Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Mobile Banking, с возвращением!
15.11.2022 FinCorpFinRegulationFinTechАналитика

Mobile Banking, с возвращением!

Что было сделано правильно при создании собственной цифровой инфраструктуры, что сработало после февраля, как это дальше развивать? Что осталось неучтенным при создании национальной цифровой инфраструктуры, из-за чего страна испытывает сложности? Эти и другие вопросы обсудили эксперты 10 ноября 2022 года в рамках FINOPOLIS 2021/2022 на сессии «Цифровой серфинг: волна за волной»


Открывая дискуссию, Ольга Скоробогатова, зампред ЦБ, задала вопросы об оценке цифровой инфраструктуры в плане удобства для граждан и бизнеса, о ее масштабируемости и о сроках появления цифрового профиля юрлица.

Ольга Скоробогатова (Банк России). 

Дмитрий Огуряев, заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций, обращаясь к названию сессии, сказал: «Тут прозвучал образ «волна за волной», а у нас немного другая картина в области государственной цифровизации: ощущение, что идет такое цифровое цунами, идут революционные преобразования в инфраструктуре электронного правительства». В качестве примера преобразований эксперт назвал показатель NPS (индекс потребительской лояльности), который 2,5 года назад составлял 30%, сейчас — больше 60%.  

Дмитрий Огуряев (Минцифры). 

Цифровой профиль — революционный проект, «потому что уже сейчас более 80 организаций к нему подключены. В сутки, вдумайтесь, до 100 тыс. заявок физических лиц, которые используют цифровой профиль, чтобы передать какие-то юридические значимые данные банкам, МФО, страховым компаниям», — ответил Дмитрий Огуряев на вопрос зампреда ЦБ и добавил: «мы счастливы от взаимодействия с ЦБ. Только в партнерстве делается цифровизация. “Один в поле герой” — такого не бывает». До конца 2022 года появится профиль юридического лица: «Счет идет на недели», — сообщил заместитель главы Минцифры.

 

Если раньше портал госуслуг и Минцифры были монолитом, куда надо было «постучаться» и долго ждать, когда тебе что-то реализуют, то сейчас Минцифры реализовало много решений по принципу конструктора: «Ведомства и региональные ведомства получили возможность самостоятельно выводить услуги без нас на портал госуслуг», — пояснил Дмитрий Огуряев.

Такая простота в использовании цифровых сервисов стала возможна благодаря сентябрьскому Постановлению Правительства № 1555, которое снизило уровень бюрократию: «Мы становимся таким масштабируемым конструктором, когда любая организация, любой госорган, используя нас, как конструктор, реализует то, что ему нужно», — отметил эксперт и добавил, что с момента ввода такого подхода за пару кварталов было проведено больше ста услуг самостоятельно различными ведомствами.

А цифровизация в регионах?

Важную тему затронула Ольга Скоробогатова: что регионы считают важным и нужным развивать с точки зрения цифровизации как на уровне госуслуг, так и на уровне бизнеса?

Роман Шайхутдинов, заместитель премьер-министра Республики Татарстан, отвечая на ее вопрос, рассказал: «Есть расслоение между регионами, которое заключается в разных уровнях цифровой наполненности и цифровой готовности. Есть сильные регионы, которые сформировали цифровые активы, Татарстан один их них». В республике есть масса сервисов для «переиспользования». В Татарстане реализованы, например проекты «Мои субсидии» и «Локало». Они позволяют местной экономике активно развиваться и подавать заявки на субсидии в различных цифровых форматах.

Роман Шайхутдинов (правительство Республики Татарстан). 

В регионах наблюдается фрагментарность цифровых государственных сервисов. Решению этого вопроса должен помочь набор API и отраслевых платформ: «Это требует не только работы фабрики данных, укомплектованных в сервисы для “переиспользования” рождающихся и доступных (через API-доступ к платформам) сервисов, важно, что они должны быть и региональные, и отраслевые», — отметил Роман Шайхутдинов. При этом регионам необходимо дать возможность участвовать в разработке API, потому что есть не только отраслевая специфика, но и региональная. И как раз регионы, которые готовы со своими сервисами (имеют культуру разработки, эксплуатации, обеспечивают информационную защиту и собственную систему идентификации), можно привлечь к этим проектам, считает эксперт.

Комментируя видение Романа Шайхутдинова по выстраиванию архитектуры цифровых госсервисов, Дмитрий Огуряев сообщил: «Надо по каждой теме, по каждому направлению договориться о стандартах взаимодействия, обмена данными и так далее, и после того, как эти стандарты будут определены, можно будет уже дальше над этими стандартами по принципу Open API строить будущее».

Согласилась с экспертами и Ольга Сокоробогатова: «Это время сесть и начать делать, потому что мы с точки зрения финансового рынка не можем дальше развиваться, когда у нас идет фрагментарное развитие или в разное время запускаются сервисы на уровне регионов». 

Заглядывая назад

«Нужно ли было несколько лет назад создавать НСПК, СПФС, СБП или есть другие альтернативы сейчас?», — перевела на новый виток дискуссию Ольга Скоробогатов.

