Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

19.01.2018 Аналитика
Старые новые центробанки

Повестка центробанков: антикризисный инструментарий денежно-кредитной политики, расширение мандата и, конечно, контроль криптовалют



Как должна меняться политика центральных банков в новых глобальных экономических условиях? Так сформулировала проблематику одной из сессий Гайдаровского форума, прошедшего в РАНХиГС, Ксения Юдаева, первый заместитель председателя Центробанка.

Традиционно центральные банки проводили политику контроля и поддержания инфляции на низком уровне, используя стандартный инструмент — процентную ставку. Разразившийся в 2009 году экономический кризис вслед за колоссальными усилиями по восстановлению стабильности после краха финансовых рынков помимо прочего потребовал от национальных регуляторов переосмысления принципов денежно-кредитной политики (ДКП). О концепции нетрадиционных мер ДКП на Гайдаровском форуме рассуждал корифей банковского регулирования Якоб Френкель, председатель правления JP Morgan Chase International, председатель Банка Израиля в 1991–2000 годах.

Процентные ставки во многих развитых странах снизились до нулевой отметки, а в некоторых случаях принимают отрицательное значение. Как кризисная мера такой подход был оправдан, однако сейчас настало время для нормализации ДКП, то есть постепенного повышения процентной ставки, считает г-н Френкель. При этом приемлемый инфляционный таргет порядка 2% в год позволит на фоне роста производства обеспечить финансовую стабильность. Однако трансформации одной только денежно-кредитной политики недостаточно, антикризисные меры включают в себя и другие аспекты работы правительства — изменение налогово-бюджетной политики, поддержку национальных производителей. В этой связи эксперт напомнил об опасности протекционизма, который через сокращение глобальной торговли может спровоцировать эскалацию мирового кризиса.

Если раньше на платежном балансе нацбанков находились только избранные, максимально надежные активы, то вследствие кризиса их качество кардинально снизилось. Увы, наблюдение справедливо и для России: кейсы спасения коммерческих банков через вхождение в их капитал Центробанка не ограничились периодом острого кризиса, а достигли апогея в 2017 году.

«Как бороться с раздутыми балансами центробанков?» — задался вопросом Луис Мария Линде де Кастро, председатель Банка Испании, банковский сектор которой тоже серьезно пострадал от кризиса. Испанский рецепт: выходить из избыточных активов, особенно высокорискованных, — разумеется, постепенно и медленно, как и в случае с нормализацией процентной ставки, изменением бюджетной политики и другими макроэкономическими решениями. Усиление финансового надзора, более тщательный контроль уровня рисков, показателей кредитования — эти операционные меры предпринимают регуляторы во всем мире в работе над ошибками кризиса.

Усиление надзора, контроль рисков и показателей кредитования — это сейчас операционные меры регуляторов всего мира

Участники сессии отметили новации в представлениях о мандате Центрального банка, то есть объеме его полномочий, функций и роли в правительстве, которые серьезно трансформировались по сравнению с докризисным периодом. «20 лет назад активно обсуждалась идея, что центробанки должны отвечать только за ДКП, а регулирование должно быть в каком-то другом государственном органе», — напомнила Ксения Юдаева. По ее мнению, с 2008 года наблюдается обратная тенденция: функция надзора и регулирования во многих центробанках усиливается, это отчасти справедливо для Банка Англии и для ЕЦБ. Довольно выразительно эта идея была реализована в России: созданный в 2013 году мегарегулятор контролирует не только банковский сектор, но и другие секторы рынка финансовых услуг, серьезно нарастив политическое влияние.

Станет ли такая конфигурация необратимым решением, частью новой экономической реальности или же чрезвычайные полномочия национального Центробанка как «кризисного штаба» создают политические риски, нарушая принцип сдержек и противовесов? Будет ли расширенный мандат регуляторов эффективен в условиях растущей экономики, подразумевающих большую степень либеральности? Увы, дискуссия на сессии не достигла такого уровня остроты, чтобы откровенно обсуждать подобные вопросы.

Горчинку в обсуждение внес представитель банковского сектора Петр Авен, председатель совета директоров ABH Holdings S.A., хотя для начала он выразил солидарность с чиновниками в оценке макроэкономической картины. Стандартные механизмы монетарной политики не покрывают новые вызовы, тем более не всегда понятно, какими вообще могут быть эти вызовы. Что касается дополнительных механизмов, то на примере ситуации в США видно, что во многом исчерпан потенциал и фискальных мер, и маневров с госдолгом. Не исключается дефляционный сценарий, меняется глобальная ситуация с демографией и евро-азиатской логистикой — все эти факторы увеличивают неопределенность и обусловливают усиление роли пруденциального надзора.

 

Во внутринациональной плоскости отношений между регулятором и объектами регулирования эмиссар Альфа-Банка заострил градус дискуссии. «Пришло время поменять парадигму отношений между Центробанком и коммерческими банками. Регулятор должен быть партнером банка, а не плохим полицейским», — сформулировал г-н Авен. Особенно актуальна такая поддержка в связи с технологическими вызовами, в том числе посягательствами на рынок банковских услуг финтех-стартапов. В качестве приоритетных направлений поддержки Авен обозначил переход на безбумажный документооборот и вопросы комплаенса. Колоссальные издержки банков связаны с отчетностью — помимо РСБУ и МФСО сейчас еще добавился Базель. Около 60% времени на любом совете директоров уходит на обсуждение этих вопросов, поделился своими наблюдениями банкир, добавив: «Это тяжелое бремя для банков, надо искать способы упрощать эти процедуры».

Также Петр Авен подверг критике курс на огосударствление банковской системы. «То, что происходит сегодня в этом смысле, чрезвычайно опасно с точки зрения эффективного распределения ресурсов, устойчивости финансовой системы». По его мнению, ориентация на госбанки может усугубить ситуацию с плохими кредитами, схожие просчеты стоили Японии потери четверти ВВП.

Криптовалюты (какой же экономический форум может сейчас обойтись без этой темы?), их влияние на банковскую систему не вызывают у экспертов опасения в том смысле, что рисков для исчезновения или ослабления роли центробанков они не видят. Другое дело — влияние на ситуацию на финансовых рынках: криптовалюты (прежде всего биткоин) как ультрарискованный, чрезвычайно волатильный актив уже способны влиять на движение глобальных денежных потоков. Общая капитализация криптовалют — около 500 млрд долларов — относительно невелика в глобальном объеме денежной массы. Однако sub-prime занимали лишь малую часть ссудного портфеля, тем не менее спровоцировали колоссальные кризисные явления, напомнил глава испанского Центробанка.

Уже на другой сессии Форума Анатолий Аксаков, председатель Комитета Государственной думы по финансовому рынку, высказал мнение, что криптовалюты — это вызов как для участников платежного и финансового рынков, так и для регулятора. Центробанк должен участвовать в этом процессе, подчинить этот инструмент своей денежно-кредитной политике, более того — активно использовать его для цифровизации экономики. Со своей стороны, депутаты готовят два законопроекта: рамочно регулирующий криптовалюты и о краудфандинге. Интерес деятелей крипто-индустрии к нашей юрисдикции сразу же увеличится, подытожил депутат.



Сейчас на главной