Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

05.10.2018 АналитикаРазговоры финансистов
Уменьшаем риски МСБ вместе

На площадке XVI Международного банковского форума «Банки России — XXI век» о кредитовании малого и среднего бизнеса побеседовали генеральный директор агентства «БизнесДром» Павел Самиев и председатель совета директоров банка «Центр-инвест», доктор экономических наук, профессор Василий Высоков



Василий Высоков, «Центр-инвест». Фото: «Центр-инвест» Павел Самиев: Василий Васильевич, почему банки сегодня уделяют так много внимания сегменту малого бизнеса?

Василий Высоков: Малый бизнес сегодня — это самый популярный сегмент для банков после ипотеки, хотя бы потому, что банки научились управлять рисками малого бизнеса. Почему банки любят малый бизнес? Первое — нет больших рисков, которые могут сгубить банк целиком, то есть если один клиент уходит, на его место приходит другой. Второе — 80% малых предприятий дают столько же прибыли, сколько 20% крупных. Это означает длинный хвост, с которым просто надо работать.

Павел Самиев: Но просрочка по малому бизнесу росла вплоть до этого года.

Василий Высоков: Просрочка растет только у тех банков, которые плохо управляют рисками малого бизнеса. Что это значит? В кризис 2014 года все банки, как по учебникам MBA, подняли ставки. Клиент был вынужден брать такие дорогие кредиты и уходить с ними в никуда, возвращая убытки на баланс банка. Это классическая модель спекулятивного банкинга. Что делали мы, когда выросли риски? Садились, знакомились с клиентом, начинали эти риски уменьшать. В результате клиент получал кредит по нормальной ставке, завершал свой проект и возвращал деньги в срок и в полном объеме. Таким образом, когда в среднем по рынку просрочка была 17%, мы не выходили за 7%.

Сегодня банки научились использовать конкурентные преимущества малого бизнеса. Кроме длинного хвоста существует антикризисная динамика: «сильнее упал — быстрее отжался». Полугодие показывает, что малый бизнес уже чувствует кризис, а крупный еще нет. Например, завести инновацию на крупное производство невозможно. Инновации всегда начинаются с одного станка, и главное, что банки освоили нефинансовые продукты и услуги. Согласно анкетированию, которое мы проводили, банки консультируют по внешнеэкономической деятельности, налогам, маркетингу, правовому обеспечению, бухгалтерскому учету. Это реальное управление рисками, о котором я говорил: нужно уменьшать риски клиентов, и тогда все будет замечательно.

Павел Самиев: Как вы оцениваете деятельность существующих институтов развития, направленную на поддержку сегмента МСП?

Василий Высоков: Вчера как раз обсуждали эту тему на заседании совета Ассоциации. Это очень хорошо прозвучало с той точки зрения, что в нашей стране кроме «естественных монополий» есть немало «ремесленных мастерских», в которых и протекает основная жизнь населения страны. Большинство банков, в том числе региональных, действительно знают нужды региона и кредитуют не просто малый бизнес, а инфраструктурные проекты, ремонты многоквартирных домов, дорог, школ. У нас, например, есть проекты, связанные с молодежным и женским предпринимательством, социальные проекты, когда нужны деньги для открытия музея или детского сада. Проблема в том, что, по моим оценкам, не более топ-20 банков могут участвовать в финансировании крупных проектов, для которых, наверное, нужны фабрики проектного финансирования. В мире все институты развития работают в обратном направлении. Они дают гарантии для малых проектов. В чем проблема проектного финансирования? Нет достаточного залога, точнее, не хватает чисто формальных показателей по обеспечению. Институты развития должны давать банкам инструмент, для того чтобы можно было нормально отразить на балансе тот проект, в который верят и банкир, и клиент.

Павел Самиев: Что нужно сделать, чтобы система, которая образовалась после реформирования, начала нормально работать? Я имею в виду образование корпорации МСП, под ней МСП Банк и т.д.

