Банковское обозрение

Финансовая сфера


01.06.2020 Аналитика
«Новая реальность» рынка взыскания

«Черные лебеди» — пандемия, самоизоляция и падение цен на нефть — предвестники жесткого экономического кризиса, который неизбежно изменит рынок взыскания просроченной задолженности


Сегодня кредитные обязательства есть у 50 млн россиян, из которых, по данным ЦБ РФ, только в апреле 1 млн заемщиков обратились за кредитными каникулами или реструктуризацией. Очевиден дальнейший всплеск дефолтов и неплатежей. Что рынок может этому противопоставить? Ответ на этот и другие вопросы искали эксперты в ходе онлайн-конференции «Взыскание задолженности vs Covid-19»

15% заемщиков «на сигнале»

Россия стала лидером среди крупнейших экономик мира по сжатию потребительского спроса. Нельзя сказать, что это напрямую коррелирует с падением ВВП: проседание деловой активности и макроэкономических показателей, разумеется, есть, но оно в несколько раз меньше, чем схлопывание уровня потребления домохозяйств. Как отметил заместитель директора по маркетингу НБКИ Владимир Шикин, качественные заемщики с высоким персональным кредитным рейтингом (ПКР) перестали интересоваться кредитами, а заемщикам со средним или низким рейтингом банки неохотно выдают кредиты. В такой ситуации стимулов для спроса нет. В апреле 2020 года качественные заемщики с максимальным ПКР (701–850 баллов) на 70,5% снизили число обращений в финансовые организации за заемными средствами по сравнению с апрелем 2019 года, тогда как граждане с низким ПКР (300–600 баллов) — только на 38,7%. Банки, МФО и КПК также сделали «ход конем» и, не дожидаясь просрочек, 15% своих клиентов поставили «на сигнал», то есть начали практически в ежедневном режиме мониторить выполнение гражданами своих финансовых обязательств по отношению к другим кредиторам, начиная от других банков или МФО и заканчивая ресурсоснабжающими организациями.

Чтобы предотвратить шквал дефолтов, необходим мониторинг и сегментация клиентов. Так, на ранней стадии просрочки среди клиентов с низким ПКР (300–440 баллов) доля «плохих» кредитов, которые в потенциале могут стать дефолтными, составляет 89%, тогда как среди заемщиков с высоким ПКР (740–850 баллов) дефолты могут допустить не более 1,8%. Очевидно, что с разным сегментом заемщиков необходимо работать по-разному.

Один рубль стоит семь копеек

Как работать с проблемными заемщиками, если из четырех тысяч человек, сказавших о своем заражении коронавирусом, справку смогли предоставить только четыре человека? Готовые речевые модули в формате ситуация — решение представила генеральный директор «ДА.Коллекшн» Дина Буш. По словам эксперта, лучшая тактика — перевод заемщика в ресурсное состояние, раскрытие перед ним тех возможностей, которые он имеет или может иметь, если захочет, для погашения задолженности, а лучшая манипуляция сознанием — разумная сопричастность и включение в ситуацию должника.

Самоизоляция, Закон № 106-ФЗ о кредитных каникулах, приостановка работы ФССП, отмена пени и возможности обратиться в суд из-за неуплаты услуг ЖКХ, а также некоторые региональные законотворческие инициативы сделали и без того сложную работу взыскателей еще более трудоемкой. О том, как рынок противостоит этому, шла речь во время экспертной дискуссии на тему: «Взыскание задолженности в период пандемии: новые правила игры». Как рассказал руководитель департамента досудебного взыскания LIME Тимофей Полетаев, в его компании сейчас установлен горизонт планирования один месяц, а эффективность компании снизилась на 8% по сравнению с декабрем 2019 года. «Косты» сокращены в два раза, и сегодня взыскание одного рубля обходится в семь копеек. Чтобы поддержать эффективность сотрудников, работающих на «удаленке», LIME по запросу обеспечивает их не только компьютерами, но и рабочими стульями, столами, вентиляторами.

