Банковское обозрение

Финансовая сфера

26.03.2014 Аналитика
10 напутствий на год от ЦБ

Основные направления, по которым регулятор будет взаимодействовать в 2014 году с банковской индустрией


Василий Поздышев
Заместителя председателя, член совета директоров
ЦБ РФ

1. Внедрение Базеля III

Первое направление — применение стандартов регулирования Базеля III. Были в 2013 году предложения притормозить, не спешить. Сегодня здесь все достаточно просто и понятно. В стандартах Базеля III три основных компонента. Это стандарты определения капитала и стандарты достаточности капитала, это новый норматив leverage (финансового рычага) и новые нормативы ликвидности.

Стандарты капитала в РФ с 01.01.2014 уже внедрены. Работает и новое определение капитала, с 1 января 2014 года банки его соблюдают. Пока мы получили первую отчетность, ее проверяем, разбираем в индивидуальном порядке. С внедрением стандартов капитала по Базелю III я не вижу каких-либо проблем. Что касается норматива leverage — тоже, так как он вступит в силу только в 2018 году. Тем не менее, Банк России готовит банки к этому новому нормативу, опубликовав правила, каким образом этот норматив нужно считать. Не стоит забывать, что с 1 января 2015 года банки будут обязаны в своих годовых отчетах раскрывать информацию по значению этого норматива. Это раскрытие будет проводиться в стандартной базельской форме, она нами тоже доведена до кредитных организаций. Никаких значений с точки зрения требований к левереджу Банк России пока не устанавливает.

С нормативами ликвидности – чуть сложнее. В 2014 году мы предполагаем ввести требования к отчетности по нормативу краткосрочной ликвидности (LCR), без установления значения самого норматива. Соблюдение минимального значения норматива краткосрочной ликвидности — в соответствии с базельским графиком, предполагается установить как требование с 1 января 2015 года.

LCR (ПКЛ) напоминает наш норматив краткосрочной ликвидности, но более жёсток: это минимальный объем высококачественных, высоколиквидных активов, которые банк должен иметь в своем балансе на период стресса на рынке ликвидности, чтобы продержаться, как минимум, месяц.

Совместно с банковским сообществом была проведена большая работа по технике его расчета. Сейчас техника расчета LCR проходит период консультаций. Мы слышим заявления со стороны индустрии, что ситуация с ликвидностью непростая. Более того, международная обстановка тоже непростая. Это не имеет отношения к технике расчета самого норматива, но будет иметь отношение к особенностям его внедрения.

Какие это особенности?

Во-первых, допускаю, что это новое требование с 1 января 2015 года может распространяться сначала только на системно значимые банки. Решение пока не принято, но Банк России обсуждает и эту версию. В этом случае остальные российские банки будут по-прежнему соблюдать существующие нормативы ликвидности какое-то время — как минимум, год. А потом по результатам мониторинга может приниматься решение и о переводе этой части банковской системы на базельский норматив краткосрочной ликвидности.

Все будет зависеть от того, что мы увидим по результатам отчетности, смогут или не смогут все банки этот норматив соблюдать.

Во-вторых, Россия находится в особой ситуации: в отличие от стран с развитыми финансовыми рынками, в нашей экономике очень мало высоколиквидных активов. Россия принципиально не наращивает государственный долг, то есть гособлигаций у нас немного, высокорейтингованных эмитентов тоже, поэтому изначально объем высоколиквидных активов у нас в экономике гораздо меньше, чем в экономиках других стран. Нашим банкам труднее. Мы это понимаем, более того, мы эту дискуссию весь прошлый год вели в Базельском комитете, поэтому России (как и немногим другим странам в похожей ситуации) будет разрешен особый режим.

В чем заключается этот особый режим? При отсутствии необходимого количества высоколиквидных активов Банк России сможет принимать в залог от банков менее ликвидные активы, которые не соответствуют требованиям Базеля, но которые мы сами оцениваем, как достаточно ликвидные. И в обмен на это Банк России будет предоставлять банкам контрактные линии ликвидности, для использования в ситуации, когда на рынке будет шок или стресс по ликвидности.

Два таких элемента мы предполагаем после обсуждения ввести с 1 января 2015 года, для того, чтобы переход на новый базельский норматив ликвидности также не вызвал негативных последствий для нашей банковской системы.

Те, у кого на балансах есть паи ЗПИФов с высокой степенью переоценки, будьте в оценках внимательны и не забывайте формировать резервы

2. IRB -превалидация уже началась.

Второе направление — Базель II, IRB-продвинутый подход в оценке кредитного риска. Это будет касаться только очень небольшого количества банков, потому что IRB-подход Базеля II предполагает большие портфели кредитов и высокий уровень диверсификации рисков.

Банк России опубликовал для консультаций проект нормативного акта по ПВР. Банки, заинтересованные в ПВР, знают, что это за требования. Около 15 банков заявили о желании в будущем переходить на продвинутые подходы и сдают нам соответствующую отчетность добровольно. Мы проводим консультации, пытаемся понять, как идет эта работа.

