Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

  • Законность отдельных условий банковского обслуживания в решениях судов
15.01.2016 Аналитика
Законность отдельных условий банковского обслуживания в решениях судов

Все чаще в судебной практике встречаются споры, связанные с законностью тех или иных условий договоров между банками и их клиентами. В статье речь пойдет о соответствии закону отдельных условий договоров на банковское обслуживание, а также законности отдельных требований государственных органов к банкам



Законность условий договора о погашении кредита в строго определенный день

Нередко кредитные организации устанавливают, что заемщик вправе погасить кредит полностью или частично в строго определенный день. Такое условие является законным, если оно соответствует императивным требованиям ст. 810 Гражданского кодекса РФ. Договор не должен ограничивать право заемщика погасить кредит в любой момент при условии уведомления банка не менее чем за 30 дней до предстоящей даты погашения. То есть условие о возможности досрочного погашения в дату очередного ежемесячного платежа не противоречит закону, если в соответствии с условиями договора такая дата окажется в пределах установленного законом 30-дневного срока.

В том случае если дата ежемесячного платежа, в которую согласно условиям договора можно будет произвести досрочное погашение, будет выходить за пределы установленного законом срока в 30 дней, есть риск признания такого условия недействительным как нарушающего права потребителей.

Постановление ФАС Поволжского округа от 24.07.2014 по делу № А55-23509/2013.

В рамках данного дела рассматривалось требование Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) по Самарской области, которое потребовало от банка привести в соответствие с действующим законодательством кредитные договоры, так как, по мнению Роспотребнадзора, условие о полном или частичном досрочном погашении кредита только в день ежемесячного платежа в случае уведомления банка не менее чем за один рабочий день ущемляет права потребителей.

Однако судами была поддержана позиция банка о законности такого положения договора, так как оно соответствует требованиям ст. 810 Гражданского кодекса РФ, не нарушая каких-либо прав потребителя.

Примечание. Данное дело примечательно тем, что в судах нижестоящих инстанций банку было отказано в удовлетворении его требований об оспаривании предписания Управления Роспотребнадзора со ссылкой на то, что оно не нарушает его прав в связи с истечением срока на привлечение к административной ответственности. Тем не менее по верному замечанию суда кассационной инстанции, удовлетворившего требования банка, предписание нарушает законные интересы банка, так как оно, несмотря на его незаконность, должно быть исполнено либо пока оно не отменено, либо пока оно не признано незаконным в установленном законом порядке.

Аналогичная позиция о законности условия о погашении займа только в дату ежемесячного платежа содержится также в Постановлении ФАС Уральского округа от 29.05.2014 № Ф09-2424/14 по делу № А07-9902/2013. Суд в рамках данного дела указал, что период между двумя датами ежемесячных платежей не превышает календарного месяца, таким образом, в случае обращения клиента с заявлением о досрочном погашении задолженности в любой другой день после даты ежемесячного платежа погашение задолженности произойдет в срок уплаты очередного ежемесячного платежа, но до истечения 30-дневного срока, установленного п. 2 ст. 810 Гражданского кодекса РФ для уведомления займодавца о досрочном погашении задолженности. Такое условие даже является менее жестким по сравнению с условиями ст. 810 Гражданского кодекса РФ.

1. Законность условий кредитного договора о страховании и об уплате комиссии за подключение к услуге страхования

1.1. Добровольное страхование жизни и здоровья.

Часто в правоприменительной практике встречаются споры, связанные с оспариванием законности указания в договоре на такой дополнительный способ обеспечения интересов банка, как страхование заемщиком своей жизни и здоровья.

Как уже ранее разъяснено в Обзоре Верховного Суда РФ по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (от 22.05.2013), в качестве дополнительного способа обеспечения исполнения кредитного обязательства допускается только добровольное страхование заемщиком риска своей ответственности.

Таким образом, законом допускается, что в кредитных договорах может быть предусмотрена возможность заемщика застраховать свою жизнь и здоровье в качестве способа обеспечения исполнения обязательств.

