Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

13.11.2018 Аналитика
Нефть и газ, подвиньтесь

Как растет несырьевой экспорт



Зависимость российской экономики от «нефтегазовой иглы» давно стала притчей во языцех, и пока наша страна, увы, в мире многими по-прежнему воспринимается как «большая бензоколонка». Однако в последние годы Россия последовательно наращивает объемы несырьевого экспорта. На это направлены и госпрограммы, и инвестиционная активность.

Напомним, что президент РФ Владимир Путин в «майских указах» 2018 года поставил задачу в течение ближайшей пятилетки удвоить поставки за рубеж продуктов, не связанных с углеводородами, — к 2024 году страна должна выручать за них не менее 250 млрд долларов.

Этот же показатель закреплен в утвержденных на днях российским премьером Дмитрием Медведевым Основных направлениях деятельности правительства Российской Федерации на период до 2024 года. Для достижения такого объема поставок, как говорится в документе, объем экспорта несырьевых неэнергетических товаров и услуг должен расти в среднем на 9,4% в год. Там же ставятся соответствующие конкретные задачи для отдельных отраслей. Наиболее амбициозные — для машиностроения, где до 2024 года планируется повысить объемы экспорта на 77,6%. Кроме того, кабмин планирует увеличить продажи за границу продуктов авто- и агропрома, гражданского авиастроения, железнодорожной техники, обрабатывающей, химической, лесобумажной промышленности и пр.

В число приоритетных направлений также входит развитие въездного туризма, который, согласно планам, должен будет ежегодно приносить в российскую казну не менее 15,5 млрд долларов, что в 1,75 раза больше показателя 2017 года. В конце сентяб­ря глава Минпромторга РФ Денис Мантуров оценил расходы на реализацию нацпроекта «Международная кооперация и экспорт» в 956 млрд рублей.

На уровне федеральных властей, действительно, делается очень многое для достижения целей, причем по многим фронтам: вводятся специальные льготы, гарантии, регуляторные опции, создаются профильные институты развития, региональные фонды и центры поддержки экспортеров, в том числе представляющих малый и средний бизнес.

Многие меры уже дают плоды. В августе глава Российского экспортного центра (РЭЦ) Андрей Слепнев в интервью СМИ озвучил данные, согласно которым в прошлом году соответствующие поставки в абсолютном выражении достигли уровня почти 134 млрд долларов, что на 22,7% больше, чем годом ранее. За первое полугодие 2018-го результаты тоже радуют — российские производители сбыли за границу «неэнергетических» товаров и услуг на 70 млрд долларв. По итогам года, согласно прогнозам РЭЦ, этот показатель достигнет примерно 153 млрд долларов.

Как показывает практика, тем, кто решил выйти на международные рынки, при грамотном подходе все удается

При этом чрезвычайно важна роль регионов. Здесь Москва, как и во многих других областях, находится в авангарде. Согласно данным мониторинга, который регулярно проводят столичный департамент науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы (ДНПиП) и Московский экспортный центр, крупнейший российский мегаполис обеспечивает 16–20% высокотехнологичного несырьевого российского экспорта. В городе зарегистрировано более 5 тыс. компаний, которые поставляют свою продукцию почти в 190 стран, в том числе три четверти экспортных товаров идет в Европу: Великобританию, Францию, Германию, Италию, Нидерланды, Польшу и др., но в топ-5 импортеров московской неэнергетической продукции входят Алжир, Казахстан, Беларусь, Египет и Китай. В основном у нас покупают механическое оборудование, автотехнику, приборы (в том числе оптические и медицинские), бытовую химию и пр. Однако наиболее заметный и стабильный рост в части экспорта демонстрируют высокотехнологичные сферы — IT-индустрия, аэрокосмическая отрасль.

В целом, для предприятий-экспортеров в Москве предусмотрен целый комплекс всевозможных мер поддержки. В него входят информационно-консультационная помощь, обучение, программы электронной коммерции, выставочная деятельность, продвижение товаров и услуг, в том числе на внешних рынках, продвижение бренда «Сделано в Москве». В частности, за счет города в этом году планируется оплатить участие 300 экспонентов на 15 выставках.

