Финансовая сфера

Банковское обозрение


18.02.2021 FinRetailАналитика
«Невидимки» для банковского сектора

Почему социальные предприниматели и компании остаются «невидимками» для банковского сектора, как они пережили кризис, насколько велик рынок социального бизнеса в России и может ли он стать интересным для банков?


Российские банки пока не различают бизнес-предпринимателей и социальных предпринимателей, потому что само понятие «социальное предпринимательство» появилось в России совсем недавно, в 2019 году, а Реестр этих самых социальных предпринимателей и компаний — и вовсе в 2020-м. Еще одна причина: зачастую такие компании находятся на стыке предпринимательства и благотворительности и просто не умеют общаться с банками. Кроме этого, ни предприниматели, ни банки не понимают, в чем их главное отличие от обычных компаний МСБ, тем более что для МСП уже давно действует много программ финансовой господдержки и банки к этому привыкли. Собственно, для социальных предпринимателей, которые все же отваживаются на общение с банками и доводят его до конца, банки предоставляют кредиты чаще всего именно по программе финансовой господдержки.

Социальное предпринимательство в России

2007 год

Понятие «социальное предпринимательство» появилось в Федеральном законе от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ».

2019 год

Президент России Владимир Путин подписал Закон о социальном предпринимательстве, который дал определение этому виду деятельности и определил меры государственной поддержки.

2020 год

В июле принят Закон о государственном (муниципальном) социальном заказе, который открывает новые возможности для социальных предпринимателей. В частности, с 1 сентября в 16 пилотных регионах стало возможным использование социального сертификата, дающего право гражданам самостоятельно выбрать организации, оказывающие им соцуслуги.

2021 год

Решено, что компания из числа субъектов МСП может подать заявку на включение в Реестр социальных предпринимателей до 1 мая 2021 года.

Однако коронакризис ударил по социально ориентированным предпринимателям больше, чем по традиционным компаниям МСП. Согласно опросу ТАСС, который был проведен среди таких предпринимателей в мае 2020 года, социальный бизнес в условиях пандемии был вынужден перестроиться на онлайн-продажи и искать дополнительную поддержку государства.

Как пояснил тогда глава Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин, у социально ориентированных компаний по определению финансовых запасов не бывает, так как они не нацелены на прибыль. И более 50% социальных предприятий тогда заявили, что не смогут восстановиться из-за пандемии.

Подручные государства

Социальное предпринимательство — особый вид предпринимательства, на стыке благотворительности и бизнеса, и пандемия повлияла на него иначе, чем на остальной бизнес.

Социальное предпринимательство — использование стартапов и других средств предпринимательства для разработки, финансирования и реализации решений социальных, культурных или экологических проблем. Концепция социального предпринимательства может быть применена к широкому спектру организаций, различных по размеру, имеющих разные цели. Так формулирует понятие профессор Школы финансов НИУ ВШЭ Марина Поморина.

При этом она отмечает, что не существует единого устоявшегося определения данного понятия, и разные авторы вкладывают в него разный смысл.

Определение официально появилось в 2019 году, а до этого, по сути, была правовая лакуна. Возможно, поэтому многие банки не знают такого понятия. «Б.О» спросил о наличии специальных программ поддержки таких компаний, и самый частый вопрос был: «Что вы понимаете под социальным предпринимательством?».

 

 

Те, кто понял, о чем идет речь, признавали, что пока специальных программ у них нет. Так, в пресс-службе ПСБ рассказали, что банк финансирует социальных предпринимателей на стандартных условиях: им доступны кредитные программы, разработанные для МСБ. Более массовому развитию отдельных программ для социальных предпринимателей могла бы способствовать государственная поддержка такого кредитования через субсидирование или гарантийный механизм, отметили в банке.

Социальные предприниматели поддерживают самые незащищенные слои населения тем или иным способом. От производства одежды для инвалидов-колясочников до найма на работу людей с ограниченными возможностями и изготовления высокотехнологичных протезов для рук, от дошкольного образования, до ухода за тяжелобольными. Все эти потребности государство не в силах закрыть, и потому на помощь приходят благотворительные организации, НКО — и социальные предприниматели.

Российские власти, похоже, всерьез занялись поддержкой социального предпринимательства. Так, недавно премьер-министр Михаил Мишустин заявил на совещании по развитию МСП во время рабочей поездки в Карелию, что правительство прорабатывает возможность расширения видов экономической деятельности, которые могут получать статус социального предпринимательства.

Во время коронакризиса к поддержке предпринимателей подключился и Фонд региональных социальных программ «Наше будущее», занимающийся благотворительностью и поддержкой социальных проектов (не только бизнеса). Почти в самом начале коронакризиса в Фонде заявили, что представят наиболее нуждающимся социальным предпринимателям гранты, которые позволят им покрыть текущие расходы. Общий объем финансовой поддержки в период пандемии должен был составить 11,6 млн рублей.

Программы поддержки появлялись и в регионах. Так, в Москве для социальных предприятий были учреждены субсидии на лизинг или приобретение оборудования за свой счет, коммунальные расходы (до 70% понесенных затрат), компенсацию процентов по кредитам на поддержку и развитие деятельности или приобретение оборудования. Региональные центры поддержки социального предпринимательства, созданные по всей стране, предлагали много разных механизмов поддержки — от помощи консультациями и информацией до субсидий и грантов.