В Определении Московского городского суда от 20.06.2014 №4г/8-6074 отмечено, что не является дискриминационным условие о страховании в том случае, если предоставление кредита не было обусловлено приобретением услуги страхования, а требования закона о письменной форме сделки соблюдены при заключении договора страхования. Добровольное согласие лица на подключение к программе страхования подтверждается его подписью.

Выводы о законности взимания комиссии за подключение заемщика к программе страхования содержатся в Постановлении ФАС Поволжского округа от 20.02.2014 по делу № А55-9463/2013. Согласно данному судебному акту подтверждено, что в случае добровольного согласия заемщика на подключение его к дополнительной услуге, ознакомления его с возможными комиссиями взимание таких комиссий (а также соответствующее условие договора) не может быть признано недействительным. Заключая договор страхования заемщика и определяя плату за подключение к программе страхования, банк действует по поручению заемщика, а данная услуга, как и любой договор, является возмездной в силу положений п. 3 ст. 423 и ст. 972 Гражданского кодекса РФ.

Необходимо напомнить, что согласно п. 2 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» не допускается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением других. В то же время допускается взимание банком соответствующих комиссий за действия, в результате которых осуществляется предоставление заемщику (клиенту) отдельного имущественного блага.

Таким образом, судебная практика не признает добровольное страхование жизни и здоровья заемщиком (в том случае, если получение кредита не обусловлено заключением такого рода договора страхования) как нарушающее требования действующего законодательства.

1.2. Обязательное страхование предмета залога.

В то же время в правоприменительной практике не рассматривается в качестве нарушения обязательное страхование предмета залога, если на его приобретение предоставлен кредит. Главным условием является возможность заемщика выбрать страховую компанию, где бы он захотел застраховать заложенное имущество, а не навязывание какой-либо конкретной организации.

Указанная позиция следует из пп. 1 п. 1 ст. 343 Гражданского кодекса РФ, а также ст. 33 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», которыми прямо предусмотрено страхование предмета залога. Как указывают суды, условие кредитного договора о страховании предмета залога следует из закона; не относится к навязыванию приобретения дополнительных услуг, поскольку банк не является лицом, реализующим услугу, а сама услуга (страхование предмета залога) взаимосвязана с кредитным договором и является его составной частью. В то же время из буквального содержания кредитного договора не должно следовать, что потребитель обязан заключить договор страхования предмета залога до заключения кредитного договора. Такая позиция содержится в ряде актов как арбитражных судов, так и судов общей юрисдикции, например: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.08.2012 по делу № А43-25618/2011; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.02.2011 по делу № А27-9394/2010; Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2012 по делу № А43-38524/2011; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21.02.2012 по делу № А33-15627/2011; Определение Московского городского суда от 19.12.2013 № 4г/3-11634/13.

Таким образом, обязанность залогодателя страховать заложенное имущество следует из положений действующего законодательства (при нахождении имущества у него), однако залогодателю должна быть предоставлена возможность выбора страховой компании.

2. Законность условий кредитных договоров о списании сумм задолженности по такому договору перед банком с любого банковского счета клиента

Нередко в правоприменительной практике возникают споры относительно права банка осуществлять списание задолженности по кредитному договору с иных счетов клиента, открытых в банке, без дополнительного распоряжения.

Согласно сложившейся практике суды рассматривают такие условия как нарушающие права потребителя.

Так, например, в соответствии с Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 21.03.2014 по делу № А27-8413/2013 (Определением ВАС РФ от 25.06.2014 № ВАС-7943/14 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора) отмечено, что условие, согласно которому заемщик предоставляет кредитору право без его распоряжения списывать денежные средства с любого своего банковского счета, открытого у кредитора, в целях возврата (в том числе досрочного) основного долга, просроченного основного долга, а также уплаты основных процентов, просроченных основных процентов и неустойки, противоречит ст.ст. 845, 854 Гражданского кодекса РФ, поскольку предполагает право банка на бесспорное распоряжение денежными средствами клиента на любых его счетах, независимо от наличия или отсутствия законных оснований истребования и правильности размера истребуемой кредитной организацией суммы задолженности и процентов по кредиту с любых счетов клиента.

