Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

  • Как мы отбились от субсидиарки в 220 млн
24.09.2018 Best-practice
Как мы отбились от субсидиарки в 220 млн

В 2013 году в Москва-Сити было завершено строительство самого высокого небоскреба Европы — башни «Меркурий Сити»



Заказчиком строительства, инвестором и застройщиком выступали структуры Игоря Альбертовича Кесаева, известного предпринимателя, миллиардера, владельца крупнейшего табачного дистрибьютора «Мегаполис», розничной сети «Дикси», девелоперской компании «Меркурий» и ряда других предприятий.

Отвечал за стройку и отделку в этом небоскребе Юрий Васильевич Сизых. Ему был доверен солидный бюджет, но его команде не удалось выдержать внутриполитической борьбы, и он был уволен всего через полгода работы.

Новой команде потребовалось обосновать серьезное повышение сметы расходов. «Крайними» в такой ситуации было логично назначить предыдущего руководителя и нанятого им подрядчика. Соответственно в октябре 2017 года в Арбитражный суд г. Москвы поступило заявление о привлечении Ю.В. Сизых и Р.Р. Ахметова к субсидиарной ответственности на сумму 220 млн рублей. Основанием для привлечения был вывод денег в пользу строительной компании «Спайс», которая не выполнила оплаченные работы. По мнению истцов, реальный бенефициар этого юридического лица — Юрий Сизых, а Ренат Ахметов — «номинальный» директор, действовавший в его интересах. На этом этапе к защите интересов Юрия Сизых подключились юристы «Игумнов Групп». Для нас в этом проекте были как плюсы, так и явные узкие места.

Плюсы проекта Минусы проекта

Проект с «нуля»
Рассмотрение дела было на начальном этапе, и мы имели возможность выстроить правильную защиту со старта.

Один ответственный за результат
В деле не успели «поковыряться» широкопрофильные юристы и адвокаты, поэтому нам не требовалось исправлять чужие ошибки.

Запас времени
До первого судебного заседания у нас было больше месяца, что давало нам возможность нормально подготовиться.

Вина бенефициара требует доказывания
В данной ситуации Ю.В. Сизых не являлся виновным лицом, пока истцом не было доказано обратное. Презумпция вины у Юрия отсутствовала, так как он юридически никак не относился к компании «Спайс» (не являлся ни участником, ни одним из директоров).

 

Знакомая тема
Это не первый суд по субсидиарке, с которым мы имеем дело, то есть мы являемся экспертами в этом направлении юридического бизнеса.

Строители
Большие проблемы с документами и обилие схем.

 

Профессиональное нападение
Нашими оппонентами были практикующие арбитражные управляющие и юристы по банкротству, а не вчерашние студенты.

Административное влияние
Мы осознавали, что с нами борется не лично И.А. Кесаев, но не до конца понимали, насколько сильные рычаги были задействованы, чтобы выставить ситуацию в нужном свете. Учитывая, что на наших клиентов уже выходили служивые люди, мы должны были предусматривать и такой вариант развития событий.

 

 

Несколько стейкхолдеров
То, что важно для гендиректора, не имеет значения для бенефициара бизнеса, и наоборот. Поэтому в деле должно быть две самостоятельных линии защиты, каждая из которой потребует согласования и корреляции с другой.

Гендир виновен по умолчанию
Р.Р. Ахметов являлся директором и единственным участником компании «Спайс», а значит, признавался виновным лицом по умолчанию. Доказывать обратное должны были мы.

«Ценные» советы
По имеющемуся опыту сотрудничества с клиентом мы знали, что придется бороться с массой «полезных» советов по ведению дела. Здесь главное — не поддаться и не сорваться на косметические процедуры вместо выполнения работ по существу.

Версия конкурсного управляющего

Из документов нам сразу стало ясно, что конкурсный управляющий считал Сизых и Ахметова виновными в реализации следующей банальной схемы: Юрий Сизых имел единоличное право принимать решение о выборе того или иного подрядчика для осуществления строительных и отделочных работы в башне «Меркурий Сити». Он без проведения тендера заключил договора подряда с компанией «Регион» во главе с Ренатом Ахметовым. При этом Ахметов, являясь квалифицированным прорабом, не мог выполнять функции генерального директора и осуществлял эти обязанности номинально. Всей деятельностью компании управлял Сизых, который вывел на «Регион» денежные средства девелопера. После этого подрядчик прекратил выполнение работ, был переименован в «Спайс». Ахметов и Сизых якобы действовали совместно и заведомо в целях причинения ущерба заказчику. Чтобы скрыть следы правонарушения, Ахметов не сдавал бухгалтерскую отчетность, провел мероприятия по изменения названия и руководителя юридического лица, а затем и вовсе «бросил» компанию.

