Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Кто ответит за предоставление кредита техническому заемщику?
24.12.2021 Best-practice

Кто ответит за предоставление кредита техническому заемщику?

Активно развивающийся «прокредиторский» подход в делах о банкротстве свел к минимуму шансы на защиту в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности. Особенно это ощущается в делах о банкротстве кредитных организаций, где оппонентом является АСВ (далее — Агентство по страхованию вкладов). Установление судом факта кредитования лиц, являющихся техническими заемщиками, в большинстве случаев приводит к удовлетворению заявления управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, одобривших заключение сделок. Доводы ответчиков о принятии решения в рамках многоступенчатой процедуры согласования и на основании заключения профильных подразделений банка судами не воспринимаются. На примере конкретных дел проследим эту тенденцию


Ответственность не на том, кто одобряет, а на том, кто подписывает кредитный договор

В деле о банкротстве КБ «Региональный Банк Сбережений» ответчик, занимающий до отзыва лицензии у банка должность члена правления, утверждал, что в его обязанности не входил полномасштабный финансовый анализ заемщиков. Решения об одобрении сделок принимались на основании результатов работы, проведенной соответствующими структурными подразделениями банка: кредитным отделом, отделом мониторинга финансового состояния заемщика, кредитным комитетом и пр.

Однако суд отклонил эти доводы, указав, что ненадлежащая работа структурных подразделений банка — следствие недобросовестного отношения членов правления банка к их должностным обязанностям. По мнению суда, структурные подразделения банка являются его рабочими органами, и его работники не могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, в то время как правление является органом управления кредитной организации, а его члены подлежат привлечению к субсидиарной ответственности, если их виновное поведение привело к банкротству кредитной организации1.

В деле о банкротстве Промбизнесбанка суд прямо указал, что наличие в банке специальной поэтапной и коллегиальной процедуры принятия решений о предоставлении кредитов с участием сотрудников различных подразделений, а также существование внутренней системы оценки рисков в отношении ссудной (заемной) задолженности контрагентов и их платежеспособности не может освобождать от ответственности лиц, непосредственно подписавших кредитные договоры от лица банка при заключении сделок, причинивших существенный вред кредиторам2.

Привлекая к субсидиарной ответственности членов правления и совета директоров банка «Кутузовский», суд сделал аналогичные выводы о том, что заинтересованные лица, являясь членами правления, совета директоров банка, отвечают не только за свои собственные действия, но и за ненадлежащее качество работы подчиненных им лиц. Работники нижестоящих структурных подразделений банка отвечают за допущенные ими нарушения в рамках трудового законодательства3.

Ответственность за ненадлежащую работу профильных подразделений банка на руководителей банка была возложена и в деле о банкротстве КБ «Межрегионбанк». Суд апелляционной инстанции, оставляя без изменения судебный акт первой инстанции о привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности, отметил4, что контролирующие должника лица могли организовать работу профильных подразделений банка по сбору полной информации для последующей объективной оценки заемщиков в целях принятия разумного и обоснованного решения, однако этого не сделали.

Попытка переломить подход

Попытку переломить практику сделал Арбитражный суд Республики Татарстан в деле о банкротстве АО «Анкор Банк Сбережений», отказав в удовлетворении заявления управляющего в привлечении к субсидиарной ответственности5. Суд указал, что ответчиками представлены доказательства выполнения всех этапов проверки финансового состояния заемщиков, установленных законодательством, а также внутренними локальными актами банка. Последующее неисполнение заемщиками обязательств по кредитным договорам не может вменяться ответчикам в качестве основания привлечения к субсидиарной ответственности.

Вместе с тем Постановлением суда апелляционной инстанции определение было отменено6. Тройка судей посчитала доказанным наличие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности ответчиков как лиц, непосредственно одобривших заключение кредитных договоров с компаниями — техническими заемщиками. По мнению суда, формальное отношение к исполнению своих обязанностей со ссылкой на то, что все документы уже были проверены на предварительных стадиях их прохождения, свидетельствует о том, что фактически проверка не проводилась.

Таким образом, в правоприменительной практике сложилась устойчивая позиция, согласно которой руководство банка должно быть привлечено к субсидиарной ответственности за совершение действий по одобрению сделок с компаниями, являющимися техническими заемщиками. Несмотря на наличие положительных заключений о возвратности кредита, стабильном финансовом состоянии заемщика, несмотря на отсутствие рисков невозврата, при принятии решения вышестоящие органы банка обязаны перепроверять данную информацию, подвергать ее критическому анализу и только после этого принимать решение.

Дело АКБ «Балтика»

В рамках дела о банкротстве АКБ «Балтика» конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц, в том числе Г.В. Роговец (члена совета директоров) и О.Н. Клепикова (члена правления). 