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС Уральского округа от 10.06.2014 № Ф09-3289/14 по делу № А07-188/2013.

В то же время по указанию суда из системного толкования норм права следует, что списание денежных средств со счета клиента без его распоряжения допускается только в случаях и по основаниям, которые прямо предусмотрены в договоре банковского счета, с указанием конкретных банковских счетов. Вместе с тем условия пунктов договора, содержащие формулировку «с любого банковского счета», не соответствуют установленным требованиям.

Кроме того, право банка на списание может быть закреплено посредством предоставления клиентом «заранее данного акцепта», требование к оформлению и содержанию которого установлены Положением о правилах осуществления перевода денежных средств (утверждено Банком России 19.06.2012 № 383-П).

3. Недопустимость условий о «двойной» ответственности клиента перед банком и выборе банком суда, которому подсудны споры

Несмотря на кажущуюся однозначность в решении вопросов о незаконности данных условий, продиктованную разъяснениями вышестоящих судебных инстанций, в судебной практике по-прежнему встречаются споры, связанные с оспариванием приведенных выше положений.

3.1. «Двойная» ответственность заключается в том, что за одно нарушение (в данном случае за просрочку исполнения обязательства по возврату кредита) договором предусмотрено наступление сразу двух мер гражданско-правовой ответственности —взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами и одновременное взыскание штрафа (неустойки). Согласно п. 6 и п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» кредитор вправе применить к нарушителю лишь одну из предусмотренных законом (ст. 395 Гражданского кодекса РФ – проценты за пользование чужими денежными средствами; ст. 330 Гражданского кодекса РФ – неустойка) мер ответственности; применение двух мер ответственности является незаконным, противоречит императивным принципам права, а также является несправедливым.

В Постановлении ФАС Московского округа от 04.06.2014 № Ф05-3558/2014 по делу № А40-67388/13 данная позиция подтверждена: недопустимым является предусмотрение в договоре двух мер гражданско-правовой ответственности и их применение одновременно. Такое условие противоречит правовой позиции, согласно которой за одно и то же правонарушение не могут применяться несколько мер ответственности.

3.2. Кроме того, в данном постановлении подтверждена позиция, согласно которой включение банком в договор положения о подсудности спора только по месту нахождения банка (в том числе и по делам, где банк выступает истцом) ущемляет установленные законом права заемщика-потребителя по сравнению с установленными законодательством РФ.

Подход суда воспроизводит положения п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров», согласно которому условие кредитного договора о том, что споры по иску банка к заемщику-гражданину рассматриваются судом по месту нахождения банка, нарушает законодательство о защите прав потребителей.

Данная позиция была ранее изложена в во многом прецедентном на тот момент деле, рассмотренном в рамках Постановления Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 № 7171/09, в котором сформулирован целый ряд условий, которые не должны включаться в условия договоров между банками и гражданами.

В то же время стоит отметить, что ст. 13 Федерального закона от 21.12.2013 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» установлен новый порядок предъявления исковых заявлений в суд, согласно которому допускается возможность согласования сторонами в индивидуальных условиях договора потребительского кредита (займа) территориальной подсудности спора по иску банка к заемщику, но лишь в пределах субъекта РФ по месту нахождения заемщика или по месту получения заемщиком оферты (предложения заключить договор).

В связи с этим можно говорить о том, что в части возможности определения подсудности споров по иску кредитора к заемщику судебная практика изменится (для договоров, заключенных после 01.07.2014).

