Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Аффилированность банка и его должника-заемщика
19.01.2021 Best-practice
Аффилированность банка и его должника-заемщика

Особенности правоприменительной практики


Рассмотрение судами требований аффилированных к должнику-банкроту лиц1 имеет ряд особенностей, оказывает влияние на очередность удовлетворения таких требований и соответственно на общее распределение конкурсной массы по итогам процедуры банкротства. Иногда суды сталкиваются с ситуацией, когда кредитор обладает статусом кредитной организации и способен, будучи крупным кредитором, оказывать влияние на деятельность должника. Рассмотрим все эти особенности и возможные негативные последствия для банка, возникающие вследствие его контроля над должником, и возможные негативные последствия. 

Включение задолженности перед аффилированным по отношению к должнику банка в реестр требований кредиторов должника

При разрешении вопросов, связанных с установлением требований банков в реестре требований кредиторов должников-заемщиков, суды разграничивают ситуации, при которых контроль банка над деятельностью заемщика носит обеспечительный характер, и ситуации, при которых изначально финансирование выдавалось именно в связи с контролем банка над заемщиком (например, при наличии у них общего бенефициара).

Таким образом, выдача кредита может быть обусловлена аффилированностью заемщика и банка, однако возможна и обратная ситуация, при которой приобретение некой степени контроля банка над заемщиком возникает вследствие кредитования. 

От природы отношений банка и заемщика и от того, на каких условиях изначально заключались кредитные сделки, зависит правовая квалификация требования банка при банкротстве заемщика.

Закон о банкротстве2 и практика его применения3 исходят из того, что требования участников должника и иных аффилированных с ним лиц, имеющие корпоративный характер и обусловленные внутригрупповыми отношениями указанных лиц, не относятся к числу требований, подлежащих включению в реестр требований кредиторов при банкротстве.

В зависимости от конкретных обстоятельств совершения сделок, лежащих в основе требования аффилированного к должнику лица, такое требование может быть:

1) признано обоснованным и подлежащим удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты, то есть после удовлетворения всех реестровых требований4. Подобная ситуация возможна в условиях реального характера задолженности, то есть при отсутствии признаков транзитности сделок, искусственного документооборота, когда сделка существует лишь «на бумаге», однако при наличии компенсационного характера такой сделки. Иными словами, если лежащая в основе требования сделка направлена на докапитализацию должника, на пополнение его оборотных средств для сохранения или восстановления платежеспособности должника в обход специальных корпоративных процедур, такое требование признается существующим, но понижается в очередности по сравнению с требованиями независимых контрагентов должника;

2) признано обоснованным и включено в третью очередь реестра требований кредиторов5. Подобная ситуация возможна при условии реального характера задолженности и отсутствии признаков компенсационного финансирования, то есть при условии, что аналогичная по своим параметрам сделка могла быть заключена должником с независимым контрагентом, а факт заключения ее с заинтересованным лицом не обусловлен спецификой внутригрупповых отношений. Как отмечено в п. 2 Обзора от 29.01.2020, действующее законодательство о банкротстве не содержит положений о безусловном понижении очередности удовлетворения некорпоративных требований аффилированных по отношению к должнику кредиторов, вследствие чего такие требования при условии соответствия их указанным выше критериям могут быть включены в одну очередь с требованиями рыночных контрагентов;

3) признано необоснованным ввиду ничтожного характера сделок, на которых основано требование6.

Перечисленные выше критерии, по которым определяются характер требования аффилированных к должнику лиц и соответственно его очередность, относятся к общим и применимы в том числе в ситуации, когда кредитором является банк, а должником — аффилированный по отношению к нему заемщик.  

Однако специфика требований кредитных организаций к обанкротившимся заемщикам заключается в том, что при наличии признаков, свидетельствующих о контроле банка над должником, необходимо последовательно установить следующие обстоятельства:

1) контролировал ли банк должника на момент выдачи кредита;

2) если факт контроля имел место, то носит ли задолженность реальный/мнимый характер и обладает ли признаками корпоративного финансирования;

3) если контроль банка над деятельностью заемщика не имел места в момент выдачи кредита, однако возник позднее, то необходимо оценить, обусловлен ли такой контроль исключительно целью обеспечения возвратности финансирования либо же направлен на участие в распределении прибыли заемщика7.

Необходимость установления перечисленных обстоятельств их оценки при рассмотрении требований кредитных организаций к должникам-заемщикам обусловлена влиянием таких обстоятельств на экономическую сущность отношений сторон. 

