Банковское обозрение

Финансовая сфера


  • Хомячки могут спать спокойно! Коллектор не придет
05.08.2020 Аналитика
Хомячки могут спать спокойно! Коллектор не придет

Много шума в городах и в эфире, но, к сожалению, шум этот чаще всего даже не белый, а просто шум для привлечения внимания. И такой шум, как видим, не умолкает даже летом. И потому в нашем очередном выпуске Эльман Мехтиев делится личным мнением о запретах на изъятие домашних питомцев и на получение кредитов через мобильные телефоны, ну и немного о забывчивости ради цитируемости


Запреты — это наше все! И авторство тут ни при чем!

20 июля 2020 года «Парламентская газета» опубликовала заметку под названием «Законопроект о запрете изымать питомцев будет доработан, сообщил Бурматов». 

Да простится мне незнание до этого момента того, кто такой господин Бурматов, но название статьи заинтриговало и привлекло внимание.

И вот что выяснилось:

  1. «Бурматов», о котором говорится в заголовке — это председатель Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды г-н Владимир Бурматов;
  2. Именно он (цитируем) сказал, что «Поправки в Гражданский процессуальный кодекс, которые запрещают коллекторам забирать домашних животных, доработают с учетом замечания правительственной комиссии по законопроектной деятельности».

И вот тут у нас случился, как теперь принято говорить, «когнитивный диссонанс» разрешению которого не помогло даже дальнейшее прочтение заметки, к чему мы и вас призываем.

Опять же цитируем: «Согласно предлагаемой поправке в Гражданский процессуальный кодекс, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на домашних животных. В Правительстве поддержали законопроект с условием, что в нем уточнят понятие “домашние животные”».

Честь и хвала тем, кто ратует за уточнение понятия «домашние животные», но вчитаемся еще раз в первое предложение (простите за повтор): «взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на домашних животных» в связи с ранее процитированным заявлением г-на депутата «Поправки..., которые запрещают коллекторам забирать домашних животных».

То есть оказывается мы не только не в курсе того, что комитетом по экологии и окружающей среды руководит уважаемый депутат, но и проспали изменения в Гражданский процессуальный кодекс, согласно которым коллекторам оказывается уже разрешено взыскание по исполнительным документам и поэтому они забирают домашних животных?

Или все-таки, у нас пока принудительное исполнение судебных решений — вотчина и епархия государственной Федеральной службы судебных приставов?

И законопроект, о котором идет речь в заметке «Парламентской газеты», ни в коем случае не про уточнение того, как частные профессиональные коллекторские организации исполняют решения судов по изъятию имущества (на что у них нет сейчас никаких прав и чего они поэтому и не делают), а про то, что государственные приставы изымают собачек и кошечек и даже попугаев у бедных пенсионеров?

Скажете: «Причем тут бедные пенсионеры?»

Цитируем все ту же заметку: «Складываются ситуации, когда коллекторы забирают у должников их кошек и собак, что становится трагедией и для владельцев животных, и для питомцев <…> нередко жертвами таких ситуаций становятся одинокие, пожилые люди, которые берут у микрофинансистов небольшую сумму, а уже через несколько месяцев должны вернуть платеж, превышающий заем в несколько раз. Если же законопроект примут, коллекторы больше не смогут забрать домашних животных».

Но ощущение когнитивного диссонанса все равно не проходит. Правда теперь оно больше смахивает на то, что называется «дежавю».

Яндекс всем нам в помощь и на запрос «изъятие животных приставами» мы получаем уйму ссылок. И некоторые из них объясняют происхождение того самого «дежавю» (ответ «АиФ» на вопрос «Могут ли приставы за долги арестовать или забрать домашнее животное?» от 20 мая 2020 года).

Но гораздо интереснее новость от 26 января 2015 года — «В Госдуму внесен законопроект о запрете приставам изымать домашних животных за долги». Заметка прекрасна тем, что депутат от «Справедливой России» г-н Михеев не путается в показаниях и называет приставов приставами: «Парламентарий привел ТАСС целый ряд недавних примеров использования такой практики сотрудниками Федеральной службы судебных приставов и выразил убеждение, что "это не рыночная мера, а обычное психологическое давление, сопоставимое со взятием в заложники" <…>  В Петербурге за долги арестовали породистую собаку, в Иркутске — двух мопсов и бульдога, в Кемерово — котенка, а на Алтае умудрились взять под арест домашнего попугайчика», — перечислил Михеев. При этом, отметил он, такой способ приставам понравился, потому что оказался необычайно эффективным: например, на Дальнем Востоке хозяин арестованного персидского кота расплатился с долгами в тот же день».

Законопроект, о котором пять с лишним лет шла речь, так и назывался «О внесении изменений в статью 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (об обращении взыскания на животных)». Был внесен 26 января 2015 года и отклонен в первом чтении 12 июля 2017 года.