Таким образом, как показывает практика, при рассмотрении споров о соответствии закону тех или иных условий договоров на банковское обслуживание суды исследуют вопросы, предусмотрено ли данное условие действующим законодательством; является ли оно более обременительным или, наоборот, более мягким по сравнению с законом. В том случае, если условие договора законом не предусмотрено, если оно устанавливает более жесткие правила, нежели предусмотрены законом, если условие договора допускает неограниченное усмотрение банка (при недопущении самим законом права сторон устанавливать иной порядок в договоре), то высока вероятность признания такого условия недействительным.

Кроме того, стоит обратить внимание на то, что теперь согласно п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» установлено правило, что при неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия (пока не доказано иное, такой стороной будет предполагаться именно банк, а условия договора будут толковаться в пользу потребителя).

4. Законность условия об аннуитетном способе погашения кредита

В рамках Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 28.08.2014 по делу № А53-2903/2013 рассмотрены требования Управления федеральной антимонопольной службы (УФАС) о навязывании банком аннуитетного способа погашения кредита и невозможности заемщика выбрать другой способ (дифференцированный способ) погашения кредита.

Претензии государственного органа заключались в том, что банк, подпадающий под категорию монополиста, навязал одному из заемщиков обязанность осуществлять погашение кредита аннуитетным способом, гражданин-заемщик лишен возможности влиять на содержание договора, что, по указанию УФАС, привело к значительным переплатам и, следовательно, злоупотреблению доминирующим положением.

Однако при повторном рассмотрении дела (второй круг его рассмотрения) суды указали, что антимонопольным органом не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии признаков навязывания гражданину невыгодных условий договора.

Кроме того, по указанию суда заемщику гарантировано право на досрочное погашение кредита, которое не может быть чем-либо ограничено. За счет имеющегося у заемщика права на досрочное погашение кредита он может увеличивать сумму ежемесячного платежа вплоть до той минимальной суммы ежемесячного платежа, которую он платил бы, если бы изначально получил кредит с дифференцированным способом погашения кредита. Суд пришел к выводу, что аннуитетный способ погашения кредита не лишает заемщика возможности осуществлять погашение кредита дифференцированными платежами, а наоборот, предоставляет заемщику свободу выбора в определении размера ежемесячного платежа, который он будет направлять на погашение кредита. Не предоставлено доказательств того, что заемщик обращался в банк и ему было отказано в досрочном погашении кредита либо в оплате дифференцированными платежами.

К схожим выводам пришел суд и в Определении Ленинградского областного суда от 24.04.2014 № 33-1407/2014. В рамках данного дела заемщик заявлял о признании условия об аннуитетном кредитовании недействительным. Однако и в рамках данного дела суд не усмотрел оснований для признания такого условия незаконным, сославшись на ознакомление заемщика с условиями кредитного договора, в том числе с полной стоимостью кредита, а также подписание договора заемщиком.

Аналогичные выводы содержатся также и в других судебных актах, например: Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 31.10.2013 по делу № 33-8531/2013; Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 10.04.2013 по делу № 33-2777/2013; Апелляционное определение Астраханского областного суда от 30.06.2014 по делу № 33-2263/2014.

5. Правомерность уступки банком прав (требований) по кредитному договору третьим лицам

В отношении договоров потребительского кредита, заключенных после 01.07.2014, вопрос о правомерности уступки прав (требований) по кредитному договору третьим лицам однозначно решен ст. 12 Федерального закона от 21.12.2013 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», согласно которой кредитор вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором, содержащим условие о запрете уступки.

Однако в отношении договоров, заключенных ранее, по-прежнему сохраняются споры относительно законности такого условия договора и действий банка.

Согласно п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству.

Еще более либеральный подход закреплен в п. 16 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров», согласно которому уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заемщика.

Споры о законности указанных выше условий и действий банка вновь обострились с появлением Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», согласно п. 51 которого «разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении».

Стоит отметить, что в проекте редакция данного пункта звучала намного жестче: «При рассмотрении дел по спорам о предоставлении кредитов потребителям банк, иная кредитная организация не вправе передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности».

