Банковское обозрение

Финансовая сфера

15.05.2019 Аналитика
Образец для подражания

Использование макроэкономических моделей и прогнозов при определении резервов, требований к капиталу и принятии бизнес-решений



Почему мароэкономические модели и прогнозы все более активно вовлекаются банками в их текущую работу и почему сегодня это так важно?

Анализируя международную практику, можно констатировать следующее. В последнее время регуляторы многих стран предъявляют повышенные требования к банкам в отношении необходимости учета текущих и будущих экономических условий в их повседневной деятельности. Эти требования находят свое отражение в показателях бухгалтерского баланса банка, величинах формируемых провизий, размерах экономического и регуляторного капитала и как следствие неразрывно связаны с принятием текущих ежедневных решений при предоставлении ссуд и размещении инвестиций в те или иные виды финансовых активов. Мы видим, что сейчас эта тенденция усиливается, приобретая все более глобальный характер, и, по нашему мнению, она будет сохраняться еще многие годы.

Сегодня макроэкономические модели и прогнозы стали обязательный частью формирования провизий согласно МФСО (IFRS) 9. Банки активно разрабатывают и внедряют внутренние системы раннего предупреждения (early warning systems), которые позволяют прогнозировать и управлять счетами просроченной задолженности в соответствии с МФСО (IFRS) 9. Для этой цели используются также краткосрочные прогнозы различных экономических факторов.

Стресс-тесты, которые проводятся регуляторами (например, Европейским центральным банком в Европейском союзе, Федеральной резервной системой в США), также базируются на макроэкономических прогнозах, отражающих развитие экономики в ближайшие три года по негативному (пессимистичному), позитивному (маловероятному) и наиболее реалистичному сценариям событий. Общая методология и сценарии задаются самим регулятором, а основная задача этой работы — оценить и проверить достаточность собственного капитала банков при сложившихся прогнозных параметрах дальнейшего развития экономики. Полученные регулятором результаты стресс-тестов доводятся (иногда даже публикуются и находятся в открытом доступе) до каждого участника банковского рынка. Фактически они отражают достаточность либо недостаточность требуемого банку буфера капитала в пределах минимально допустимого уровня для его нормального функционирования.

В свою очередь, банки в целях соблюдения требований регулятора также самостоятельно проводят внутренные стресс-тесты. Полученные результаты стресс-тестирования позволяют банку оценить экономический капитал1 и его достаточность для адекватного покрытия принимаемых банком рисков в рамках действующей системы управления рисками и капиталом (Internal Capital Adequacy Assessment Process, ICAAP).

Отметим, что для проведения таких стресс-тестов банк может и должен иметь: собственные макроэкономические прогнозы и свой взгляд на то, в каких экономических условиях ему предстоит вести бизнес в среднесрочной и долгосрочной перспективе; понимание состава рисков, которые для банка будут существенными (значимыми) в соответствии с его риск-аппетитом; применимые внутренние макроэкономические модели, прошедшие независимую валидацию, в том числе на предмет точности, корректности построения и возможности практического использования. Используемые банком прогнозы, как и модели, должны подлежать независимой валидации, причем допускается ее проведение любым из доступным способов:

  • когда независимую валидацию проводят специалисты банка (например, аналитики — макроэкономисты, специалисты службы валидации банка и пр.), обладающие соответствующим практическим опытом и знаниями и, что очень важно, первоначально и впоследствии не принимавшие участие в разработке (корректировке) используемых прогнозов/моделей;

  • когда независимую валидацию проводят сторонние специалисты или компании, имеющие специализацию по разработке и валидации макроэкономических прогнозов/моделей и привлекаемые банком именно для решения подобного рода задач (например, консалтинговые компании, внешние консультанты-макроаналитики, эксперты в области макроэкономического прогнозирования и моделирования, независимые аудиторы или аудиторские фирмы и т.д.).

Завышенные на сегодня требования к банкам представляются нам последствиями ценных уроков, извлеченных регуляторами в период недавнего глобального экономического кризиса и последовавшей во всем мире рецессии. Так, в период кризиса финансовые рынки были «настроены» только минимизировать риски. К сожалению, они были неспособны нивелировать все возможные риски или обеспечить их страхование при любых вариантах развития событий. В итоге нестабильная экономическая среда выступила основным источником системного риска, оказавшего прямое воздействие в той или иной степени на всех участников банковского рынка. Вместе с тем под влиянием сложившихся экономических условий проциклическими параметрами, еще в большей степени углубляющими периоды кризиса, выступили кредитоспособность и ликвидность банковского сектора.

Обратная связь систем (банковская система → экономическая система) также существенна и вполне очевидна. «Нездоровая» банковская система может стать источником макроэкономической нестабильности и кризисных явлений в экономике. Поэтому здесь важнейшее значение приобретают не только данные и факты, характеризующие деятельность экономических субъектов, но и экономические ожидания банков и их заемщиков.

