факторингового рынка и роста спроса на этот механизм со стороны МСБ


Алексей Примаченко, управляющий партнер Global Factoring Network— Алексей, аналитики отмечают растущую популярность факторинга: по оценкам НКР и АФК, в январе — марте текущего года число клиентов выросло на 26%, а база дебиторов — на 23%. Чем вызван такой рост интереса к этому инструменту?  

— Эти показатели роста не такие впечатляющие, какими могли бы быть. Тем не менее они свидетельствуют о зрелости российского рынка факторинга. Этот инструмент сегодня удобен клиентам, всем цепочкам контрагентов, взаимодействующих на рынке. Это максимально естественный рост, происходящий без навязывания этого продукта или без чрезмерных искусственных усилий по его развитию со стороны государства.

Поскольку в последнее время государственные институты активизировались на этой ниве, можно предположить, что показатели роста будут еще более внушительными. Понятно, что значительная часть экономики у нас зависит от государства (в том, что касается, например, цепочек поставок), соответственно здесь есть очевидный драйвер для роста рынка. В частности, это касается полномасштабного включения факторинга в механизм Закона 223-ФЗ о госзакупках.

Поэтому мы можем расти быстрее. Так, проникновение факторинга в ВВП страны пока остается незначительным. А клиентов факторинга насчитывается около 7-8 тыс. (или 10 тыс., если считать вместе с дебиторами), при том что в стране официально зарегистрировано более 3 млн компаний. 

— Рост рынка факторинга в прошлом году был вызван пандемийным.фактором: увеличивалась длительность отсрочек платежей, из-за чего компаниям приходилось закрывать возникающие кассовые разрывы. Сейчас ситуация нормализовалась?

— Увеличение отсрочек закончилось в сентябре-октябре прошлого года. Около 90% цепочек поставок вернулось к допандемийным показателям. Ведь большие отсрочки означают и более высокие издержки. Также улучшилась платежная дисциплина, поскольку «обеление» экономики и рост конкуренции подталкивают предпринимателей к грамотному администрированию бизнеса, аккуратному отношению к платежной дисциплине и управлению издержками.

Отмечу еще один важный тренд: до пандемии потенциал роста рынка реализовывался в основном в трех-четырех крупных игроках и крупнейших же клиентах. Сейчас количество клиентов факторинга увеличивается ежеквартально на 20%. То есть происходит качественный рост, в том числе за счет проникновения факторинга в новые отрасли. 

— Несмотря на быстрорастущий рынок, новые игроки на нем не появляются, хотя, казалось бы, должны. С чем это связано?

— С тем, что это сложный рынок, здесь нужно хорошо знать предмет. Но «в  теме» сейчас мало профессионалов, вокруг которых можно сформировать команду и построить нового игрока. Например, мой опыт работы в факторинговой отрасли — 17 лет, но я постоянно узнаю что-то новое, особенно в последнее время, когда на началась цифровизация экономики. Она серьезно влияет на рынок, например позволяет с минимальными рисками делать закрытый или конфиденциальный факторинг.

Кроме того, основное число игроков — «дочки» банков: ведь основное «сырье» факторинга — деньги. Поэтому факторинговый стартап должен либо изначально обладать этим «сырьем», либо обращаться за ним в банк. То есть «вход» на рынок дорогой.

Тем не менее я считаю, что игроков на рынке достаточно, а новые обязательно будут появляться. Как и коллаборации в факторинговой отрасли, когда компании взаимовыгодно сотрудничают, делясь компетенциями. Да, «верхушка» игроков находится в стадии довольно жесткой конкуренции, но мы — малые и средние игроки — видим преимущества такого сотрудничества.

— Вы упомянули, что ранее рост рынка обеспечивали крупные игроки и крупные клиенты. Есть ли сейчас четкое разделение: крупные факторы работают с крупным бизнесом, а более мелкие — предоставляют услуги МСП?

— Де-факто так и есть, хотя крупные игроки многое делают, чтобы активнее финансировать МСП. 

— В НКР ожидают, что по итогам текущего года объем выплаченного финансирования повысится примерно на 20%, а факторинговый портфель — на четверть, до 1,3–1,4 трлн рублей. Одним из факторов роста называют как раз более активное проникновение факторинга в сегмент МСП. Согласны ли вы с этими прогнозами, действительно ли МСП предъявляют повышенный спрос на факторинг?

— Спрос МСП чувствуется. Способствует этому и упрощение «входа» клиентов в факторинг. Мы, как и другие сегменты финансового рынка, агрегируемся, появляются единые «точки входа», факторинговые платформы. Тем более что ряд продвинутых игроков, и мы в том числе, предлагают полностью цифровой онбординг: весь клиентский путь, все, что может потребоваться клиенту и дебитору, переведено в «цифру». Думаю, что следующим этапом будет «факторинг в смартфоне»: специализированные приложения и сервисы от компаний.

Сегодня, впервые услышав слово «факторинг», человек может разобраться в инструменте и начать им пользоваться меньше, чем за неделю. Еще бы сам термин был не таким «страшным»… Даже внутри нашей профессиональной среды многие сейчас предпочитают использовать что-то вроде «досрочной оплаты контрактов». Некоторые предприниматели уверены, что факторинг — это взыскание долгов, хотя мы предлагаем противоположную услугу. Мы вместе с клиентом формируем правильную политику работы с отсрочками и, в целом, с контрагентами. Фактически факторинговая компания становится частью инфраструктуры бизнеса для клиентов МСП. Мы помогаем бизнесу расти.

Что касается факторингового рынка в целом, то я уверен, что в этом году он вырастет минимум на 30%. Хотя мы очевидно вошли в третью волну коронавируса, у бизнеса уже наработан значительный опыт, подготовлена инфраструктура. Факторинговый рынок поможет ряду отраслей демпфировать возможные шоки, продолжать нормально функционировать, несмотря на возможные сложности с оперативной оплатой контрагентам. То есть ситуация может развиваться так же, как в прошлом году, но тревоги относительно этого меньше, поскольку мы уже знаем, что это такое.

— Какие препятствия на пути более активного проникновения факторинга в сегменте МСП вы бы отметили? Необходима ли господдержка факторинга?

— До определенного момента факторинг был предоставлен сам себе, государство решало иные вопросы, разрабатывало программы льготного кредитования, микрофинансирования МСП, лизинга и так далее. Теперь руки дошли и до факторинга. Из очевидных плюсов: это заметно повышает информированность бизнеса о механизме факторинга; например, на прошедшем в этом году ПМЭФ этой теме было посвящено сразу несколько выступлений. 

Но факторинг — лишь один из инструментов, малому бизнесу требуется всестороння поддержка. МСП все годы существования частного бизнеса в России показывали, что «терпенье и труд все перетрут». Даже при минимальной помощи, в том числе и со стороны факторинговой отрасли, малый бизнес способен выдержать большие нагрузки. Да, гораздо легче и менее рискованно финансировать крупные корпорации, но акцент необходимо делать именно на поддержке малого и среднего бизнеса, на работе с ним, это фундамент настоящей, крепкой экономики.

 






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