В подтверждение своей версии конкурсный управляющий ссылался на официальный ответ налоговой, согласно которому Ахметов не сдавал бухгалтерскую и налоговую отчетность за период своего руководства, а также на судебный акт, вступивший в законную силу по другому делу, в соответствии с которым с ООО «Спайс» было взыскано 220 млн рублей в счет возмещения неосновательного обогащения и договорной неустойки за неоказанные заказчику работы. Таким образом, вину указанных лиц управляющий считал полностью доказанной.

А при чем тут Беня?

Если логический ход мысли в отношении бывшего директора Р.Р. Ахметова можно было хоть как-то понять, то с Ю.В. Сизых у нас осталась полная неясность. Каким образом заявитель собирается доказывать, что Юрий был реальным бенефициаром компании «Спайс»?

Ситуация прояснилась на первом судебном заседании 13 декабря 2017 года: конкурсный управляющий изъявил желание вызвать в качестве свидетелей несколько человек, которые работали совместно с Ю.В. Сизых и могли подтвердить его управление данной компанией.

Судьей была Л.В. Кузнецова — женщина неторопливая, аккуратная и вникающая в детали, поэтому проскочить «на шару» тут рассчитывать не приходилось. Она любит разбирать дело до последнего — пока у сторон не исчерпаются все доводы. Закономерно, что просьбы о вызове свидетелей были удовлетворены. Впрочем, как и все последующие ходатайства об истребовании доказательств.

Но в тот момент важнее было то, что мы окончательно поняли тактику наших оппонентов и могли прогнозировать дальнейшее развитие событий с учетом личности судьи. Следующий ход был за нами.

Правда. Ренат Ахметов

РенатАхметов, строитель с большим опытом, однажды открыл свой бизнес и начал сразу с выполнения большого проекта — небоскреба «Меркурий Сити». Ради получения бесценной строчки в портфолио выполненных работ Ренат дал цены на свои услуги по себестоимости, в связи с чем сразу же лишился потенциальных конкурентов на данном объекте, но нажил массу врагов из высшего менеджмента девелопера.

Ему дали понять, что, если он хочет не только «построить», но и сдать работы, цены нужно поднять минимум раза в три и заложить интересы всех участвующих в процессе лиц. Ренат не был готов к такому повороту и от предложения вежливо отказался, тем более что люди, желающие получить «откат», не могли влиять на заключенный договор подряда с его компанией. Сразу после отказа Ренат столкнулся с жестким противодействием служб заказчика, ответственных за контроль, приемку и проведение оплат по выполненным работам.

Малую долю работ он все-таки сдать смог, а по остальной части Рената без устали «катали на лыжах» под разными предлогами. Это длилось до тех пор, пока однажды его людям не заблокировали проход в здание. Ахметов остался без доступа к материалам и оборудованию, и перед ним замаячила перспектива бесконечных судебных разбирательств с монстром девелоперского рынка.

Полученные авансы были давно израсходованы, а на последних этапах работы вообще делались за личные деньги Рената. Поэтому он не мог себе позволить многолетнюю юридическую борьбу и стал искать инвесторов, готовых купить компанию с лицензией СРО и потенциальной дебиторкой на несколько десятков миллионов, которую достаточно было грамотно просудить.

Найдя такого желающего, он переоформил компанию на нового владельца. То, что на нем было уже больше сотни юридических лиц, Рената остановить не могло, так как закон не содержит запретов на совершение сделок с владельцами холдингов.

В подтверждение нашей версии событий суду были представлены разные доказательства: переписка с соответствующими службами заказчика, направленные в их адрес акты выполненных работ и финансовые сметы, свидетельские показания субподрядчиков и т.д.

Также у Рената внезапно нашлись электронные ответы от налоговой о сдаче бухгалтерской и налоговой отчетности.

Правда. Юрий Сизых

С Юрием Сизых также выходила картина, прямо противоположная тому, как это виделось конкурсному управляющему.

Юрий Васильевич был принят на должность директора по строительству. На своем посту он действовал строго в соответствии с приказом о своем назначении и должностной инструкцией. Эти документы давали ему широченные полномочия, в том числе в части привлечения любого подрядчика без проведения тендера. К работе он подходил педантично и руководствовался интересами работодателя, что подтверждается отсутствием дисциплинарных взысканий и каких-либо претензий или исков о взыскании ущерба. С должности был уволен по собственному желанию, а не по статье.