Финансовые и макроэкономические модели, используемые банками для оценки рисков и не учитывающие сегодня эти или подобные взаимосвязи, требуют обязательной доработки и корректировки. В противном случае банку следует отказаться от их применения, так как они не дают полного и правильного представления о реальном уровне риска, не обеспечивают надежного текущего управления рисками и капиталом. В дополнение к этому банки, использующие официально согласованные с регулятором внутренние рейтинговые модели (Internal Rating Based Models)2, дополнительно должны проводить расчет уровня потерь в случае дефолта заемщика (LGD), учитывая возможные спады в экономике (в состоянии «in downturn»). Так как полученное значение уровня потерь в случае дефолта заемщика (LGD) в дальнейшем включается в расчет капитала банка, мы видим, что и здесь экономические условия вносят важный вклад в достаточность его капитала.

На сегодня самая трудная задача — не разработать экономические прогнозы и наиболее вероятные сценарии на будущее, а найти, измерить и доказать наиболее «разумные» и стабильные связи между риск-параметрами и широким кругом возможных макроэкономических факторов

Таким образом, можно заключить, что внедрение в работу банков мароэкономических моделей и прогнозов приобретает в настоящее время особое значение. При этом на сегодня самая трудная задача — не разработать экономические прогнозы и наиболее вероятные сценарии на будущее (потому что зачастую в их основе лежат эконометрическая теория и использование богатого и разнообразного аналитического инструментария), а найти, измерить и доказать наиболее «разумные» (объяснимые, характерные, показательные, вероятностно-реалистичные) и стабильные связи между риск-параметрами и достаточно широким кругом возможных макроэкономических факторов.

В наши дни остро ощущается дефицит новых теоретических знаний и подходов в определении таких связей, в т.ч. успешно опробованных практикой. Тема выявления новых устойчивых связей между риск-параметрами банковских институтов и макроэкономическими факторами долгое время оставалась без должного внимания. И только в последние годы под влиянием всемирного экономического кризиса и его негативных последствий (как в отдельных странах, так и в глобальном масштабе) это важное направление стало находить должную поддержку в научных кругах и постепенно развиваться.  

Представления экономической и финансовой теории еще до начала глобального экономического кризиса сводились к следующему (в самом общем понимании): финансовые и денежные потоки, а также связанные с ними риски перераспределяются эффективно. Они не имеют ничего общего с динамикой развития реальной экономики. Для многих экономичеких моделей банковский сектор выступал только как один из каналов трансмиссионного механизма государственной денежной политики. При этом сами деньги в банковском секторе рассматривались как некая «вуаль», на состояние которой не оказывали сколько-нибудь значимого воздействия процессы, происходящие в реальной экономике. Таким образом, в этих условиях «парадигма рациональных ожиданий» не предполагала дефолта, а следовательно, и анализа источников и форм проявления риска, оценки влияния макроэкономических условий на развитие банковского бизнеса.

Действительность показала, что реальная ситуация выглядит «с точностью до наоборот»: банки и экономика государства взаимосвязаны. Поэтому регуляторы и хотят сегодня видеть на практике эту связь, при этом не навязывая свою конкретную методологию или свои модели. Регулятор предоставляет банкам «полную свободу»: им самим нужно найти правильный путь и подход, чтобы достичь поставленной цели. Поэтому сегодня этой непростой, но очень интересной задачей занимаются самые опытные независимые эксперты и специалисты, обладающие большими теоретическими знаниями в области макроэкономики и финансов, глубоко понимающие суть вопроса и умеющие творчески применять свои знания на практике, стремясь получить правильный и надежный результат.  

Переходя к российскому банковскому сектору и отвечая на вопрос «Почему сегодня российским банкам так важно внедрять в свою работу мароэкономические модели и прогнозы?», наряду с глобальными причинами и тенденциями, отмеченными выше, хочется дополнительно выделить две важные причины, характерные для российского рынка.  

Залогом правильно определенной стратегии банка с минимальным уровнем стратегического риска будет только такая стратегия, которая базируется на максимально точном прогнозе и способна нивелировать даже самый «плохой сценарий» с пессимистичным прогнозом

Первая причина — это минимизация стратегического риска. Мы все понимаем, что залогом правильно определенной стратегии банка с минимальным уровнем стратегического риска будет только такая стратегия, которая базируется на максимально точном прогнозе и способна нивелировать даже самый «плохой сценарий» с пессимистичным прогнозом. Разработка банком успешной долгосрочной стратегии предопределяет установление конкретных стратегических ориентиров для развития бизнеса. Поэтому сегодня в числе таких целевых ориентиров должны быть не только количественные показатели, приоритетные рынки, клиентские сегменты, каналы и инструменты продаж и т.д., но и та макроэкономическая ситуация, в которой в перспективе банк будет работать согласно выбранной стратегии.

