Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • В поисках ключей к конкуренции
06.09.2018 Аналитика

В поисках ключей к конкуренции

Рост доли активов госбанков, конкретнее — двух лидеров рынка, Сбербанка и ВТБ, — новый вызов для банковской системы России. Именно развитие конкуренции стало главной темой XVI Международного банковского форума «Банки России — XXI век»


Предложения по оздоровлению рынка звучали разные — от ограничений для госбанков до их скорейшей приватизации. Со своей стороны, Центральный банк считает, что ключ к конкуренции — равный доступ к новым финансовым технологиям и цифровым платформам.

 

 

Уровень конкуренции не тождествен количеству банков, заявил заместитель председателя Банка России Василий Поздышев. В своем выступлении он высказал мысль, что санация банковского сектора последних лет способствует развитию конкуренции. «Старый механизм финансового оздоровления привел к тому, что значительное количество банков могло работать, не соблюдая нормативов. К примеру, могли работать, имея долгосрочные графики доформирования резервов. Это нарушало и нарушает финансовую конкуренцию», — считает господин Поздышев.

По мнению зампреда Центробанка, концентрация рынка вызвана эффективностью работы лидеров. «Чтобы доля крупнейших банков хотя бы не росла, им нужно создавать достойных конкурентов, — заявил зампред ЦБ. — Сейчас рынок очень негативно воспринял объединения Бинбанка и “Открытия”. Но это именно проект создания крупного конкурента, его задача — усилить конкуренцию среди системно значимых банков».

Преференции госбанков в части обслуживания счетов госучреждений вызваны тем, что при выборе банка большинство министерств и ведомств прежде всего руководствуются размером капитала, считает Василий Поздышев. «Размер имеет значение, но не настолько большое. Мы не первый год предлагаем перейти к оценкам по рейтингам, — заявил он. — Это может в значительной степени решить проблему конкурентного доступа к этим деньгам».

С тем, что тема конкуренции на банковском рынке приобрела дополнительную остроту за последние годы, согласился первый заместитель президента — председателя правления Банка ВТБ Дмитрий Олюнин. Он отметил, что к сложившейся ситуации привел ряд факторов, и не отрицал, что поддержка АСВ дала сильный импульс росту госбанков. В качестве еще одного фактора он выделил срыв программы приватизации. «Все банки с государственным участием имели это своей целью, но в текущих условиях потенциал приватизации ограничен», — считает он.

 

Дмитрий Олюнин, ВТБ

Дмитрий Олюнин, ВТБ

 

Дмитрий Олюнин отметил, что доля пяти крупнейших банков выросла за последние несколько лет всего на 5% и не выглядит одиозной на фоне остальных экономик мира. По словам первого заместителя президента — председателя правления Банка ВТБ, «концентрация капитала — объективная тенденция». По мнению господина Олюнина, такая ситуация никак не сказывается на снижении уровня конкуренции. «Мы активно конкурируем, в том числе с госбанками, в частности со Сбербанком и Газпромбанком. Конкурируем с банками с иностранным участием. Частные банки, ориентированные на цифровую модель развития, — серьезные конкуренты для нас в сфере кредитования МСП», — сказал Дмитрий Олюнин.

Представитель ВТБ также солидарен с позицией Василия Поздышева, что за счет последовательной политики Центробанка по выводу с рынка недобросовестных банков конкуренция оздоровилась.

Идея ограничить госбанки на рынке M&A не нашла понимания у первого заместителя председателя правления ВТБ. «Неправильно ограничивать банки в развитии из-за присутствия в числе их акционеров государства, — заявил он. — Кроме того, госбанки — неактивные игроки на этом рынке. Да, ВТБ тут выделяется, но стоит отметить, что из четырех приобретенных нами за последнее время банков два — это банки с государственным участием (Транскредитбанк и Банк Москвы)».

Доля рынка, занимаемая Сбербанком, близка к понятию монополизма, считает заместитель председателя правления Совкомбанка Алексей Панферов. «Половина депозитной базы, треть активов. Эти показатели превосходят суммарно показатели четырех ведущих банков в любой развитой экономике мира», — отметил он. «Дело не только в наследстве СССР, — уверен господин Панферов. — Мы пережили две фазы искажения конкуренции. Сначала частные банки долгие годы противостояли надутым пустышкам на рынке, а в результате зачистки понесли большие репутиционные потери». Алексей Панферов высказал пожелание ФАС и Центробанку, чтобы те озвучили: какова, по их мнению, допустимая доля одного банка в различных продуктовых сегмента? 40%, 50%? В какой временной перспективе? «У нас есть отличные примеры, как ограничивают монополистов в других секторах экономики, в том же ретейле».