При этом действующее в 2020 году законодательство о социальном предпринимательстве практически не предусматривало специализированных мер поддержки для социальных предпринимателей, если не считать мероприятий по созданию специализированной инфраструктуры и оказанию образовательных и консультационных услуг, отмечает Сергей Голубев, генеральный директор Фонда социальных инвестиций, председатель Комиссии по социальному предпринимательству «ОПОРЫ России». Однако отдельные регионы, в частности Нижегородская область, отнесли компании, включенные в Реестр социальных предприятий, к организациям, в наибольшей степени пострадавшим от пандемии вне зависимости от наличия у них ОКВЭД, соответствующего пострадавшим отраслям. Это позволило получить доступ к государственным программам поддержки пострадавших отраслей.

Денег нет, но они держатся

Социальные предприниматели смогли справиться с кризисной ситуацией. В том числе потому, что многие социальные предприятия используют так называемую гибридную форму, при которой помимо коммерческой создается и некоммерческая организация, имеющая право на получение грантов и пожертвований, а это дополнительный источник финансирования.

Кроме того, с 1 июня по 1 ноября 2020 года для социальных предприятий были доступны кредиты по льготным ставкам в рамках государственной программы льготного кредитования бизнеса и НКО, которая стартовала как мера поддержки организаций во время пандемии, рассказывает Екатерина Халецкая, cооснователь и директор Центра поддержки социальных инноваций и предпринимательства Impact Hub Moscow. Социальные предприниматели, деятельность которых входила в список наиболее пострадавших от пандемии отраслей экономики, требующих поддержки для возобновления работы, могли получить льготное кредитование. Самая низкая возможная ставка составляла 2%.

Многие социальные предприятия ожидали, что после законодательного закрепления понятия будут приняты программы финансирования для сектора или налоговые льготы. Но пока вошедшие в Реестр получают поддержку, направленную в сектор МСБ в целом. При этом ситуация сильно зависит от региона, говорит Екатерина Халецкая: для некоторых компаний выгодно входить в Реестр социальных предпринимателей, потому что они получают доступ к местным государственным программам обучения и пользуются консультациями, в том числе по вопросам финансирования.

И пусть у социальных предприятий не было «финансовой подушки», задание на «выход в онлайн» они выполнили на отлично. Например, инклюзивная киношкола Let’s be friends («выпускник» Impact Hub Moscow) проводила уроки по Zoom и съемки на улице, Музей «В Тишине» в партнерстве с «Додо Пицца» запустил инклюзивные уроки, знакомящие детей с глухими и слабослышащими людьми, рассказывает Екатерина Халецкая.

Кого считать социальным предпринимателем?

Субъект МСП будет считается социальным предприятием, если удовлетворяет хотя бы одной из четырех категорий:

1) обеспечивает занятость отдельных категорий граждан при условии, что по итогам предыдущего календарного года их среднесписочная численность составляет не менее 50% (но не менее двух лиц, относящихся к таким категориям), а доля расходов на оплату их труда — не менее 25%;

2) обеспечивает реализацию производимых гражданами из числа отдельных категорий товаров (работ, услуг);

3) осуществляет деятельность по производству товаров (работ, услуг), предназначенных для граждан из числа отдельных категорий в целях создания для них условий, позволяющих преодолеть или компенсировать ограничения их жизнедеятельности, а также возможностей участвовать наравне с другими гражданами в жизни общества;

4) осуществляет деятельность, направленную на достижение общественно полезных целей и способствующую решению социальных проблем общества.




Источник: Приказ Минэкономразвития

Банки сорвут банк?

Сейчас в российских банках нет специальных программ для социальных предпринимателей, если не считать отдельные небольшие программы, реализуемые в рамках корпоративной социальной ответственности, а принимать во внимание только специализированные банковские продукты, говорит Сергей Голубев. «Можно предположить, что это происходит потому, что банки пока не рассматривают социальных предпринимателей как надежный рынок: в Реестр социальных предпринимателей вошло около 3 тыс. компаний со всей страны. Этого, безусловно, недостаточно, для того чтобы банки рассматривали такие субъекты МСП как отдельную рыночную нишу», — считает он.

Вместе с тем, по экспертной оценке, в России около 600 тыс. организаций, соответствующих критериям отнесения к социальным предприятиям, установленным законодательством, отмечает Сергей Голубев. Если потенциал развития социального предпринимательства будет реализован, социальные предприниматели станут значимой целевой аудиторией, в том числе для банков. И первые банки, создавшие специальную продуктовую линейку для социальных предприятий, получат значительное расширение своей клиентской базы, уверен он.

Сейчас в Санкт-Петербурге и Ленинградской области идут переговоры с конкретными банками о специальных программах для социальных предпринимателей, но о результатах пока неизвестно, рассказывает Екатерина Халецкая. «Задумывается о продуктах для социальных предпринимателей и один из наших банков-партнеров», — интригует она.

В ноябре 2019 года Банк России провел специальное совещание с участниками финансового рынка и выпустил пресс-релиз о намерениях участвовать в развитии системы финансирования социального предпринимательства. Для этого при Рабочей группе Банка России по развитию финансирования МСП должно быть сформировано отдельное направление. Возможно, когда регулятор расскажет о своих планах на будущее в отношении этого проекта, банки охотнее будут отличать социальных предпринимателей от представителей остального бизнеса.