Банковское обозрение

Финансовая сфера

  • Посчитать коэффициенты могут все, определить реальную ситуацию — нет
16.05.2019 Аналитика
Посчитать коэффициенты могут все, определить реальную ситуацию — нет

О том, в чем заключаются проблемы российского банкинга, какие тренды нас ждут, а также о том, зачем финансовому рынку еще одно рейтинговое агентство, «Б.О» рассказал Кирилл Лукашук, генеральный директор рейтингового агентства «Национальные Кредитные Рейтинги» (НКР)



Кирилл Лукашук. Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»— Кирилл, какие проблемы в оценке деятельности финансовых организаций вы бы отметили? Как получается, что даже крупные банки, имеющие довольно высокие рейтинги, сталкиваются с финансовыми проблемами, у них открываются «дыры»?

— Эта ситуация неоригинальна, она существует на большинстве развивающихся рынков. Ключевая причина и основная проблема — недостоверная отчетность. Анализ финансового положения — это процедура, которая проводится в рамках определенных подходов и стандартов. Это анализ качества активов, достаточности капитала, ликвидности бизнеса. Рейтинговые агентства различаются между собой тем, что могут отдавать приоритеты тем или иным факторам, но фундаментально оценки агентств сопоставимы.

Самые громкие случаи банковских проблем в последнее время были связаны с тем, что банки не отражали в отчетности реальную ситуацию. Если считать коэффициенты по данным из отчетности, положение банка может выглядеть неплохим. Но в реальности мы понимаем, что резервы недосозданы, активы и их качество оставляют желать лучшего, источники капитала имеют разное качество, а разовые доходы являются маскировкой, а не источником капитала. В такой ситуации единственный возможный путь для рейтингового агентства — уход в первичку, в сырые данные, в источники, например, ФНС, ПФР, данные по заемщикам от других банков, чтобы понять реальную ситуацию. Эта часть работы наиболее трудоемка, и де-факто именно она определяет профессионализм рейтингового агентства. Коэффициенты посчитать могут все, определить реальную ситуацию — нет. Нужно глубоко копаться в деталях, и, кто более усидчивый и внимательный, того и любят инвесторы. Им нужно знать правду.

— Это специфика только российского рынка или и мировой тренд?

— В Казахстане, Белоруссии, Украине (эти рынки я покрывал как аналитик) наблюдаются аналогичные проблемы. В европейских странах высоких рейтинговых категорий проблемы банков связаны не с недостоверной отчетностью, а в большей степени с различными макроэкономическими факторами. Фундаментальное отличие банковской системы России от других, преимущественно развитых экономик, — концентрация активов, что само по себе не очень хорошо. Если же на концентрацию активов накладывается недостоверная отчетность, получается совсем критическая ситуация. А если у банка активы более «гранулированы», он гораздо больше зависит от макроэкономической ситуации, от движения процентных ставок, темпов роста экономики в целом, нежели от специфики конкретного заемщика. ЦБ это понимает и ищет способы решения проблемы — с этим связано появление консультативного доклада по вопросу долговой нагрузки корпоративных заемщиков.

— Госдума выступила с рекомендациями продолжить работу по переходу от использования требования к размеру собственных кредитных средств в банках к использованию требования о наличии рейтинга национальных рейтинговых агентств для доступа к государственным деньгам. Какое у вас отношение к этому предложению? Полезно ли оно для рынка?

— Отношение исключительно положительное, и не потому, что это выгодно для рейтинговых агентств. Что такое размещение государственных ресурсов? Это ситуация, в которой государство рискует своими деньгами, по сути, оно является кредитором. Если мы представим, что федеральные или региональные средства — это наши с вами деньги, деньги налогоплательщиков, то понятно, что нужно размещать деньги в надежных банках. На практике видно, что размер капитала банка непоказателен с точки зрения его кредитоспособности. Какие еще есть альтернативы? Во-первых, государство само может проводить оценку банков. Но это непрофильная деятельность, ресурсоемкая задача. Гораздо проще решить ее с помощью внешних оценок — кредитных рейтингов национальных агентств.

Сейчас стоит вопрос настройки регулятивных требований, потому что де-факто речь идет о создании системы риск-менеджмента на государственном уровне

В России не так давно состоялась реформа рейтинговой деятельности, аккредитованные рейтинговые агентства выполняют жесткие регулятивные требования к качеству своей работы. Сейчас стоит вопрос настройки этих требований по конкретным уровням, потому что де-факто речь идет о создании системы риск-менеджмента на государственном уровне. Есть разные уровни рисков, относящиеся к разным средствам. Есть, допустим, федеральный бюджет, а есть операции по налоговым и таможенным гарантиям, где кредитный риск банка очень опосредованно влияет на риски операций. Поэтому уровни доступа должны быть совершенно разные. С моей точки зрения, самым эффективным способом решения этой дилеммы является дифференцированный подход: чем ниже уровень кредитного рейтинга, тем меньше лимит, который может быть установлен для конкретного банка. Таким образом, государство аккуратно регулирует кредитный риск, который принимает. Это выгодно и для банков, и для государства, и для рейтинговых агентств.

— В России рейтинговые агентства должны быть еще и аудиторами. Какой, по вашему мнению, должна быть ответственность рейтинговых агентств?