Для банков, которые наиболее далеко продвинулись по IRB направлению Базеля II, Банк России уже в этом году будет проводить так называемую превалидацию. В одном из банков она уже проходит в настоящий момент, и в этом году затронет ещё 3-4 банка. В следующем году несколько банков смогут подать заявки на полноценную валидацию регулятором в целях получения разрешения на ПВР-подход.

Напомню, что при этом сам размер капитала банка не изменится, изменится объем активов, взвешенных по риску, потому что ПВР — это другая методика взвешивания активов по риску, а капитал, он каким был у банка, таким и останется. Просто на тот же самый размер капитала у банка может появиться возможность иметь больше активов в балансе.

3. Надзорная новация

Третий элемент взаимодействия — это регулирование и надзор на консолидированной основе. Это новация. До 1 октября 2014 года регулирование на консолидированной основе осуществляется в режиме мониторинга. Мы смотрим, как банки будут сдавать эту отчетность, как считают капиталосодержащие нормативы, разбираем конкретные ситуации, даем пояснения.

4. Болезнь ЗПИФов

Четвертая тема — это ЗПИФы, болезненная и непростая тема. Напомню, что с 1 июля вступают в силу новые требования к таким фондам в части доформирования резервов. По просьбе индустрии Банк России дал кредитным организациям полугодовую отсрочку на подготовку. С 1 апреля в действие вступят требования по бухгалтерскому учету. Те, у кого на балансах есть паи ЗПИФов с высокой степенью переоценки, будьте в оценках внимательны. Те, у кого есть доли ЗПИФов, которые вы контролируете, а в них –  непрофильные активы, плохие кредиты и так далее, не забывайте про новые требования.

5. Полный цикл для физлица

Следующее, пятое направление — это потребительское кредитование. Банк России совместно с Минфином осуществляет целый комплекс мер, начиная от мер нормативного регулирования, таких как коэффициенты взвешивания по риску и требования к резервам, так и мер законодательного регулирования — например, новый закон «О потребительском кредитовании».

Закон будет регулировать полную стоимость кредитов, а регулятор — отслеживать, по каким ставкам банки и МФО выдают кредиты. Мы пытаемся провести через законодательную и нормативную базу за 2014 год весь цикл жизни потребительского кредита от его выдачи до вопросов банкротства физического лица, потому что это вопросы, которые касаются жизни наших граждан, и любое несовершенство, законодательное или нормативное, в этом процессе, может вызвать сбой в системе.

Если кредитная организация нарушает законодательство, особенно в части 115-ФЗ, то этой организации не должно быть. Она должна с рынка уйти

Общий результат от внедрения комплекса мер, на мой взгляд, будет очень положителен для граждан, которые будут понимать, по каким ставкам берут кредиты, что происходит далее и что нужно делать, если они не могут расплатиться по своим кредитам, разумеется в рамках правового поля.

6. Тонкости контроля

Шестое направление взаимодействия — это вопросы внутреннего контроля. В этом году выйдет новая версия 242-П, где будут два существенных уточнения. Дается четкое понимание, что такое служба внутреннего аудита. Это по сути дела, ревизоры, которые будут ревизовать всю кредитную организацию, проверяя, соблюдают или не соблюдают сотрудники кредитной организации ее внутренние правила. Служба внутреннего контроля, которая является эквивалентом службы комплаенса в международной практике, будет отслеживать регуляторные риски — риски нарушения законодательства, нормативов и т.д. Также дается минимальный перечень контрольных операций, которые сотрудники этих двух служб должны будут осуществлять.

7. Принципы KPI

Седьмой вопрос, решение по которому будет принято в этом году — приведение оплаты труда наших банкиров в соответствие с принципами Совета по финансовой стабильности. В международной практике этих принципов два, и они достаточно простые.

Принцип первый. Существенная часть оплаты труда банкира должна зависеть от тех рисков, которые он принимает на банк. Если банкир получает фиксированную часть оплаты труда и переменную часть оплаты труда, выплата переменной части оплаты зависит от того, как реализовались риски, и она в общем объеме оплаты труда должна быть достаточно большой.

И второй принцип: существенная доля переменной части оплаты труда должна выплачиваться только через какое-то время. Например, если банкир выдает кредит на три года, то он не должен получать весь свой бонус за увеличенный им кредитный портфель сразу, потому что вернутся эти деньги или не вернутся (реализуются ли риски) станет известно только через три года.

Вот два простых принципа, которые Банк России внедряет в систему оплаты труда банкиров. Пока мы предполагаем ввести эти требования уже в этом году. Банковская индустрия просит небольшую отсрочку, но мы будем обсуждать и смотреть, насколько эта просьба обоснована или не обоснована. В настоящее время мы проводим оценку систем оплаты труда кредитных организаций в режиме мониторинга.

8. Жесткая позиция

Восьмое направление взаимодействия — предотвращение использования финансового сектора для совершения незаконных операций. Здесь позиция Банка России была, есть и будет очень жесткой. Если кредитная организация нарушает законодательство, особенно в части 115-ФЗ, то этой организации не должно быть. Она должна с рынка уйти. В большинстве случаев эти организации только называются кредитными, настоящие кредиты экономике они не выдают, они занимаются незаконными финансовыми операциями. И мы будем последовательно проводить эту работу. И я очень рад слышать на этом форуме, что и сама банковская индустрия считает, что чем быстрее мы очистим банковскую систему, тем крепче она станет.