Потребительский экстремизм

О потребительском экстремизме в условиях экономической турбулентности и меняющегося законодательства рассказала заместитель генерального директора «Юг-Коллекшн» Ксения Лукьянченко. По ее словам, изменения в поведении должников начались в мае, когда некоторые недобросовестные заемщики стали требовать от коллекторов списать долг, к примеру, в 800 тыс. рублей, вернув всего 50 тыс. Аргументация, как правило, стандартная — «забирайте это, поскольку никаких других денег у меня больше не будет никогда». Усложняет работу коллекторов и региональное законотворчество. В частности, постановлением правительства Ростовской области в субъекте остановлена работа коллекторских агентств, в связи с этим в регионе растет объем просроченной задолженности.

Впрочем, многие эксперты смотрят на потребительский экстремизм и злоупотребление кредитными каникулами как на временное явление. В частности, Тимофей Полетаев проводит параллель между кредитными каникулами и Законом о банкротстве физических лиц. Так, банкротство как инструмент было особенно популярно сразу после принятия Закона, а сейчас интерес к банкротству у граждан уменьшился. Соответственно постепенно снижается интерес к кредитным каникулам, и это видно по поисковым запросам в «Яндексе».

Работа с претендентами на кредитные каникулы приносит ощутимые плоды. Как отмечает директор по управлению высокорисковыми активами ГК Eqvanta Андрей Заводсков, до 35% желающих получить кредитные каникулы уходят на перекредитование. Ведь каникулы — это не панацея, на время простоя клиенту начисляются проценты, и после выхода с каникул неизбежно возрастает ежемесячный платеж. А в случае непредставления подтверждающих право на каникулы документов должника можно привлечь и к уголовной ответственности за мошенничество.

Корпоративный коллекшн

О трендах коллекшна говорили во время кейс-сессий. Генеральный директор Debex Александр Данилов отметил, что если в 2019 году коллекторские агентства стали переключаться с банковских портфелей просроченной задолженности на портфели МФО, то тренд текущего года — «вторичка», то есть перепродажа портфелей среди коллекторских агентств. На электронной торговой площадке по продаже и покупке долгов физических лиц Debex доля «вторички» составляет 88%. Торги на площадке проходят по голландской системе, когда первый, сделавший ставку, становится победителем. Голландский аукцион позволяет продавать остаток ссудной задолженности по цене в среднем в 2,5 раза выше, чем при классическом английском аукционе, принцип проведения которого базируется на повышении цены.

Тренд текущего года — «вторичка», то есть перепродажа портфелей среди коллекторских агентств

Во время кейс-сессий были рассмотрены также вопросы работы с судебными приставами в условиях самоизоляции, взыскание убытков с арбитражных управляющих из-за занижения конкурсной массы, преимущества и недостатки банкротства по сравнению с исполнительным производством.

О том, что в работе коллектора есть место креативу, убедили кейсы генерального директора Центра развития коллекторства Дмитрия Жданухина. В частности, при взаимодействии с корпоративными должниками работают автобилборды, установленные на въездах в коттеджный поселок, где живет учредитель компании-должника, контекстная реклама, пресс-релизы, выставляющие в невыгодном свете должника. Среди нестандартных мер воздействия — использование HeadHunter и приглашение топ-менеджмента компании-должника на псевдособеседования для официального вручения досудебной претензии и т.д. В практике Дмитрия Жданухина было даже пожертвование 3–5% долга в пользу организаций, которые имеют стратегическое значение для должника. «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом», — в конце своего выступления процитировал Дмитрий Жданухин статью 45 Конституции. И это утверждение одинаково справедливо как для финансовых институтов, коллекторских агентств, так и для заемщиков, которые в силу обстоятельств находятся по разную сторону баррикад, но становясь союзниками, могут достичь если не синергетического эффекта, то консенсуса.







Сейчас на главной