Вторая причина — это необходимость соблюдения и четкого исполнения банками всех требований Банка России, связанных с внедрением и использованием в текущей работе макроэкономических моделей и прогнозов. Все существующие требования в этой области были установлены Банком России для российского рынка вслед за национальными регуляторами развитых стран практически одновременно. Мы провели анализ действующих регуляторных требований на сегодняшний день и наиболее значимые из них приводим ниже:

Основные нормативные документы Банка России, требующие от российских банков внедрение и использование макроэкономических моделей и прогнозов

Нормативный документ

Что сегодня требует от российских банков Банк России? (тезисно)

МСФО (IFRS) 9 «Финансовые инструменты»3

Оценка ожидаемых кредитных убытков за весь срок действия договора производится банком с учетом прогнозной информации, включая макроэкономические данные (прогнозной макроэкономической информации).

Использование макроэкономических прогнозов осуществляется банком на индивидуальной или групповой основе (на уровне портфеля)

Положение Банка России от 6 августа 2015 года № 483-П «О порядке расчета величины кредитного риска на основе внутренних рейтингов»

Внутренние рейтинги заемщиков должны присваиваться банком с учетом долгосрочной основы (более одного года) и отражать возможность заемщика исполнить свои обязательства с учетом возможного будущего ухудшения экономических условий или наступления непредвиденных событий (п. 12.13, п. 12.14)

Данные, используемые банком для оценки компонентов кредитного риска, должны включать периоды, отражающие условия экономического спада. В ином случае банк использует консервативный подход с поправкой на условия экономического спада (п. 13.1)

Критерии для кредитных требований, отнесенных к подклассу объектного финансирования, также учитывают рыночные условия и чувствительность к изменениям экономических прогнозов (Приложение № 2)

Положение Банка России от 28 июня 2017 года № 590-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности»

К иным существенным факторам, которые могут повлиять на принятие кредитной организацией решения о классификации ссуды в более низкую категорию качества относится «ухудшение экономического положения страны, резидентом которой является заемщик, и (или) в которой заемщик осуществляет свою деятельность» (п. 3.9.2)

Указание Банка России от 15 апреля 2015 года № 3624-У «О требованиях к системе управления рисками и капиталом кредитной организации и банковской группы»

Система управления рисками и капиталом создается банком, в том числе в целях планирования капитала исходя из результатов всесторонней оценки значимых рисков, тестирования устойчивости кредитной организации (банковской группы, дочерней кредитной организации) по отношению к внутренним и внешним факторам риска... (п. 1.2). Таким образом, банку необходимо проводить анализ чувствительности капитала к изменению факторов рисков, в том числе внешних макроэкономических факторов

Информация Банка России «Подходы к организации стресс-тестирования в кредитных организациях (на основе обзора международной финансовой практики)»

Одним из аналитических инструментов, призванных обеспечить оценку потенциальных потерь кредитных организаций в случае возможных спадов в экономике, является для банка стресс-тестирование

Как мы видим, российский банковский рынок находится в том же тренде, что европейские банки и весь мир, что оценивается положительно. Многие российские банки сегодня успешно внедряют в работу экономические модели и прогнозы. Кто-то из них обходится силами собственных аналитических команд, кто-то прибегает к помощи и экспертизе ведущих консалтингововых компаний, аудиторских фирм, работающих в России. В любом случае получаемый банком от данной работы позитивный эффект только один — обеспечение в условиях надежного контроля рисков устойчивой и успешной работы банка на долгие годы, понимание «себя» в будущем.


1. Здесь речь идет именно об экономическом капитале. Практика показывает, что значение экономического капитала может отличаться от значения регулятивного (регуляторного) капитала, также могут быть различными критерии определения их достаточности. Если мы проведем параллель и обратимся к российской практике, то достаточность экономического капитала будет определяться в соответствии с Указанием ЦБ РФ от 15 апреля 2015 года № 3624-У «О требованиях к системе управления рисками и капиталом кредитной организации и банковской группы»; достаточность регулятивного капитала для банков с универсальной лицензией — в соответствии с Инструкцией ЦБ РФ от 28 июня 2017 года № 180-И «Об обязательных нормативах банков», для банков с базовой лицензией — Инструкцией ЦБ РФ от 6 декабря 2017 года № 183-И «Об обязательных нормативах банков с базовой лицензией».
2. Применительно к российской банковской практике — Положение ЦБ РФ от 6 августа 2015 года № 483-П «О порядке расчета величины кредитного риска на основе внутренних рейтингов».
3. Документ был введен в действие приказом Минфина РФ от 27 июня 2016 года № 98н. Вместе с тем Банк России осуществляет контроль за кредитными организациями в части исполнения всех требований стандарта.




Сейчас на главной