Василий Высоков: Для этого надо, чтобы гарантии на всех уровнях имели рейтинг AAA, начиная с гарантий, которые дает корпорация, банк МСП и, далее, региональные фонды. Проблема корпорации МСП заключается в том, что проекты на 100 млн рублей — это не малый бизнес. Чтобы начать восстанавливать малый бизнес, надо выдавать кредиты от 300 тыс. рублей до 3 млн. Для этого не надо, чтобы корпорация и вся система государственных гарантий работали индивидуально с каждым проектом, надо, чтобы банк, который работает в этом направлении, получал лимит и дальше просто отчитывался по выданным гарантиям.

Павел Самиев: Судя по опросам предпринимателей, они чувствуют определенную «разморозку» с точки зрения банковского кредитования. Но и альтернативные пути, такие как лизинг, факторинг, микрокредиты (вплоть до инструментов нефинансового рынка типа p2p-площадок), становятся более доступными.

Василий Высоков: Действительно, банковский сектор на сегодняшний день более зарегулирован. Но вольница, которая есть у лизинга, факторинга и микрофинансовых организаций, продлится недолго. Проблема на самом деле более острая. Две трети малых предприятий, по индексу Промсвязьбанка и «Опоры России», вообще не берут кредиты. Не потому, что обходятся без них, а потому, что не хотят делать рывка. А опросы общественного мнения проводятся организациями, которые работают, как сводники, между банками и малым бизнесом. То есть рассказывают о рисках и недостатках и в результате добиваются таких решений, когда льготное кредитование составляет всего 1,5% общей массы кредитов малому бизнесу. Здесь уместно напомнить: в 2017 году банки выдали кредитов субъектам МСП на 6 трлн рублей, но об этом умалчивают и СМИ, и объединения предпринимателей. А когда начинаешь внимательно вглядываться в анкеты и правильно структурировать ответы, видишь, что недовольство работой банков составляет 5–9%, а все, что касается неопределенности экономической ситуации, отсутствия спроса на продукцию, отсутствия квалифицированных кадров и оборудования, занимает 60–70%.

У нас в стране плохая система управления малым бизнесом, которая лишает бизнес 14 трлн рублей

Согласно анализу Международной финансовой корпорации (IFC), у нас в стране плохая система управления малым бизнесом, которая лишает бизнес 14 трлн рублей. За это можно и побороться. Что можно сделать? Самое болезненное для бизнеса — это проверки: 50% проверок — это приходят, проверяют и закрывают акт; 20% проверок — это действительно приходят умные люди, специалисты и советуют, что делать; 15% — приходят проверяющие, чтобы «позолотили ручку»; 10% проверок организуют конкуренты; 5% — это проверки, за которыми стоит криминал, желающий «отжать бизнес». Надо те 20%, которые являются консультационными проверками, расширить хотя бы до 30%. Убирать постепенно криминал, коррупцию. Конкуренты — это, может быть, не так существенно, но тоже эти вещи можно урегулировать.

Павел Самиев: Последний вопрос — про маркетплейс для малого бизнеса. Сейчас это очень популярная тема, но все говорят об экосистеме финансовых и нефинансовых продуктов для розничных клиентов.

Василий Высоков: Банк «Центр-инвест» участвует в маркетплейсе по рознице. Первая транзакция была проведена как раз нами. Заявки на депозиты и кредиты для физических лиц у нас были автоматизированы два года назад, а сейчас уже автоматизированы и заявки на кредиты для малого бизнеса. Поэтому переход на маркетплейс не составляет труда. Дальше начинается конкуренция за главного инвестора и главного бенефициара — население. Ответ на вопрос, куда бабушкам вкладывать деньги, — лучше вложить в банк «Центр-инвест». Потому что «Центр-инвест» даст деньги на стартап для их внуков или для друзей. Лучше, чтобы эти деньги использовались именно таким образом.



Сейчас на главной