Банковское обозрение

Финансовая сфера

23.11.2018 Аналитика
Мы будем жить теперь по-старому?

Изменится ли денежно-кредитная политика Центробанка


Алексей Лампси
Обозреватель
Банковское обозрение

По мнению мегарегулятора, проинфляционные риски в России остаются высокими. к ним ЦБ отнес высокую зависимость экономики от цен на нефть, санкционные риски и внешние риски, главный из которых разворачивающаяся торговая война США и Китая. В этих условиях менять принципы денежно-кредитной политики нецелесообразно, считает председатель Банка России Эльвира Набиуллина. Они останутся жесткими. Низкая инфляция — главный приоритет. А в 2019 году возможна рецессия.

Председатель банка России Эльвира Набиуллина презентовала 21 ноября 2018 года в Думе основные направления единой государственной денежно-кредитной политики (ДКП) на 2019 год и период 2020-2021 годов. Главный постулат — «no news — good news». Изменений не будет.

 

Эльвира Набиуллина, ЦБ РФ. ФОТО: Юрий Инякин / ПГ

Эльвира Набиуллина, ЦБ РФ. ФОТО: Юрий Инякин / ПГ

 

Экономический рост в стране может быть устойчивым и стабильным только при сохранении низкой инфляции, заявила глава ЦБ: «На этот счет не должно быть никаких иллюзий. Более того, те меры по стимулированию роста, которые предлагает правительство, будут эффективны, в том числе приведут к росту долгосрочных, прежде всего частных, инвестиций, будут работать в полной мере только при стабильно низкой инфляции. Никаких долгосрочных инвестиций, как и доступных долгосрочных кредитов в национальной валюте, при высокой инфляции быть не может. Это означает, что в текущей фазе экономического цикла цель нашей денежно-кредитной политики остается неизменной — инфляция вблизи 4% постоянно».

Политика долгосрочного удержания инфляции на низких уровнях — это и политика обеспечения доступности кредита, заявила Э. Набиуллина, отвечая на критику сторонников смягчения денежно-кредитной политики (ДКП). А поскольку «с учетом внешних факторов и таких внутренних факторов, как повышение НДС, баланс рисков для экономики и инфляции сейчас смещен в сторону проинфляционных рисков», ДКП по-прежнему останется жесткой.

По мнению экспертов, к которым «Б.О» обратились за комментариями, это с большой долей вероятности означает повышение ключевой ставки на заседании Национального банковского совета (НБС) в декабре. «С учетом постепенного увеличения прогнозной инфляции и действий других центральных банков развивающихся рынков повышение вероятно уже в декабре, и до середины года мы ожидаем прибавки в 75 б.п. — ставка 8,25% годовых будет соответствовать ожидаемым уровням инфляции», — считает управляющий директор отдела макроэкономического анализа и прогнозирования «Эксперт РА» Антон Табах.

«Продолжение жесткой ДКП, обоснование возможности и необходимости повышения ключевой ставки — то, чего ожидали практически все, — заявил гендиректор компании «БиднесДром» Павел Самиев. — Словесные интервенции в пользу повышения ставки ЦБ начал еще на прошлом заседании НБС, хотя там ставку оставили прежней».

Последние заявления руководства ЦБ могут рассматриваться как сигнал рынку о повышении ставки, согласна, начальник департамента финансового анализа и экономических исследований КБ «Альба Альянс» Ольга Беленькая. Однако, по ее мнению, все же «однозначного ответа, будет ли она повышена, пока нет, так как ЦБ жестко увязывает это решение с внешними факторами, а они чуть стабилизировались. Соглашение правительства с нефтяными компаниями о стабилизации внутренних цен на топливо снижает риск продолжения роста цен на бензин, а санкционные опасения также несколько ослабли».

Главным риском по-прежнему остается высокая зависимость экономики от цен на нефть, считает Э. Набиуллина. Она представила три сценария: базовый, с неизменными ценами и рисковый.

При базовом цена на нефть снизится к 2020 году до 55 долларов за баррель, а годовая инфляция ускорится до 5–5,5% в 2019 году и в 2020-м вернется к цели вблизи 4%. Причины ускорения инфляции — накопленное ослабление рубля и повышение НДС. ЦБ оценивает вклад повышения НДС в годовую инфляцию на уровне примерно 1 процентного пункта.

Сценарий с неизменными ценами «в связи с последней динамикой можно назвать сценарием с высокими ценами», — отметила Набиуллина. Согласно ему, цены на нефть будут держаться на уровне 75 долларов за баррель. Тем не менее «он незначительно отличается от базового сценария в части прогнозов инфляции и роста ВВП, что прежде всего объясняется бюджетным правилом, которое сглаживает влияние на экономику конъюнктуры на рынке нефти», — заявила председатель Банка России.

