Финансовая сфера

Банковское обозрение


07.06.2017

7 июня в финансовой истории

  


7 июня 2004 года утром Андрей Козлов был вынужден собрать экстренное совещание с руководителями крупных и средних банков в Ассоциации российских банков и призвал их не нагнетать обстановку. Он также заверил прессу, что не видит «никаких фундаментальных экономических причин для банковского кризиса», а у банков нет претензий друг к другу. При этом он пообещал в случае чего поддержать банки деньгами. Но уже через пару часов после окончания встречи ставки на межбанковском рынке взлетели в несколько раз.

Если в пятницу, 4 июня, рынок закрывался при ставке 3–5%, то в понедельник, 7 июня, даже для банков первого круга день начинался со ставок 7–8%, а в середине дня они доходили до 10% годовых. Для банков же второго круга ставки и вовсе достигали 20% годовых. При этом межбанковский рынок, по сути, разделился на сегменты: на нерезидентов, крупные российские банки; сделки заключались внутри этих сегментов, и наружу деньги фактически не выходили.

А тем временем в мае вкладчики начали забирать свои вклады и из банка «Кредиттраст». Заговорили, что это кредитное учреждение может повторить судьбу Содбизнесбанка. Ведь у этих банков был один владелец — бизнесмен Александр Слесарев. Пост председателя совета директоров занимал президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачёв, оперативно заявивший об отставке.

За несколько дней вкладчики забрали из банка «Кредиттраст» около 200 млн рублей (из 700 млн). 4 июня, после обеда, охрана перестала пропускать клиентов в головной офис банка, его акционеры объявили о самоликвидации. Андрей Козлов на это заявил: «Банк России документов о ликвидации не получал, при этом мы находимся в контакте с менеджментом банка. Возможно, банк еще выберется». И добавил, что для самоликвидации ему потребуется разрешение Центробанка. Дается оно в случае, если активов банка хватает для удовлетворения требований всех кредиторов.

Андрей Козлов позже так прокомментировал это событие: «Нельзя в театре кричать “Пожар!” Вон, написали про “Кредиттраст”, что у него тот же владелец, что и у Содбизнесбанка, — за неделю оттуда два миллиарда рублей вынесли, и банк “сел”». Таким образом, по мнению Козлова, банк «свалила» пресса, финансовое положение у него было вполне устойчивым, претензий к нему власти не имели.

В тот же день закрытие лимитов банками друг на друга на рынке МБК стало лавинообразным. По нему гуляли «черные списки» подозрительных банков. Обороты на рынке межбанковских кредитов упали в два-три раза.

Андрей Козлов, выступая в эти дни на Международном банковском конгрессе в Санкт-Петербурге, сказал: «Впереди выходные, и я обращаюсь к банкирам с просьбой успокоиться, отдохнуть, прочистить мозги и со следующей недели с холодной головой и чистыми руками вновь приниматься за банковский бизнес».

Наглядное представление о размере падения рынка дают такие цифры: если в начале мая на рынке МБК в день заключалось от 1000 до 1200 сделок, то в августе этот показатель опустился до уровня 200–300 сделок (падение в 3–6 раз). При этом объемы выдаваемых кредитов сократились в 2–3 раза. Следовательно, совокупный объем межбанковского кредитования в августе по отношению к маю сократился в среднем в 12 раз!

Многие тогда сравнивали события на межбанковском рынке 2004 года с кризисом на этом рынке 1995 года. И приходили к выводу об их несхожести.

 

Александр Загрядский, Александр Мурычев, Александр Турбанов и Андрей Козлов

Источник: АНО «Экономическая летопись»







Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