Особо стоит остановиться на финансовой помощи. Не секрет, что для небольших экспортных компаний вопросы финансирования внешнеторговых операций зачастую являются весьма актуальными. В частности, в структуре департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы в 2017 году был создан Московский фонд поддержки промышленности и предпринимательства (МФППиП). В его функции в числе прочего входит работа с московскими экспортерами. Специально для предприятий с соответствующей ориентацией (доля экспорта не менее 1% годовой выручки) в МФППиП создан продукт «Экспорт», который позволяет предпринимателю занять сумму размером 10–50 млн рублей всего под 5% годовых на пять лет. Заметим, что он доступен и тем, кто только планирует встать на экспортную стезю. Однако при этом заемщик берет на себя обязательства выйти на определенные мощности по поставкам своих товаров или услуг за рубеж в течение трех полных календарных лет. В ином случае ставка для него будет повышена.

Деньги предоставляются на приобретение нового оборудования, программного обеспечения, на НИОКР, на пополнение оборотных средств, рефинансирование, а также на оплату расходов на получение сертификатов, патентов и прочих документов за рубежом, на транспортировку продукции за границу, на проведение выставок и презентаций.

Как показывает практика, тем, кто решил выйти на международные рынки, при грамотном подходе все удается. В частности, около трети высокотехнологичных компаний Москвы, которые являются экспортерами, благодаря успехам на международных рынках показывают хорошие экономические результаты. Экспорт информационных технологий из Москвы по итогам 2017 года, по данным ДНПиП, увеличился на 22,5% (к 2016-му), а в первом квартале нынешнего года (по отношению к аналогичному периоду прошлого) — на 33,6%. В целом, прибыль IT-компаний, как сообщает Мосгорстат, за первое полугодие 2018 года выросла на 22,7%, в сфере прикладных научных разработок — на 19,1%.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Владимир Ломов, «Таможенная карта» Владимир Ломов,
советник генерального директора платежной системы «Таможенная карта»

Если поддержкой несырьевого экспорта с переменным успехом занимаются Российский экспортный центр и Министерство экономического развития, то вопросы импорта полностью отданы на откуп Федеральной таможенной службе (ФТС). И именно ФТС России приходится заниматься различными нововведениями, такими как, в частности, Единый лицевой счет (ЕЛС), существенно упрощающий жизнь компаниям, оформляющимся более чем на одной таможне. Кстати, полный переход на использование ЕЛС ожидается до конца текущего года.
По идее, многие процедуры должен существенно упростить Федеральный закон от 03.08.2018 № 289­ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации», вступивший в силу 4 сентября этого года.
Возьмем, к примеру, тему учета денежных средств импортеров на лицевых счетах ФТС. Законом отменена строгая привязка платежных поручений к подаваемым декларациям: если раньше остатки денежных средств, уплаченных по реквизитам конкретной декларации, можно было только вернуть, то сейчас они автоматически зачисляются в виде аванса и могут быть списаны по любой следующей декларации, поданной импортером.
Среди ожидаемых новшеств — упрощение процедуры возврата участниками ВЭД денежных средств и сокращение сроков возврата излишне уплаченных денежных средств — с 30 до 10 дней. Уменьшаются сроки выпуска товарных партий, а существенная доля деклараций на товары выпускается в автоматическом режиме — без фактического контроля со стороны таможенного инспектора, при помощи интеллектуальной автоматизированной системы.
С начала следующего года также анонсирован уход от учета платежей в разрезе КБК (кодов бюджетной классификации).
В Федеральной таможенной службе продолжают придерживаться заданного предыдущим руководителем ФТС России курса на разделение мест таможенного оформления товаров и фактического контроля. Проще говоря, убирают возможность для общения импортера с инспектором, занимающимся таможенным оформлением товаров. Помочь избежать нежелательного, по мнению руководства ФТС, контакта бизнеса с таможенниками­оформителями призваны электронные таможни и Центры электронного декларирования. Увы, внедрение такого количества нововведений повлекло за собой локальные проблемы с оформлением документов и товарных партий. Например, новая система учета таможенных платежей внесла неразбериху в работу внутренних систем учета импортеров. Так, налоговая отчетность не изменилась, а подход к учету денежных средств в ФТС претерпел изменения: таможня отменила учет с использованием КПП (кода причины постановки на учет), переключившись на ИНН (идентификационный номер налогоплательщика). Особенно тяжко пришлось компаниям, у которых много филиалов по всей стране. Филиалы с разными балансами теперь с огромным трудом сводят эти балансы: один заплатил на четыре копейки больше, другой на четыре копейки меньше. С точки зрения таможни, все сошлось, с точки зрения баланса филиала, пока полный ад.
Мы надеемся, что к 2019 году все эти проблемы с Единым лицевым счетом, с учетом денежных средств и прочими нововведениями участники ВЭД забудут как кошмарный сон.

Реклама



Сейчас на главной