Банковское обозрение

Финансовая сфера

25.03.2014 Мнение
Наше fee

Отключение платежей по картам российских банков системами Visa и MasterCard произошло неожиданно — как наступление зимы. О необходимости создания локального процессингового центра говорили давно, все хорошо понимали риски, но дальше разговоров дело так и не шло. Теперь делать что-то надо, но что?


Игорь Костылев
Adviser, компания Spektr

«Когда вопрос ребром ставится — люди думать начинают», — говорил герой известного советского фильма «Премия». Похоже, в области внутрироссийских карточных транзакций ситуация сейчас обстоит именно так. Теперь, когда, как и во времена съемок упомянутой картины, страна оказалась в состоянии противостояния с Западом, приходится снова переходить от сотрудничества к «железному занавесу», и частью этого «железа» должен стать собственный российский центр обработки карточных транзакций. Лозунг «пусть плохонькое, но свое» теперь, судя по недавнему заявлению министра связи Николая Никифорова, актуален для всей IT-отрасли страны. Если воспринимать национальный процессинговый центр как стратегический государственный объект, то, выходит, и серверы в нем должны быть полностью российскими? Как это реализовать, когда технологии создания процессоров в России находятся приблизительно на уровне третьего «Пентиума» — вопрос, наверное, не имеющий решения. Поэтому чем-то придется поступиться.

Впрочем, так ли на самом деле стратегически важны функционирующие банковские карты для страны? Платежные системы ведь не забирают наши деньги — ими просто нельзя расплатиться в магазине, но снять со счета — вполне просто, учитывая наличие в РФ Объединенной расчетной системы (ОРС), партнерства банкоматных сетей и развитой сети устройств самообслуживания госбанков. При этом, правда, больше всего пострадают владельцы кредитных карт — им, видимо, придется переходить на кредиты наличными. Однако в целом, если не брать в расчет стремление государства перевести платежи в безналичный вид, поводов для беспокойства на самом деле не так уж много.

Еще один аргумент в пользу создания национальной платежной системы — упущенная выгода. При этом почему-то многие указывают, что платежные системы забирают себе всю комиссию (interchange fee), которые торговые организации платят с каждой транзакции по карте, а это 1,5–2%. На самом же деле почти вся прибыль достается банку-эмитенту, и лишь единицы десятых долей процента — платежной системе и эквайеру. Да, именно платежные системы устанавливают размер interchange fee для страны, но еще вопрос, станут ли эти комиссии ниже, если их будет устанавливать Центробанк или Минэкономиразвития, потому что банкам просто неинтересно будет «играть» в карточный бизнес при низких доходах. Что же до комиссии, которую забирает себе платежная система — платить за услуги любых платежных систем все равно придется. А учитывая, сколько средств придется вложить государству в строительство процессингового центра требуемой мощности, вряд ли эти небольшие сборы скоро начнут экономить деньги налогоплательщиков.

Необходимость создания независимой платежной системы в текущих условиях вряд ли кто отрицает, однако надо ли впадать в панику, «рубить с плеча» и слепо мстить МПС?

В общем, необходимость создания независимой платежной системы в текущих условиях вряд ли кто отрицает, однако надо ли впадать в панику, «рубить с плеча» и слепо мстить МПС? Никто ведь не будет укорять банки за выполнение требований ПОД/ФТ, а аналогия для Visa и MasterCard в случае с санкциями именно такая. Однако со временем, наверное, «замкнуть» все внутренние транзакции на единый национальный процессинговый центр все же стоит. Может быть, на базе ЦБ РФ, а может и вовсе, чтобы не тратить деньги налогоплательщиков, тендер между существующими процессинговыми компаниями объявить. Уж они лоббировали, лоббировали, и, похоже, наконец, вылоббировали.