Верховный Суд исходит из того, что основанием для понижения очередности удовлетворения требования аффилированного лица является обусловленность такого требования решением контролирующих должника лиц о способе выхода из кризисной для должника ситуации, что затрагивает интересы независимых кредиторов должника в отсутствие их осведомленности о таком решении. Таким образом, целью предоставления финансирования является в первую очередь поддержка деятельности должника, для того чтобы в будущем она приносила контролирующим лицам неограниченную и заранее не определенную прибыль.

Целью же, с которой банк в ординарных рыночных условиях кредитует заемщика, является намерение банка заработать за счет получения начисляемых на сумму кредита процентов, т.е. извлечение прибыли из своей основной деятельности — предоставления за плату денежных средств третьим лицам. 

Действующее законодательство не содержит закрытого перечня способов обеспечения исполнения обязательств, поэтому приобретение банком контроля8 над деятельностью заемщика в связи со вступлением в кредитные правоотношения может носить обеспечительный характер и быть вызванным намерением банка возвратить вложенное финансирование с учетом начисленных на него процентов.

Более того, суды9 исходят из того, что закрепленные в п. 11 Обзора от 29.01.2020 разъяснения представляют собой презумпцию отсутствия у кредитной организации цели участия в распределении всей предполагаемой будущей прибыли должника и отмечают, что при отсутствии цели участия в распределении прибыли должника требования банка не могут быть понижены в очередности.

Привлечение банка и его бенефициаров к субсидиарной ответственности по обязательствам должника

Одним из наиболее эффективных способов возмещения кредиторам причиненных вследствие банкротства должника убытков является привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по его обязательствам. 

Согласно п.1 ст. 61.10 Закона о банкротстве под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

Таким образом, банк, приобретший контроль над деятельностью должника в целях обеспечения возвратности кредитования, может быть отнесен к числу контролирующих должника лиц и, теоретически, может быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. 

Вместе с тем деликтный характер10 субсидиарной ответственности в банкротстве подразумевает наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) контролирующего должника лица и наступлением банкротства11

Иными словами, сама по себе возможность контроля деятельности должника не влечет безусловного привлечения лица, обладающего таким контролем, к гражданско-правовой ответственности.

Ключевыми аспектами при разрешении вопроса о том, может ли банк быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, являются12:

1) соотношение обстоятельств кредитования и приобретения банком контроля над должником: что было причиной, а что — следствием;

2) установление цели контроля банка над заемщиком: носит ли она сугубо обеспечительный характер либо направлена на участие в прибыли должника и получение денежных средств не столько за счет процентного кредитования, сколько за счет текущей деятельности должника.  

Если контроль банка над деятельностью должника являлся по своей природе дополнительным способом обеспечения возвратности финансирования и при этом банк не определял текущую деятельность должника и не руководил ею, то такой контроль не может повлечь за собой привлечение банка к субсидиарной ответственности должника.

Однако если совершение сделок между банком и должником было обусловлено наличием общего бенефициара, то банк фактически влиял на деятельность должника, а совершенные сторонами сделки отклоняются от рыночных стандартов. Разумно предположить, что целью совершения таких сделок было не непосредственное получение прибыли, а извлечение выгоды из долгосрочной хозяйственной деятельности должника. При таких обстоятельствах должны проводиться полноценный анализ причин банкротства должника и установление наличия и степени вины банка, а также его общего с должником бенефициара в доведении должника до банкротства. 


1. После принятия Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.07.2017 № 308-ЭС17-1556(1) по делу № А32-19056/2014 в России активно формируется практика рассмотрения судами требований аффилированных к должнику-банкроту лиц.
2. Здесь и далее — Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
3. Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 29.01.2020 (далее — Обзор от 29.01.2020), и пр.
4. К примеру, Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 12.10.2020 № 305-ЭС19-17086(2) по делу № А40-236699/2018.
5. К примеру: Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 04.02.2019 № 304-ЭС18-14031 по делу № А81-7027/2016.
6. К примеру: Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 19.11.2020 № 307-ЭС20-2151 (4-8) по делу № А44-1127/2019.
7. Пункт 11 Обзора от 29.01.2020.
8. Например, путем приобретения в собственность или передачи в залог банку акций/долей в уставном капитале должника, путем включения сотрудника банка в состав совета директоров должника и пр.
9. К примеру: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2020 № 13АП-16467/2020 по делу № А56-70701/2019/тр.21.
10. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16.12.2019 № 303-ЭС19-15056 по делу № А04-7886/2016.
11. Статья 15 ГК РФ, п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».
12. К примеру, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2020 № 17АП-11734/2018(7,8)-АК по делу № А50-20680/2017.