В связи с изложенным есть основания полагать, что правильным подходом, основанным на законе, является исследование вопросов о согласовании в договоре права банка на передачу прав (требований) по кредитному договору.

Данный подход разделяется также и большинством судов (в том числе при исследовании договоров, заключенных после издания указанного судебного акта Верховного Суда РФ).

Так, например, согласно Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.03.2014 по делу № А19-790/2013 условия кредитного договора, предусматривающие право банка уступить полностью или частично свои права (требования) по кредитному договору третьему лицу, не противоречат действующему законодательству и не ущемляют права потребителей.

Схожая позиция содержится и в практике большинства судов общей юрисдикции. Так, из Определения Верховного Суда РФ от 01.07.2014 № 25-КГ14-1 следует, что судам необходимо исследовать наличие в договоре выраженного волеизъявления сторон на включение в кредитный договор условия о возможности уступки права (требования) третьему лицу. Аналогичный подход содержится в Апелляционном определении Московского областного суда от 14.07.2014 по делу № 33-15182/14.

Как указано в Определении Московского городского суда от 19.06.2014 № 4г/8-4368 уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности». Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств; с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. При замене кредитора права заемщика не нарушаются, поскольку уступка права (требования) не влияет на объем прав и обязанностей должника по кредитному договору. Для заемщика не может иметь значение, в чей адрес необходимо перечислять денежные средства с целью прекращения своего обязательства по кредитному договору. Кредитная организация при заключении кредитного договора вправе включить в него условие о своем праве передавать право требования по кредитному договору в том числе и лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности.

В то же время в одном из судебных актов (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2013 по делу № А41-30832/13) отмечено, что условие кредитного договора, допускающее уступку требования к заемщику, надлежащим образом исполняющему обязанности по договору, нарушает права такого заемщика как потребителя.

Таким образом, с учетом изложенного стоит говорить о том, что закон, а также большинство судебных органов стоят на том, что уступка прав (требований) по кредитному договору гражданином допускается при условии согласования данного положения в договоре. Кроме того, уступка прав (требований) не должна ухудшать положение заемщика по сравнению с тем, которое существовало до уступки.

6. Правомерность запроса органами прокуратуры сведений, составляющих банковскую тайну

Данный вопрос напрямую не связан с оспариванием условий банковского обслуживания, однако от этого не теряет своей актуальности в связи с различными подходами к его решению.

Верховный Суд РФ при рассмотрении дел, связанных с привлечением руководителей кредитных организаций к административной ответственности, предусмотренной ст. 17.7 КоАП РФ (невыполнение законного требования прокурора) указывает, что Федеральный закон от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» содержит исчерпывающий перечень лиц, которые вправе получать от банков информацию, составляющую банковскую тайну. При этом органы прокуратуры Российской Федерации и их должностные лица не указаны в данном перечне. Специальные федеральные законы, регламентирующие деятельность конкретных органов, могут содержать нормы, предусматривающие право этих органов получать информацию, составляющую банковскую тайну, однако Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» не содержит норм, предоставляющих органам прокуратуры Российской Федерации и их должностным лицам право получать от банков информацию, относящуюся к банковской тайне. В связи с этим органы прокуратуры Российской Федерации не вправе требовать от кредитных организаций предоставления информации, составляющей банковскую тайну.

Такая позиция содержится в Постановлениях Верховного Суда РФ от 28.02.2014 № 32-АД13-8; от 28.02.2014 № 32-АД13-9; от 27.02.2013 № 32-АД12-4.

Данный подход разделяется и рядом областных судов. Например, в Апелляционном определении Воронежского областного суда от 01.11.2012 № 33-5476 подчеркивается, что в Письме Генеральной прокуратуры РФ от 12.03.2010 № 73/1-380-2010 указано на недопустимость истребования от кредитных организаций информации, составляющей банковскую тайну, а также на необходимость исключения из практики случаев истребования излишних материалов, документов и сведений, которые должны быть получены прокурорами непосредственно в ходе проверок. Следовательно, правомочий по истребованию сведений, составляющих банковскую тайну, у прокуратуры нет.