Два других риска также имеют внешнюю природу — это санкционный риск и риск внешнеэкономический, особенное беспокойство вызывают разворачивающаяся торговая война США и КНР и политика повышения ставок ФРС.

«Озвученные риски достаточно очевидны, — сказал Антон Табах. — Но риски снижения экономического роста и его качества, стагнирующих доходов населения остались за скобками, а они-то как раз и являются наиболее опасными».

Внутренние риски, присутствуют, считает и Ольга Беленькая. Они связаны, например, с не всегда продуманным применением контрсанкций и увеличением налоговой нагрузки. «Так, увеличение НДС с 1 января 2019 года отразится не только на инфляции, но и на более низких прогнозных темпах роста экономики», — заявила она.

Как обычно, ничего позитивного дорогое фондирование не несет, разве что некоторый плюс для вкладчиков банков, отмечает Антон Табах. «В первую очередь под удар попадет корпоративное кредитование, и без того находящееся не в лучшей форме, — считает он. — Спреды и ставки для корпоратов и банков, скорее всего, существенно вырастут, и рынок, уже просевший в этом году, скорее всего, в следующем тоже будет не в лучшей форме».

Гражданам впрочем, расслабляться тоже не стоит. «В условиях повышения ставок по долларовым инструментам и премии за страновые риски для России у ЦБ свобода маневра сильно ограничена, ему приходится устанавливать ставки на уровне, обеспечивающем положительные реальные ставки в рублях, — отметила О. Беленькая. — Для банков это означает повышение процентных ставок по депозитам и кредитам. Пока оно носит умеренный характер. Однако для и без того слабо растущей экономики сочетание роста налоговой нагрузки с повышением стоимости кредитов может оказывать дополнительное угнетающее влияние на потребление, инвестиции и экономический рост».

Эльвира Набиуллина: Ошибочно считать Центральный Банк главным пессимистом в стране

С «большой долей скепсиса» отнесся к озвученным прогнозам темпов роста экономики и экс-заместитель министра экономического развития Алексей Ведев. «Совершенно непонятно, почему Минэконом и ЦБ объявили 2019 год плохим (они называют его адаптационным), тогда как формальные признаки позволяют надеяться, что он будет как минимум средненьким с ростом ВВП более 1,5%, — заявил эксперт для «Банковского обозрения». — Однако в рамках исповедуемой ЦБ жесткости планируется только 1,0–1,3%, что означает перспективу его отрицательных величин в первом квартале». По его словам, торможение экономики фактически вызвано условиями денежной и бюджетной политики: «Правительство планирует профицит следующие три года, что значит — государство будет изымать из экономики больше, чем вкладывать. Плюс высокая ключевая ставка. Но тогда непонятно, откуда возьмется ускоренный рост в 2020-2021 годах. Ведь эту политику планируют сохранять».

ДКП Банка России исходит из ложного тезиса, что российская экономика не имеет потенциала быстрого развития, поэтому стимулирование высокого экономического роста монетарными методами нецелесообразно, считает председатель комитета ТПП РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям Владимир Гамза. По его мнению, надо менять не только монетарную политику, но и основной функционал Банка России — прекратить подавление роста в целях снижения инфляции и перейти к таргетированию экономического роста инструментами ДКП, включая таргетирование инфляции. Без этого реализовать заявленную Владимиром Путиным задачу обеспечить увеличение к 2024 году ВВП России на душу населения в 1,5 раза нереально, так как она требует среднегодового темпа реального экономического роста более 5%, а не 1,5% как в прогнозе ЦБ.

«Такой рост ВВП может быть достигнут лишь при ежегодном росте денежной массы и инвестиций на 15–25% за счет массового инвестирования, широкого кредитования и количественного денежного смягчения, — убежден Владимир Гамза. — Уровень валютизации экономики необходимо увеличить более чем в два раза».

А по мнению Павла Самиева, текущая монетарная политика не ущемляет возможностей экономического роста. «Кредитная экспансия, ключевая ставка, коэффициент M2 — это вторичные сейчас факторы, — считает П. Самиев. — Прежде всего должна повыситься инвестиционная активность, а она низкая. Только после того, как в стране будет достаточное количество развернутых инвестиционных проектов, обязательно рентабельных и конкурентоспособных, это будет иметь значение».

Завершая выступление перед депутатами, Эльвира Набиуллина заявила, что ошибочно считать Центральный банк главным пессимистом в стране. Похоже, что он действительно не главный в этом смысле. Ведь у большинства поднадзорных ЦБ организаций и, шире, граждан как конечных реципиентов этой политики оптимизма меньше, чем у регулятора.




Присоединяйся к нам в телеграмм
Сейчас на главной