В обоснование виновности Г.В. Роговец и О.Н. Клепикова конкурсный управляющий утверждал, что несостоятельность банка наступила в результате их действий, при этом указал, что:

  1. контролирующие лица были осведомлены о том, что компании, с которыми банк заключил кредитные договоры, заведомо не могли исполнить обязанности по возврату полученных денежных средств (технические заемщики);
  2. банк заключил сделки по приобретению неликвидных ценных бумаг, договор уступки прав требования дебиторской задолженности, а также произвел действия по внесению векселей банка в уставный капитал лица, которое не вело реальной хозяйственной деятельности. 

По результатам повторного рассмотрения дела Постановлением суда апелляционной инстанции указанные лица были привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам банка. Привлекая к субсидиарной ответственности Г.В. Роговец и О.Н. Клепикова, суды действовали в рамках сложившейся правоприменительной практики. Суды установили, что Г.В. Роговец и О.Н. Клепиков нарушили банковское законодательство и внутренние положения банка при предоставлении заведомо невозвратных кредитов лицам без ликвидного обеспечения, а также при приобретении неликвидных ценных бумаг (акций), что привело к замещению в активах банка денежных средств безнадежной ссудной задолженностью. Передача приобретенных векселей в уставный капитал ООО «Волга-Дон-Инвест» причинила банку значительный материальный ущерб.

Однако ВС РФ с этим не согласился и отменил постановления судов апелляционной и кассационной инстанций по делу о банкротстве АКБ «Балтика», оставил в силе Определение Арбитражного суда г. Москвы, которым в удовлетворении заявления к Г.В. Роговец и О.Н. Клепикову было отказано7.

ВС РФ отметил, что совершение (одобрение) сделки на основании положительного заключения (рекомендации) профильного подразделения банка (в том числе кредитного департамента) предполагает, что действия ответчика не отклонялись от стандартов разумности и добросовестности, обычно применяемых в этой сфере деятельности. По этой причине, разрешая подобного рода споры, судам надлежит исследовать вопрос соблюдения при заключении сделок корпоративных норм и правил, действующих в банке, нормативных актов, а также оценивать условия сделок на предмет их убыточности.

Применительно к рассматриваемому спору ВС РФ указал, что, согласно кредитным досье спорных заемщиков, до заключения кредитных договоров профильными структурными подразделениями банка в отношении них проводилась проверка на предмет действительности нахождения компаний по указанному заемщиками адресу, оценивалось финансовое состояние заемщиков, имеются ли профессиональные суждения, сведения о заключении обеспечительных сделок с заемщиками и т.д. Заявка на предоставление кредита проходила согласование и одобрение в структурных подразделениях банка: дирекции кредитования, управлении экономической безопасности, отделе проектного финансирования. По общему правилу у Г.В. Роговец и О.Н. Клепикова при наличии перечисленных согласований соответствующих структур не должно было возникнуть сомнений относительно представленной о заемщиках информации.

Действительно, принятию решения об одобрении сделки, как правило, предшествуют многочисленные процедуры — получение документов от заемщика, анализ финансового состояния, выезд по местонахождению организации, проверка имущества, передаваемого в залог, подготовка заключения по результатам проверки, согласование заключения профильными комитетами банка и их руководителями. Каждый этап проверки проходит при участии лиц, обладающих определенными профессиональными знаниями и компетенцией (например, в области финансового анализа, юриспруденции и др.).

Член правления или член совета директоров, принимающий решение об одобрении сделки, ориентируется на выводы заключения. При отсутствии доказательств злонамеренности действий лица, одобрившего сделку (например, осведомленности о том, что кредитные средства не будут возвращены), в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности должно быть отказано.

Рассматриваемая позиция ВС РФ имеет важное значение для правоприменительной практики рассмотрения споров о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. В последнее время тенденция привлечения к ответственности ужесточается. Перечень лиц, которые могут быть ответчиками в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности, регулярно расширяется (например, в него включаются консультанты компании). Проанализированные судебные акты позволяют надеяться на справедливый подход суда и отсутствие очевидного перевеса в пользу государства (ФНС, АСВ).

Проиллюстрировать положительное влияние рассматриваемого Определения ВС РФ на практику можно на примере недавнего Постановления суда кассационной инстанции в деле о банкротстве Татарстанского аграрно-промышленного банка, которым были отменены судебные акты нижестоящих судов о привлечении к ответственности председателя правления банка. Тройка судей сослалась в том числе на рассматриваемую позицию ВС РФ, отметив, что суды не дали оценку доводам ответчика о совершении сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности в отсутствие информированности о неудовлетворительном финансовом положении заемщика8.


1. Определение Арбитражного суда г. Москвы от 20.01.2021 по делу № А40-220054/15-73-426.
2. Определение Арбитражного суда г. Москвы от 07.10.2020 по делу № А40-154909/2015.
3. Определение Арбитражного суда г. Москвы от 30.07.2020 по делу № А40-83871/2014-174-103.
4. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.02.2020 по делу № А40-219930/2015.
5. Определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 28.01.2021 по делу № А65-5355/2017.
6. Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2021 по делу № А65-5355/2017.
7. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 07.10.2021 № 305-ЭС18-13210(2) по делу № А40-252160/2015.
8. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 22.11.2021 по делу № А65-8850/2017.