Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

  • Мы не можем заранее квалифицировать риски
02.06.2011 Мнение
Мы не можем заранее квалифицировать риски

Банковские форумы — традиционное место обсуждения острых тем, и XXVI годовое собрание Ассоциации «Россия»
не стало исключением. Присутствовавшему на мероприятии первому зампреду Банка России Геннадию Меликьяну даже пришлось перестроить свой доклад, чтобы ответить на волнующие банкиров вопросы
 



Преодоление кризиса и улучшение ситуации в банковском секторе началось примерно с середины 2010 года. В 2011 году изменение ситуации к лучшему продолжается. По целому ряду показателей, таких как просрочка, доля плохих кредитов, доля плохих активов — обстановка все-таки пока не такая, как до кризиса. Позитивные тенденции налицо, но расслабляться рано. По некоторым показателям банковская система вырывается вперед: по вкладам, по доходности. По другим — еле-еле движется. Например, активы за 4 месяца 2011 года почти не выросли, прирост составил 1,1%. Кредитование нефинансовых организаций за 4 месяца выросло на 3,9%, а прирост кредитования физических лиц за 4 месяца составил 5,5%. По некоторым направлениям цифры были бы больше, но сказалось укрепление рубля.

Если взять 1 мая 2011 года и посмотреть год назад, то получаются следующие цифры: прирост активов — 15,6%, прирост кредитов нефинансовым организациям составил 16,6%, по кредитам физическим лицам прирост составил 20,7%. Надо отметить, что в текущем году банки активно наращивали ресурсную базу. Только за счет вкладов за 4 месяца 2011 года ресурсы банков выросли на 412 млрд рублей. Еще примерно 117 млрд рублей дал прирост ресурсов за счет депозитов юридических лиц. Есть каналы, по которым мы наращиваем длинные ресурсы, причем доля длинных ресурсов заметно увеличивается. Хотя проблема длинных ресурсов остается серьезной. Экономика пока не требует эти длинные ресурсы, сохраняется неблагоприятный инвестиционный климат. Есть рост, но пока медленный.

Заметно сокращается доля средств, которые банки аккумулируют у себя от Банка России. Были периоды, когда пассивы банков в средствах ЦБ превышали 12%, сегодня эта цифра составляет 0,9%. Это говорит о том, что влияние ставки рефинансирования на ситуацию начинает снижаться.

Продолжается довольно заметный рост портфеля ценных бумаг. За 4 месяца прирост составил 3,7%. А вот вложения банков в долговые обязательства резидентов превысили 6,1% за 4 месяца 2011 года. Это хороший показатель. Медленно, но все-таки межбанковский рынок восстанавливается. За 4 месяца прирост на межбанке составил 7,1%.

До середины прошлого года позитивного сдвига не было, за период с декабря 2010 года и 4 месяца текущего года доля просроченной задолженности стала сокращаться, плохие ссуды четвертой и пятой категории тоже стали сокращаться.

Резкого сокращения резервов банков пока не происходит, но постепенный процесс идет. Это один из факторов, который обеспечивает рост прибыли и доходности.

В этом году прибыль банков растет высокими темпами. И не только за счет Сбербанка. Без учета Сбербанка прибыль банков увеличилась за 2010 год в 2,15 раза. В этом году продолжается сильный прирост. Если сохранится хотя бы тот объем прибыли, который есть сейчас, то соотношение прибыли к капиталу и к активам банков будет примерно как в 2006–2007 годах. Эти годы для нас были чрезвычайно удачными. По прибыли капиталов мы тогда выходили на уровень 22%, по активам — 4–4,5%. Сейчас мы возвращаемся к тому периоду. Эти показатели вновь делают привлекательными российские банки для инвесторов.

Были периоды, когда пассивы банков в средствах ЦБ превышали 12%, сегодня эта цифра составляет 0,9%

В то же время происходят своеобразные процессы: с одной стороны очень быстро растет прибыль, с другой — очень большое число банков имеют проблемы по этому показателю. На 1 мая 2011 года у нас 153 банка, которые показали убытки. Если считать доходность по инструкции №1359, то два квартала подряд имели отрицательный результат по доходности еще 54 банка. Произошло расслоение банков наряду с тем, что некоторые банки вырвались и преодолели кризис. Но есть и такие, кто находятся в трудном положении по прибыльности и доходности. Это вполне нормальный процесс. Кто-то просто не выжил, кризис сработал. Это реальный отбор: слабый умирает, сильный получает дополнительные ресурсы, происходит общий рост эффективности банковской системы.

Недавно Госдума в первом чтении приняла поправки к закону о страховании вкладов и вывела показатель доходности из числа тех показателей, которые определяют участие банков в системе страхования вкладов. Доходность и прибыльность — это своеобразные показатели, определенные показатели качества работы банка. Если учесть то, как это считается, то многие банки становятся убыточными или низкодоходными, развивая филиальную сеть, развивая автоматизацию. Я считаю, что эти показатели должны учитываться только в совокупности с другими.

Перейду к вопросу о сокращении доли государства в банках. Я не разделяю точку зрения о том, что если государство выйдет из Сбербанка, то конкуренция будет лучше. Я наоборот убежден, что если государство выйдет из Сбербанка, то его потенциал как монополиста возрастет. Пока монополизм проявляется не так сильно, как могло бы быть. И один из факторов сдерживания этого процесса — участие государства.

Я считаю, что такая страна, как Россия просто нуждается в институтах развития. Осознание этого факта к нам пришло до кризиса, именно на эти цели был сориентирован ВЭБ, бывший Внешэкономбанк. Осознание у руководства ВЭБа есть о том, что он призван быть институтом развития. Я думаю, что такая переориентация произойдет очень скоро. Но одного ВЭБа мало для нашей страны.

В некоторых странах сама экономика порождает длинные ресурсы. В России этого нет, экономика сама не продуцирует длинные ресурсы. Но и быстрого ухода государства из экономики не будет.

Я сторонник взвешенной позиции в части взимания банками комиссий. А некоторые крайности, которые бывают со стороны, в том числе судов, совершенно не приемлемы. Я считаю, что комиссии — это вполне нормальное явление, но давайте наведем там порядок. Должен быть закрытый перечень комиссий, и об этих комиссиях банк должен заранее, до заключения договора объявить клиенту. Пока этого не происходит. Поэтому банки не должны обижаться, когда начинается такая идиотская реакция со стороны некоторых структур — это ответ на жадность кредитных учреждений.

К нам также поступают предложения раньше отзывать лицензии у проблемных банков. Ну кто же против? Но мы не можем заранее квалифицировать риски. Пока у ЦБ не будет права, которое есть во всем мире, мы ничего не можем сделать. Есть две вещи, в которых мы отстаем в надзоре от всего цивилизованного мира: консолидированный надзор и профессиональное суждение. Невозможно все прописать так, чтобы все предусмотреть.

Все крупные банки, у которых мы отозвали лицензии во время кризиса, попали бы под требования консолидированного надзора. Есть, конечно, и аргументы против — коррупция и прочее. Но эта идея начинает созревать в том числе в позициях наших оппонентов.

Мы также поддерживаем инициативу по снятию ограничений на создание операционных офисов. Есть аргументированное давление по этому вопросу со стороны территорий. Дело в том, что операционные офисы не сдают отчетности на территориях. Сейчас мы эту проблему решили. Основной аргумент, который сдерживал этот вопрос уже снят. Хотя территориальные органы все равно считают, что должны иметь какой-то контроль над операционными офисами, которые работают на их территории.



Читайте наши лучшие материалы Яндекс. Дзен Телеграмм