Чем отличается новый законопроект (тот, что от г-на Бурматова) от того, что предлагал г-н Михеев, нам пока неизвестно. 

И только еще одно размышление — мы как-то привыкли уже, что коллекторами зовут и сотрудников коллекторских организаций, и сотрудников банков и МФО, и даже сотрудников компаний, работающих в сфере ЖКХ, но когда коллекторами называют государственных приставов, да еще и в «Парламентской газете», пора всем задуматься.

Вопрос только в том — кому всем?

Коллекторам или приставам? 

Запреты – это наше все! Иначе и думать не умеем!

23 июля 2020 года RT вышла с заметкой «Оформление кредитов через мобильные приложения предложили запретить».

Вся новость о том, что «глава общественного движения «За безопасность» Дмитрий Курдесов предложил запретить оформление кредитов через мобильные приложения банков». Предложение это было сделано им в письме на имя председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной.

Суть предложения: «в настоящее время участились случаи, когда злоумышленники, получая доступ к телефонам граждан, оформляют на них кредиты через мобильные приложения, а после обналичивают их».

Вы скажете, в чем же тут проблема с логикой, если именно через телефоны и оформляются кредиты? 

И будете правы, если бы банки действительно выдавали бы кредиты клиентам с улицы через мобильные приложения. Но мы-то с вами помним о том, что даже Единая Биометрическая Система в этом им пока не помогла.

«Ну ладно, не кредиты, а займы, и не в банках, а в МФО», — скажете вы.

И опять будете правы, если одновременно с таким решением мошенничества мы запретили бы людям отвечать на звонки по телефону. Ведь большинство случаев мошенничества связаны не с получением кредитов или займов в удаленном режиме, а незащищенности от социальной инженерии при звонках «по телефону» лиц, привыкшим, что все решения за них принимаются кем-то всесильным...

И давайте заодно запретим еще и деньги, ведь следуя той же логике, если у кого есть проблемы с деньгами, надо просто сделать так чтобы деньги были бы запрещены и тогда не будет проблем с тем, что запрещено.

Мы даже не будем спрашивать зачем вдруг с таким заявлением выступил руководитель никому неизвестной общественной организации.

Просто давайте зададим себе вопрос: «Как долго запреты будут для нас единственным результатом нашего мыслительного процесса? Так же долго, как ставшие привычными ради стабильности запреты на все вокруг?»

Помнить только то, что выгодно?

20 июля 2020 года информационное агентство TAGILCITY.RU (есть и такое) опубликовало заметку «Депутат Госдумы Ионин предложил вырезать коллекторскую опухоль».

Вся заметка основана на высказываниях г-на Ионина на его странице в одной из социальных сетей.

Поэтому позвольте процитировать: «У банков есть возможности работы с должниками через суд и приставов, в то время как коллекторы — просто атавизм из 90-х. Легализованный рэкет. И пока нашу логичную идею запрета такого рэкета не поддерживают конкретные люди во власти, напрашивается логичный вопрос об интересах этого конвейера вымогательства». 

Мы не будем вдаваться в подробности конвейера предложений от г-на Ионина, хотя некоторые из них стоило бы упомянуть.

Например, то, что именно депутат Ионин и был одним из авторов предложения закрепить за физическими лицами право собственности на номера мобильной связи, используемые ими. Правда, понятие собственности при этом депутатом понималось ну как-то не по-собственнически.

Или, например, то, что депутат Ионин был одним из авторов предложения запретить банкам взимать комиссии за перечисления физическими лицами внутри одного банка исходя из того, что ну очень у банков большие комиссионные доходы.

Непонятно, правда, почему тогда оставляем комиссии с юридических лиц, и что делать банкам, у которых нет доминирования и нет такой прибыли.

Мы не будем вдаваться в подробности того, что многие выступающие в публичном пространстве депутаты Госдумы от «Справедливой России» требуют запрета и коллекторов, и микрофинансистов, хотя при принятии профильных базовых законов в десятых годах сами же единогласно за принятие этих законов и голосовали.

Хотя, когда им напоминаешь про то, как они голосовали, они срочно начинают гуглить и усердно молчать даже в прямом эфире (см. с 57-й минуты)...

Остается только спросить как в том старом анекдоте: «Вы почему ищете кошелек под лампой если потеряли его там, в темном переулке?».

Потому, что здесь светло и все видно, и несмотря на то, что здесь все уже нашли, вычистили и исправили, вы все равно будете усердно забывать, за что голосовала ваша собственная партия в темных переулках истории и искать в чужом глазу соринку?

Ну что же, удачи в забывчивости ради цитируемости!


P.S. Совместный проект «Ищем логику с Эльманом Мехтиевым» портала Finversia.ru и журнала «Банковское обозрение».







Сейчас на главной