9. Диверсификация выплат

Следующее направление работы касается вопросов наполнения фонда страхования вкладов и работы системы страхования вкладов. Происходят отзывы лицензий, и многие начинают задавать вопрос: а хватит ли денег в Фонде страхования вкладов? Банк России будет предлагать изменения в закон о системе страхования вкладов.

Считаю, что те банки, которые проводят особенно рисковую кредитную политику, привлекают вклады населения по чрезвычайно высоким ставкам, замечены в нарушении нормативных актов Банка России, должны платить повышенные взносы в систему страхования вкладов. В ситуации одинаковых взносов получается так, что законопослушные банки платят за нарушителей закона. Принцип дифференциации отчислений в фонд страхования вкладов используют многие страны, и мы также эту практику будем применять.

10. Философия надзора

И последнее, десятое направление работы, оно более философское, относится к обсуждению вопросов, связанных с ролью финансовых регуляторов  в экономике. Все чаще возникает дискуссия о том, что регулятор должен быть институтом развития и стимулировать отдельные отрасли экономики. Индустрия поднимает этот вопрос, профильные ведомства также его поднимают.

В основном этот вопрос ставится в двух плоскостях, и это прозвучало на конференции. Тезис первый: основным источником рефинансирования должна стать эмиссия денег. И тезис второй: регулирование должно стимулировать отдельные отрасли экономики, особенно в части смягчения требований по резервам.

Я хотел бы просто прокомментировать. Это очень сложные дискуссионные вопросы.

Считаю, что банки, которые проводят особенно рисковую кредитную политику, привлекают вклады населения по чрезвычайно высоким ставкам, замечены в нарушении нормативных актов ЦБ, должны платить повышенные взносы в фонд страхования вкладов

Что касается первого тезиса, считаю, что эмиссия денег не должна стать основным источником финансирования экономики, потому что это прямой путь к инфляции. Это, в отличие от предыдущих девяти пунктов, моя экспертная точка зрения.

Рефинансирование должно осуществляться с обеспечением, взамен на уже существующие активы. Центр финансирования экономики может взять менее ликвидные активы и дать наличные, более ликвидные активы, но что-то из экономики нужно забрать. Так происходит рефинансирование в большинстве стран. И именно по этим принципам и Банк России рефинансирует экономику. Активы берутся в залог, даются живые деньги на выдачу новых кредитов. В противном случае, это мощный толчок инфляции.

Тезис второй — регулирование должно стимулировать отдельные отрасли экономики. Мне приходится участвовать в большом количестве совещаний в самых разных ведомствах, и требования к Банку России в упрощенном виде следующие: а давайте вы напишете в своих инструкциях, что, например, земли сельскохозяйственного назначения являются обеспечением первой категории качества. И тогда все сразу будет хорошо, это будет стимул. Или давайте, вы напишете в своей инструкции, что кредиты малому и среднему бизнесу, о которых говорилось на этой конференции, являются кредитами второй категории качества (то есть менее рисковыми).

Вспомним историю про забор. Ведь от того, что регулятор напишет на заборе, сам забор лучше не станет. Если актив действительно высоколиквидный и высококачественный, инструкция должна дать банку возможность оценить этот актив правильно. В остальных случаях риски никуда не денутся, и кредиты малому и среднему бизнесу останутся рискованными, и венчурные кредиты также будут рискованными. Вспомним основы материализма: бытие определяет сознание. Вот так и регулирование: не инструкция определяет качество актива, а сам актив.

Если земли или какие-то активы просто в силу законодательства не могут быть реализованы в течение 180 дней, они не станут высоколиквидными, после того, как мы напишем это в своих инструкциях. Это не говорит о том, что инструкции не нужно совершенствовать. Банк России всегда открыт к конкретным предложениям. Но считаю правильным принцип: регулирование должно корректно отражать экономическую действительность, а не формировать ее искаженную проекцию.

И в заключение.

Несмотря на снижение темпов роста экономики, несмотря на достаточно сложный внешнеполитический климат, у меня есть все-таки уверенность в том, что наша банковская система 2014 год пройдет успешно, что темпы ее развития будут совпадать с темпами развития, которые наблюдались в предыдущие два года. Я говорю о темпах роста не менее 15% в год. Это высокие темпы, они значительно превышают и будут превышать темпы роста ВВП. Банковский сектор будет продолжать являться наиболее динамично развивающимся сектором российской экономики, одним из наиболее прибыльных. Мы ожидаем в этом году, что валовая прибыль российских банков будет близка к триллиону рублей. Сектор будет оставаться высоко рентабельным, рентабельность российских банков останется на уровне 15% на капитал. Это очень хорошие показатели. А все индивидуальные ситуации мы, естественно, будем разбирать, как и сейчас, в конструктивном диалоге с банковской индустрией.

 

Из выступления в рамках конференции АРБР, прошедшей 21 марта 2014 года




Сейчас на главной