— Мировая практика и регулирование пришли к тому, что агентство должно нести ответственность за две вещи: за отсутствие конфликта интересов в деятельности и за достоверность присваиваемых кредитных рейтингов с точки зрения методологического обеспечения и информации, используемой в рейтинговой деятельности. Агентство никогда не является источником абсолютной истины. Рейтинг отражает вероятность. Задача агентства — максимально достоверно и объективно отразить происходящее, основываясь на истории и на ожиданиях. При этом агентство обязано обеспечивать независимость своей деятельности от любого влияния третьих лиц: будь то собственник агентства, рейтингуемое лицо или государство. Это три большие группы.

 

Кирилл Лукашук. Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»

Кирилл Лукашук. Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»

Дефолты случаются. Вопрос в том, в какой рейтинговой категории находится компания на момент дефолта. Рейтинговые агентства не рекомендуют конкретных инвестиционных инструментов. Они выражают свое мнение. Что с ним делать, решает инвестор.

— Нужно ли расширять функционал рейтинговых агентств?

— Функционал рейтингового агентства может быть расширен, и есть очевидные пути этого расширения. Тезис номер один: это не противоречит регулированию, потому что 222-й закон, если мы говорим о России, позволяет рейтинговым агентствам по согласованию с Банком России оказывать дополнительные услуги, перечень которых является закрытым. Жесткое исключение — это любое консультирование.

— Поясните, зачем рынку еще одно рейтинговое агентство?

— Вернемся к вопросу о том, что такое кредитный рейтинг. Это мнение, а мнений много не бывает. Если мы говорим о мнении в отношении кредитоспособности, о действиях по инвестированию своих средств или средств клиентов, то, естественно, многообразие мнений о кредитном качестве — абсолютное благо, и любая полноценная экономика рождает запрос на развитие конкуренции в этой сфере. Развитие рынка дает инвесторам возможность выбрать более качественную оценку. При этом конкуренция рейтинговых агентств в меньшей степени ценовая, это конкуренция качества. Регуляторные требования одинаково жесткие: нам нужен персонал, способный обеспечить требуемое качество, нам нужно оптимизировать бизнес-процессы, работать максимально эффективно. Здоровая конкуренция со временем повысит и доступность рейтинговых услуг, в частности, для представителей малого и среднего бизнеса.

Санкционная история показала, что «своих» здесь не бросают, поэтому, хоть все и непросто, но выживать не придется в одиночку

Еще один важный момент: в России большой потенциал для развития рейтингового бизнеса по количеству рейтингуемых лиц — мы только в начале пути. НКР, например, будет использовать две рейтинговые шкалы — национальную и международную, потому что считает, что продукт рейтинговой отрасли как профессиональные услуги, должен быть экспортируемым. Без этого перечень локальных инвесторов ограничен. Иностранным инвесторам методологически привычнее работать по международной шкале. Кроме того, только международная рейтинговая шкала может использоваться в отдельных значимых регуляторных требованиях (например, Базельского комитета по банковскому надзору). Поэтому мы делаем рейтинги по международной шкале самостоятельным аналитическим продуктом высокого качества.

 

Кирилл Лукашук. Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»

Кирилл Лукашук. Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»

— Как обстоит дело с аккредитацией в ЦБ?

— Заявка подана, надеемся на скорый ответ регулятора.

— Даст ли вхождение в группу компаний РБК какие-то дополнительные маркетинговые преимущества для ваших клиентов?

— Помимо рейтингового бизнеса мы будем развивать взаимодействие по части информационно-аналитических сервисов и доступа к информации.

— В каких условиях предстоит жить банкам в ближайшие год-два?

— Актуальные регуляторные и надзорные отношения были сформулированы несколько лет назад, и причин для их изменения я не вижу. ЦБ негативно относится к недобросовестным и неустойчивым игрокам. Разумеется, это благо для экономики, и это совершенно верно. Зерна конкуренции должны расти на правильной почве, и очищение рынка для этого просто необходимо.

Сегодня гораздо острее стоит проблема стимулирования роста с точки зрения экономической, промышленной и инвестиционной политики России. На 2019 год ожидаемый НКР темп роста ВВП — 1,3–1,5%.

— Санкции как-то будут влиять на развитие российского финансового рынка?

— Эффект санкций будет ограничен. Если будут введены санкции на государственный долг, возможно, через котировки, через переоценку доходностей бумаг, они окажут воздействие на финансовый результат банков как держателей одних из крупнейших пакетов государственного долга. Однако, мне кажется, здесь регулятор и финансовые власти в целом проявляют разумный протекционизм с точки зрения санкционного давления. Я не исключаю, что если их эффект окажется серьезным, то будут введены какие-то регуляторные послабления. Санкционная история показала, что «своих» здесь не бросают, поэтому, хоть все и непросто, но выживать не придется в одиночку.

— Какие сегменты банковского рынка будут развиваться активно?

— Розница, особенно необеспеченная, продолжает расти высокими темпами, несмотря на меры по охлаждению со стороны регулятора. Это стало сюрпризом, мы ожидали некоторого ослабления темпов роста. Но низкая ставка и активная маркетинговая политика банков, направленная на розничное кредитование, делают свое дело. Думаю, этот тренд может продолжиться.

— Вырастет ли доля госбанков в ближайшее время?

— Вряд ли, крупных санаций уже не будет, а маленькие не добавят существенных процентов к доле.

— Как будут работать иностранные банки?

— Их доля будет медленно снижаться. Банки, которые не успели здесь развернуть масштабный бизнес, постепенно уходят, а доля оставшихся крупных банков относительно стабильна.



Читайте наши лучшие материалы Яндекс. Дзен Телеграмм