Финансовая сфера

Банковское обозрение


15.10.2013 Мнение
Готовность — 50%

В конце прошлого года, с учетом обращения кредитных организаций, обозначивших свою неготовность к реализации этих требований, ГД РФ, идя навстречу обеспечению интересов клиентов этих кредитных организаций, согласовала перенос на один год срока вступления в силу статьи 9 закона о Национальной платежной системе


Банк России издал рекомендации, в которых достаточно подробно были разъяснены все вопросы — касательно возмещения и уведомлений. И я хотел бы отметить, что за текущий год у нас обращений кредитных организаций о том, что кто-то не понимает, каким образом реализовывать требования статьи 9, не было.

В текущем году мы установили контроль за подготовкой к реализации требований. Все кредитные организации предоставили информацию о текущем статусе подготовки — готов, не готов. И те, кто был не готов, предоставили план мероприятий по приведению всех своих внутренних порядков к требованиям, которые установлены статьей 9.

В данный момент готовность составляет порядка 50%. Те кредитные организации, которые сообщили о своей неготовности, сроки завершения плановых мероприятий установили не позднее 1 декабря. Как показывает текущий мониторинг, эта деятельность всеми кредитными организациями ведется, и больших проблем не озвучено. На наш взгляд — ни технических, ни организационных, ни методологических проблем у кредитных организаций, с точки зрения выполнения проблем, не существует.

Но ближе к концу года опять возникли идеи: надо что-то поменять. Механизм, который заложен в статье 9, соответствует тем требованиям, которые заложены в американском законодательстве и в Европейской директиве. Там точно такой же механизм возмещения, но еще гораздо более жесткий.

Один пример. В американском законодательстве клиент, в отличие от нашего, имеет не одни сутки на предъявление претензий, а один месяц. Так что на самом деле есть возможность улучшать статью 9, если действительно целью ставится защита интересов клиентов.

После вступления в силу закона о НПС у участников рынка возникло непонимание того как соотносятся предоплаченные карты и электронные деньги, которые описаны в законе.

По закону однозначно следует, что никаких других сущностей, кроме электронных денег, просто нет. Соответственно, предоплаченные карты работают по модели электронных денег.

Для того, чтобы не рушить бизнес кредитных организаций, которые работали, длительное время развивали активно предоплаченные карты, Банком России были поддержаны изменения в статью 7 и 10 закона о НПС.

Но возникла дискуссия, потому что Банк России исходил из того, что операции с электронными денежными средствами не должны использоваться в противоправных целях и в целях отмывания доходов. Соответственно, те предложения по расширению статьи, которые практически приравнивали операции с электронными денежными средствами к операциям с обычными деньгами, нами поддержаны не были.

Я надеюсь, что мы придем к консенсусу по этому вопросу, с учетом того, что со стороны депутатов есть понимание.

Важная тема — механизмы ценообразования на рынке платежных услуг, в частности — межбанковских комиссии по операциям с использованием платежных карт.

У нас они выше, чем в Европе или США. Ситуация непростая, требует учета интересов как эквайеров, так и эмитентов. Но если обратиться к международному опыту, то в США законом Франка было предписано регулировать этот рынок. Были поставлены жесткие сроки, и в течение полугода все было сделано, и установили достаточно жесткую планку, правда, по дебетовым картам.

Мы планируем провести достаточно углубленное обследование и выйти с предложением по регулированию. Возможно, для этого потребуется уточнение законодательства. Я надеюсь, что депутатский корпус нас поддержат, потому что развитие безналичных расчетов в значительной степени упирается в нежелание торговых точек заниматься эквайрингом. Заниматься этим надо, потому что комиссии в некоторых точках составляют до 6–7%, я на собственном опыте в этом убедился. Реальных  операций никто не проводит, просто кто-то в KPI себе поставил галочку, что торговая точка привлечена. Поэтому в рамках того комплекса мер, о котором здесь уже говорилось, законодательно, на наш взгляд, есть необходимость рассмотреть и эту тематику.

В течение этого года мы занимались выявлением организаций, которые оказывают платежные услуги с использованием электронных денежных средств с нарушением законодательства РФ. Проблемы есть, ситуацию надо оптимизировать.

Не могу не сказать о тематике платежных агентов в свете создания мегарегулятора, когда к полномочиям Банка России отнесен почти весь финансовый рынок. Выпал важный сегмент, который занимает достаточно большую часть платежного рынка — платежные агенты и банковские платежные агенты.

С точки зрения банковских платежных агентов есть понимание, что  рынок регулируется через кредитные организации, которые привлекают этих банковских платежных агентов, соответственно, и обязаны  в соответствии  с нормативными актами Банка России осуществлять контроль за их действиями и несут ответственность за те нарушения, которые могут быть в их деятельности.

В отношении платежных агентов такого регулирования до настоящего времени нет, потому что в 103-ФЗ был предусмотрен некий орган, который должен это осуществлять. Этот орган до настоящего времени не определен. Поэтому с учетом рекомендаций, которые были даны Банку России Советом Федерации, мы подготовили предложения, чтобы контроль деятельности платежных агентов также был введен в сферу деятельности Банка России.

 

По материалам с VIII Международной конференции «Банковские карты и платежные технологии», 26 сентября 2013 года