Компанией «Спайс» Юрий не управлял, на всех совещаниях и планерках присутствовал гендиректор этой компании — Р.Р. Ахметов, который и представлял ее интересы, нанимал сотрудников и контролировал выполнение работ. Это подтверждается копиями соответствующих протоколов и отчетов.

Таким образом, отношения Сизых и Ахметова носили сугубо рабочий характер в формате «заказчик — подрядчик».

При этом конкурсным управляющим не были представлены доказательства того, что Сизых принимал участие в регистрации юридического лица, назначении Ахметова на пост директора, открытии расчетного счета и иных хозяйственных операциях компании «Спайс». Как не были представлены и доказательства того, что он получал от нее деньги или иным способом являлся выгодоприобретателем от ее деятельности. А доказывать это, между прочим, — обязанность заявителя иска!

Свидетели

Оппоненты, конечно, с нашей версией событий не согласились. В ход пошли свидетели. Свидетели, известно, непредсказуемы. Ни один из опрошенных свидетелей не дал 100%-ногорезультата в пользу наших оппонентов. Благодаря заранее продуманным вопросам мы так или иначе выбивали из них ответы, прямо или косвенно подтверждающие нашу версию событий: то один из подрядчиков расскажет о том, что «…на совещаниях присутствовал вместе с Ахметовым…», то руководитель службы надзора подтвердит, что «…хоть Ахметов и работал отвратно, тем не менее работы к сдаче предъявлял…», то и тот и другой согласятся с тем, что«…не видели и не присутствовали в момент, когда Сизых совершал платежи от имени “Спайса” по его банк-клиенту…» и «…Сизых действовал в соответствии со своими полномочиями и привлекал к работе и других подрядчиков…» и т.д.

Главное. Стратегия и тактика

Чтобы привлечь к субсидиарке одновременно и генерального директора Р.Р. Ахметова, и якобы бенефициара Ю.В. Сизых, нашим оппонентам необходимо было доказать следующее:

1) Ахметов совершал действия/бездействие, которые привели к состоянию неплатежеспособности (в том числе не сдавал бухгалтерскую отчетность или искажал ее);

2) Сизых был выгодоприобретателем от деятельности «Спайс».

Понимая это, мы выстроили прямо противоположную тактику:

1) доказать, что в составе действий Ахметова нет вины в причинении ущерба кредиторам. Причем здесь надо отметить, что Р.Р. Ахметов — «ключевой» момент во всей этой истории. Если нет оснований для привлечения к субсидиарке Рената, то Юрий выпадает из зоны претензий автоматически. Поэтому защите в части Ахметова уделялось особое, если не сказать главное, внимание;

2) доказать, что Сизых не являлся выгодоприобретателем от деятельности компании «Спайс» и никаким иным образом не определял ее деятельность. Этот аспект имел бы значение только в том случае, если суд счел бы обоснованным привлечение Ахметова, тогда его внимание переключилось бы и на Юрия.

Поэтому наши доводы были разбиты по двум указанным направлениям:

1) в случае с Ахметовым мы представили доказательства сдачи бухгалтерской отчетности и настояли на том, чтобы они были направлены в налоговую вместе с судебным запросом. Одновременно мы доказали, что сделки компании «Спайс» не совершались в убыток и не были направлены на причинение ущерба кредиторам. Касательно судебного решения о взыскании 220 млн мы обосновали позицию, что данный судебный акт не свидетельствует о наличии вины в действиях нашего клиента, так как получение денег должником не могло причинить ущерб кредиторам. Следовательно, решение суда лишь подтверждает наличие задолженности должника перед девелопером, чего мы и так не отрицаем;

2) с Сизых все было еще проще: здесь мы грамотно работали со свидетелями, ссылались на документы, регулирующие деятельность Юрия на посту директора по строительству и доводили до суда информацию о том, что Сизых никогда не получали выгод от деятельности компании «Спайс», а доказательства обратного нашими оппонентами не представлены;

3) одновременно мы ломали доводы конкурсного управляющего о том, что «Сизых — Ахметов» — это группа лиц, действовавших в одной связке.

К шестому судебному заседанию доводы были исчерпаны, а все свидетели опрошены. Мы вышли на финишную прямую. Суд целиком встал на нашу сторону.

Юридическая компания «Игумнов Групп»