 

Алексей Панферов, Совкомбанк

Алексей Панферов, Совкомбанк

 

Объективные сложности в развитии бизнеса средних и малых банков увидел председатель правления МСП банка Виктор Голованов. Он отметил, что доля кредитов для МСП от топ-30 банков составляет 70%, и дефолтность у них существенно ниже, чем у малых банков. «Если раньше малые и средние банки считали своим конкурентным преимуществом хорошее знание клиента, то теперь они, очевидно, по сумме факторов это преимущество утрачивают», — отметил он. К этому приводит рост возможностей продвинутых онлайн-систем топовых банков, возможностей микрофинансовых организаций, краудфандинговых платформ и иных компаний финтеха.

По оценкам МСП банка, рост кредитного портфеля для МСП составит до 10% в ближайшие пару лет. Это 2,6 трлн рублей. При сохранении текущего объема рынка малым и средним банкам потребуется для этой цели дополнительные 700 млрд рублей. «Не уверен, что эти деньги найдутся», — поделился своим сомнением Голованов. Он заявил, что МСП банк совместно с ЦБ постоянно находится в поиске решений для малых, региональных банков и банков с базовой лицензией, которые помогут им активнее кредитовать малый бизнес. Одно из решений видится во внедрении технологии открытых API при условии равного для всех банков доступа к цифровым платформам.

Пора заявить о целевой модели банковского сектора, к которой стремится Центробанк, считает заместитель председателя правления Альфа-Банка Владимир Сенин. Не ставятся ли цели доминирования госсектора и конкуренции малого числа банков? Он также упомянул о негативном влиянии на ситуацию общего процесса огосударствления экономики.

«ФАС очень четко и правильно диагностирует проблему, но сделать ничего не может, так как все рычаги — у ЦБ, — заявил Сенин. — При этом, строго говоря, мегарегулятор не отвечает за состояние конкурентной среды. То, что Центробанк говорит о конкуренции, он делает в силу внутренних убеждений, а не в силу закона, и это надо изменить». В этой связи Владимир Сенин предложил внести в Закон о Центральном банке поправку, наделяющую его функцией стимулирования конкуренции. Также Сенин предложил ЦБ внести соответствующий раздел в свой ежегодный доклад по денежно-кредитной политике.

Другие его предложения — законодательные ограничения доли госбанков в отдельных рыночных сегментах, по аналогии с Законом о торговле и квотирование доли госбанков при обслуживании счетов государственных и муниципальных учреждений и госкорпораций. «Если не предпринимать никаких шагов, то через десять — пятнадцать лет частный бизнес в банковском секторе будет сведен к очень незначительной величине», — уверен Владимир Сенин.

Красной нитью во многих выступлениях проходила тема развития цифровых технологий как инструмента конкуренции. Тон задала Эльвира Набиуллина, заявившая в приветственном видеообращении к участникам Форума: «Мы заинтересованы в том, чтобы финансовые технологии могли применять не только крупные банки, но и небольшие банки, все участники финансового рынка. Поэтому очень важно создание инфраструктуры цифровых финансов, доступных для всех участников финрынка».

Василий Поздышев развил ее мысль, заявив, что Центробанк стремится стать лидером внедрения новых технологий. «Для выравнивания условий конкуренции мы предлагаем банковскому сообществу большое количество объединенных технических платформ, общедоступных реестров и т.д. Эта работа нацелена на то, чтобы сделать такие продукты доступными для банков, которые самостоятельно не способны пройти эту цифровую эволюцию», — отметил он.

«Встраивание в цифровую экономику — главный вызов для сообщества, — считает Дмитрий Олюнин. — Без активной цифровизации бизнеса роялти снизится с 15 до 10%. Тут малые и средние банки имеют преимущество, так как доходность традиционного банкинга снижается, а то, что становится предметом выживания, этому мы еще учимся. При этом скорость внедрения новых технологий в крупных банках существенно ниже».

Бюджет на IT в финсекторе уже составляет основную статью расходов, заявил председатель правления Росбанка Илья Поляков. Оценочные расходы в 2018 году в мировом масштабе составят порядка 520 млрд долларов. По данным агентства «МакКинзи», перевод любой услуги «в цифру» позволяет сократить издержки на 20–30% и увеличить доходы на 10%.

 

Илья Поляков, Росбанк

Илья Поляков, Росбанк

 

Беспокойство малых банков по поводу конкуренции со стороны финтех-компаний необоснованное, считает Поялков. Последние не могут претендовать на существенную долю на рынке банковских услуг в силу особенностей регулирования. «Сейчас регуляторы всех стран мира обеспокоены тем, чтобы контроль и регулятивная среда были едины для банков и финтех-компаний. Поэтому есть потенциал для гармоничного развития», — заявил он. Также председатель правления Росбанка отметил, что покупка у финтех-компаний готовых решений — ключ к успешной конкуренции для малых и средних банков.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