В то же время в практике есть и иной подход, заключающийся в том, что право прокурора запрашивать сведения, являющиеся банковской тайной, следует из его правомочий по надзору за законностью и исполнением законодательства в различных сферах.

Так, в рамках Апелляционного определения Алтайского краевого суда от 22.01.2014 по делу № 33-490/2014 суд указал, что прокурор является специально уполномоченным лицом, на которого возложены функции надзора за исполнением законодательства о государственной службе и противодействия коррупции, поэтому в рамках представленных ему полномочий он вправе истребовать необходимую информацию, в том числе информацию о банковских счетах, с целью проведения соответствующих проверок.

В Решении Хамовнического районного суда г. Москвы от 11.12.2013 по делу № 2-3428/13 по иску клиента к банку о взыскании убытков за предоставление банком органам прокуратуры сведений, составляющих банковскую тайну, указано на право прокуратуры запрашивать сведения, составляющие банковскую тайну, в рамках проверки законности проведения торгов. В то же время особенностью данного дела является также и то, что, по указанию суда, истцом не представлено каких-либо доказательств причинения ему убытков в заявленном размере в результате предоставления прокурору запрашиваемых сведений.

7. Незаконность условия о взимании комиссии за ведение ссудного счета

Еще с конца 2009 года в судебной практике сложилось четкое понимание, что взимание комиссий за ведение ссудного счета является недопустимым, так как ссудные счета не являются банковскими счетами и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами. Таким образом, действия банка по открытию и ведению ссудного счета нельзя квалифицировать как самостоятельную банковскую услугу, а значит, и комиссию за такую операцию взимать недопустимо.

Такая позиция отражена в постановлениях Президиума ВАС РФ от 17.11.2009 № 8274/09 и от 02.03.2010 № 7171/09. Неизменность данной точки зрения подтверждается и последними актами Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, в соответствии с которыми комиссия может взиматься за осуществление какого-либо самостоятельного действия (самостоятельную банковскую услугу), несущего экономический или иной эффект для клиента.

Такой подход поддерживается и нижестоящими судами, например: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2014 № 09АП-18262/2014-АК по делу № А40-131656/13; Кассационное определение Московского городского суда от 02.06.2014 № 4г/2-5634/14.

8. Вопросы законности комиссии за расчетное обслуживание и за зачисление средств на счет

Правомерность взимания комиссии за расчетное обслуживание поддерживается судами. Так, в Апелляционном определении Московского городского суда от 28.02.2014 по делу № 33-6084/2014 указано, что право банка по соглашению с клиентом устанавливать комиссионное вознаграждение за совершение банковской операции прямо предусмотрено законом; комиссия за расчетное обслуживание не является платой за ведение ссудного счета, а представляет собой плату за оказанную услугу по ведению текущего банковского счета.

Однако по верному указанию суда недопустимым является взимание комиссии за зачисление кредитных средств на счет клиента.

Таким образом, на настоящий момент при определении правомерности взимания той или иной комиссии важной является оценка ее на предмет того, создает ли данный платеж для клиента какое-либо отдельное имущественное благо; взимается ли она за самостоятельную услугу. Если ответ утвердительный, то комиссия допустима и соответствует законодательству.

В отношении иных условий (правомерность уступки прав (требований), а также установления в договоре того или иного способа погашения кредита) суды уделяют пристальное внимание исследованию условий договора на предмет ознакомления заемщика с ними и его согласия; отсутствию доказательств навязывания того или иного условия договора.

Кроме того, суды по-прежнему в большинстве случаев стоят на позиции недопустимости предоставления сведений, составляющих банковскую тайну, органам, в отношении которых законом прямо не указано на их право запрашивать соответствующие сведения.