Решение о создании такой инфраструктуры было верным, считает Владимир Верхошинский, главный управляющий директор Альфа-Банка. Он заявил о необходимости перейти к следующему шагу: «Надо сделать IPO НСПК».

Владимир Верхошинский (Альфа Банк). 

Согласился с управляющим директором Альфа-Банка и Владимир Кириенко, генеральный директор VK Group. Говоря о следующем шаге, он отметил: «Как IT-компания мы можем четко сказать, что у нас есть запрос на дополнительные сервисы. Часто сталкиваясь с платежами, осуществлением P2P-платежей и сервисов для МСБ, мы стоим перед выбором — попробовать это сделать самим, но мы не являемся профессионалами в этом, и было бы здорово, если бы успешный опыт в рамках НСПК мы могли масштабировать и по принципу единого стандарта другим игрокам».  

Владимир Кириенко (VK Group). 

«Если бы не было НСПК, то было бы огромное количество проблем. Мы выжили после февраля благодаря НСПК», — уверен Александр Ведяхин, первый зампред СберБанка. При этом он считает, что необходима конкуренция, которая престала существовать после ухода западных платежных систем. Это, в свою очередь, может привести в среднесрочной или долгосрочной перспективе к снижению технологических изменений.

Александр Ведяхин (СберБанк). 

Ольга Скоробогатова согласилась: «Я обеими руками за то, чтобы у нас было много национальных игроков. Но ко мне как к регулятору никто не пришел с темой “давайте создадим еще одну платежную систему по картам”». На взгляд эксперта, есть две причины, по которым не появляются новые игроки: первая — нет игрока, готового вложиться в создание такой дорогой инфраструктуры, вторая — не в картах будет конкуренция, а в супераппах, сервисах, мгновенных платежах разных систем.

Mobile only — всё

Владимир Верхошинский: «Пять — семь лет назад мы проглядели, что в центре цифровизации банковской индустрии России лежат мобильные приложения, которые размещаются в иностранных сторах. Сейчас те, у кого mobile only, должен сильно переживать, если нет веб-версии как минимум. Главным трендом тут будет не мобильной приложение, а мобильный банк».

В этой связи можно ли создавать общие решения для рынка и, если да, то какие? Можно ли не задействовать регулятора и правительство?

Общей может быть платформа ЕБС, считает Александр Ведяхин: «Платформа ЕБС — государственная, а коммерческие биометрические системы разрабатывают игроки. То есть у нас есть поддержка государства, и государство уверено в этих слепках — это важно, а коммерческие структуры могут брать вектора с этих слепков и разрабатывать под них свои финансовые и нефинансовые приложения».

Сейчас уже придумано достаточно платформ, некоторые надо довести до практической реализации, по мнению Владимира Верхошинского, кроме того, по его словам, «платформы могут быть не обязательно цифровыми. Очень важно было бы еще дальше толкнуть удаленную идентификацию».

Не реализована в полной мере платформа согласий, которая может быть единой. И главный фактор ее успешности — равноудаленность, отметил Владимир Кириенко.

К Open Data через Open Finance

Банк России 9 ноября 2022 года опубликовал концепцию Open API, где предложил внедрять стандарты не по модели Open Banking, а начать с Open Finance. «Идеальным был бы вариант пойти в Open Data. Но на данный момент развилка простая: либо мы идем поэтапно — Open Finance, который переходит в Open Data, либо ждем, когда все созреют до Open Data», — сказала Ольга Скоробогатова и добавила: «Я считаю, что Open Finance, который мы задумали как открытие данных между участниками финансового рынка, в определенной логике и с определенными сроками не только даст возможность нам, потребителю и участнику создавать новые продукты и сервисы, но и резко повысит конкуренцию». На первом этапе внедрения API будет на уровне крупнейших игроков, что приведет к конкуренции между ними, но они будут против, считает эксперт.

Александр Ведяхин согласился с концепцией Open API, но поднял вопрос об их защищенности: «Мы эти данные защищаем у себя и уверены в них. Но если наши данные взял банк, который не может предоставить хорошую киберзащиту данных, то могут быть проблемы».   

Open Baking и Open Finance в ближайшие годы не получится, будет буксующий проект, уверен Владимир Верхошинский. По его мнению, конкуренцию это не увеличит, но «даже если Open Finance будет внедрен и мелкие игроки получат доступ… да нет у них шансов, потому что наш уровень цифровизации, мобильных банков, сервисов, экспертизы в UX/UI такие, что давайте не фантазировать. Этим воспользуются не мелкие игроки, а крупные гиганты из других отраслей».

В завершение сессии Ольга Скоробогатова поставила семь задач для финансового сообщества, которые нужно реализовать Банку России совместно с Минцифры, другими ведомствами и крупными участниками рынка: цифровой профиль юрлица; перезагрузка ЕБС; Open Data; cоздание платформы согласий; платформа «Госключ»; создание сквозной идентификации; развитие платформы ЦФА, включая токенизированный безнал.

«Open Data, платформа согласий и сквозной идентификатор являются ключевыми с точки зрения цифровой экосистемы страны», — подчеркнула Ольга Скоробогатова.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