Финансовая сфера

Банковское обозрение


08.09.2020 FinRetailАналитика
Тайм-аут пo-бeлopyccки

Кризис в белорусской банковской системе продолжится при любом развитии политических событий


Текущий политический кризис в Беларуси больно ударил по ее национальной банковской системе. Физические лица массово забирают из банков средства, лежавшие на депозитах, ряд банков прекратил кредитование. Все это происходит на фоне падения белорусского рубля. Попробуем разобраться, что будет с белорусской банковской системой при различных сценариях развития политических событий. 

Проблемная ситуация в банковском секторе сложилась еще до выборов, но связана она была в определенной степени с ними. «Первой ласточкой» белорусского банковского кризиса было уголовное дело, возбужденное против руководства Белгазпромбанка, включая его бывшего главу Виктора Бабарико. Против руководства Белгазпромбанка было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 243 «Уклонение от уплаты налогов и сборов в особо крупном размере» и по ч. 2 ст. 235 «Легализация средств, полученных преступным путем, в особо крупном размере». 

Банковский кризис начался не с выборов, а именно с изъятия валютных вкладов из Белгазпромбанка. На негативных ожиданиях по поводу дальнейшего состояния банковской системы вкладчики стали забирать валютные депозиты из всех банков подряд. Обыватель, даже финансово неграмотный, почувствовал ужесточение государственной политики в отношении банков, в том числе и с иностранным капиталом (в данном случае — с российским).

С другой стороны, судя по заявлениям Александра Лукашенко и ряда официальных лиц, дальнейшая политика в области банковской системы будет носить популистский характер: например, может произойти смягчение монетарной политики, в частности снижение ставок. 

На фоне продолжающегося политического кризиса, как нетрудно догадаться, белорусский рубль будет падать с большей скоростью, чем сейчас (только за 20 дней августа он упал по отношению к доллару на 25%, что в 2,5 раза превышает среднюю процентную ставку по срочным рублевым депозитам). В такой ситуации вывод средств с рублевых депозитов усилится. Собственно говоря, белорусский рубль в Беларуси и без того не был популярен. По состоянию на 1 июля 2020 года (т.е. еще до выборов, до начала политического кризиса, падения белорусского рубля и забастовок на крупнейших предприятиях) 58% депозитов в белорусских банках были в иностранной валюте. Чтобы понять непопулярность национальной валюты среди населения, достаточно зайти на любой белорусский сайт объявлений, например на сайт продажи автомобилей. Все цены там указаны в долларах либо евро.

Что касается банков, то объемы покупки ими валюты повысились во время политического кризиса непропорционально капиталам самих банков. Из этого можно сделать вывод, что ресурсы в белорусских рублях, направлявшиеся Нацбанком для поддержки ликвидности кредитных организаций, использовались именно для покупки валюты.

Подливает масла в огонь практика периодического отключения по всей стране Интернета, из-за чего невозможно снять деньги из банкомата или совершать операции со своими счетами в онлайн-приложениях. Возможен и такой негативный сценарий, как принудительная конвертация валютных вкладов в рублевые в случае отсутствия валютной ликвидности у банков. Подобного опыта у белорусских банков еще не было, но ведь и таких политических кризисов в истории независимой Беларуси еще не было.

Но самый негативный сценарий в сфере валютного рынка не этот, а тот, который Беларусь уже проходила во второй половине девяностых: наличие параллельных курсов валют, официального и курса черного рынка. В то время в банках практически никто не проводил сделки продажи иностранной валюты за белорусские рубли, продавали валюту только менялам, что было намного выгоднее. Не помогала и ответственность за сделки на черном рынке: у обоих участников сделки конфисковывали всю обмененную сумму, а их самих отправляли после этого на десять суток в изолятор временного содержания. Наличие параллельных курсов было бичом белорусской банковской системы, и Нацбанк смог справиться с этим явлением, только признав курс черного рынка в качестве официального. Если валютный кризис в Беларуси будет продолжаться, события вполне могут пойти по подобному сценарию.

В банках тоже, видимо, хорошо понимают, к чему может привести дальнейшее политическое противостояние, поэтому некоторые банки временно заморозили кредитование. 18 августа кредитование прекратили РРБанк и Абсолютбанк. 25 августа о прекращении выдачи кредитов объявил БНБ-Банк, 28 августа прекратили выдачу кредитов БПС-Сбербанк и Технобанк. Что касается Беларусбанка, Франсабанка и Белинвестбанка, то они сначала перестали кредитовать покупку жилья на вторичном рынке, но потом прекратили и другие виды кредитования. Беларусбанк также увеличил сроки рассмотрения заявок по кредитам для физических лиц. Что касается опального Белгазпромбанка, то о нем и говорить не приходится: естественно, никаких кредитов там не выдают. 

Это можно расценивать как реакцию банкиров на ожидание того, что Национальный банк приостановит операции по поддержанию ликвидности из-за роста кредитного портфеля банков в белорусских рублях, что оказывает дополнительное давление на внутренний валютный рынок. Действительно, Нацбанк с 24 августа по 15 сентября заморозил операции по поддержанию ликвидности в форме кредитов овернайт. Был установлен фиксированный объем кредитного портфеля, т.е. был введен так называемый ручной режим управления портфелями. Еще до выборов Нацбанк приостановил кредитование банков по фиксированной процентной ставке и перешел к поддержке ликвидности через кредитные аукционы. В результате подобных мер процентные ставки на межбанковском рынке выросли и, вероятнее всего, продолжат расти. Причина таких решений Нацбанка довольно прозрачна: в банковской системе Беларуси имеется дефицит ликвидности на фоне роста кредитного портфеля в белорусских рублях. Чтобы предотвратить дальнейший обвал белорусского рубля, банки лишили ресурса для покупки за рубли валюты. Ясно, что кредиты овернайт могли использоваться именно для этого — уж очень был велик соблазн заработать на разнице курсов. В данном же случае дефицит белорусских рублей у банков породит повышенный спрос на них, что поддержит белорусскую национальную валюту. Все это на фоне призывов к всеобщей забастовке и требования ряда иностранных контрагентов к белорусским банкам досрочно вернуть кредиты.

Можно прогнозировать, что, если политическая нестабильность не прекратится и белорусский рубль продолжит падение, то после 15 сентября Национальный банк РБ продлит срок отказа от поддержания ликвидности. Естественно, подобная ситуация приведет к тому, что список банков, не выдающих кредиты, увеличится. Пока кредиты не выдают только физическим лицам, но если в результате всеобщей забастовки возникнут проблемы с бизнесом, то можно ожидать, что банки в массовом порядке прекратят кредитование также и юридических лиц. Пока известно, что приостановил кредитование юридических лиц только Приорбанк — один из крупнейших белорусских банков. В других банках кредитование юридических лиц сокращено до минимума, причем в банках это скрывают, а информация об этом стала известна от корпоративных клиентов. 

Таким образом, мы видим жесточайший кризис ликвидности, которого в белорусских банках еще не было. Российскими банкирами ситуация должна восприниматься как патовая хотя бы потому, что белорусские подразделения российских банков оказались в числе наиболее пострадавших (в частности, рейтинговое агентство Moody’s поставило на пересмотр в том числе долгосрочный рейтинг «БПС — Сбербанка»). Фактическое прекращение кредитования юридических лиц может привести к серьезным последствиям на предприятиях: возможны задержки зарплаты, которые приведут к еще большему росту забастовочного движения. В любом случае, чем дольше будет продолжаться политический кризис, тем больше будет негативное воздействие на банковскую систему Беларуси.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