Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Аннуитетные платежи: проблемы антимонопольного правоприменения в банковской сфере
13.11.2014 Аналитика

Аннуитетные платежи: проблемы антимонопольного правоприменения в банковской сфере

Отличительной особенностью российского антимонопольного регулирования является отсутствие достаточной правовой определенности, что в совокупности с низкими стандартами доказывания делает рамки дозволенного поведения хозяйствующего субъекта не предсказуемыми


Банковская деятельность в силу своей детальной урегулированности, казалось бы, лишена такой опасности. На деле все оказывается не совсем так. Динамика изменения антимонопольного законодательства (на слуху очередные инициативы ФАС России по введению правил недискриминационного доступа, компенсации за нарушение антимонопольного законодательства, коллективные иски) и прецедентная правоприменительная практика (например, дело «Аргус-Спектра» по «рейдам на рассвете») свидетельствуют о том, что правила игры постоянно меняются, и банки, как и другие участники оборота, должны за ними успевать. Ярким примером непредсказуемости антимонопольных правил для банков является дело, рассмотрение которого завершилось в июле этого года. Автору довелось быть его участником. В нем Управление ФАС России по Ростовской области предъявило претензии к ОАО «Сбербанк России» в части навязывание аннуитетного способа погашения кредита. Аннуитетные платежи уже были объектом пристального внимания со стороны госорганов — в п. 5 Информационного письма от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» Президиум ВАС РФ уже подпортил репутацию аннуитетным платежам, после чего возник новый пласт судебной практики по взысканию с банков излишне уплаченных процентов при погашении аннуитетными платежами. В этот же раз уже антимонопольный орган, отчасти опираясь на позицию Президиума ВАС РФ, решил поставить точку в этом вопросе, провозгласив незаконность кредитов с аннуитетным способом погашения. Возвращаясь к тезису о непредсказуемости антимонопольных запретов, стоит отметить, что вряд ли подавляющее число банков при введении кредитных продуктов с аннуитетным способом погашения кредита могли предполагать, что такое поведение нарушает антимонопольное законодательство. Коротко о претензиях антимонопольного органа. Ростовское УФАС посчитало, что банк, включая в свои типовые кредитные договоры условие о погашении кредита аннуитетными платежами, навязывает заемщикам невыгодные условия, что запрещено п. 3 ч. 1 ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции». Невыгодность аннуитетов, по мнению антимонопольного органа, проявляется в двух аспектах. Первый и основной аспект — несение заемщиком больших затрат на обслуживание кредита при аннуитетном способе, чем при дифференцированном. Второй аспект, факультативный, связан со спецификой исчисления процентов, что дало повод суду первой инстанции сделать вывод об уплате в начале периода кредитования процентов за будущие периоды, т. е. то, о чем говорит Президиум в п. 5 Информационного письма № 147 . Как итог было выдано предписание предлагать кредит как с аннуитетным способом погашения, так и с дифференцированным, а заемщикам по уже заключенным кредитным договорам с аннуитетным способом погашения предложить изменить способ погашения. В ходе рассмотрения этого дела были обозначены ключевые проблемы для антимонопольных разбирательств с участием банков.

Проблема невыгодности

Говоря об этой проблеме, необходимо отметить отсутствие единого подхода не только к определению, но и пониманию судами порядка определения невыгодности договорного условия. Применительно к сфере кредитования эта проблема вскрыла еще один свой аспект: можно ли говорить о навязывании договорного условия, когда это условие определяет характеристики кредитного продукта? Ведь, например, способ погашения кредита прямо связан с другими характеристиками кредита (например, срок кредита и процентная ставка). Однако в рамках судебного разбирательства этот вопрос в силу его специфики и невосприимчивости российских судей не стал ключевым, хотя, очевидно, заслуживал более пристального внимания. Запрет на злоупотребление доминирующим положением в том виде, как он сформулирован в ч. 1 ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции», позволяет антимонопольному органу любое подозрительное, на его взгляд, поведение признавать антимонопольным нарушением. Такое положение вещей не позволяет участникам оборота заранее выстраивать свое поведение в соответствии с четкими требованиями антимонопольного органа (поскольку их попросту нет) и быть уверенным, что то или иное поведение не будет признано нарушением антимонопольного законодательства. Не лучше ситуация и с конкретными составами нарушений, закрепленных в отдельных пунктах ч. 1 ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции». В рассматриваемом деле банк обвинялся в нарушении п. 3 ч. 1 ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции», запрещающего навязывание невыгодных условий. При этом в этом же пункте прямо раскрывается и понятие невыгодности условия как условия, содержащего не предусмотренное законом или экономически/технологически необоснованное требование о передаче имущества. Однако в правоприменительной практике нет единого подхода в применении этих положений о невыгодности. Точнее, они есть, но только в части непредусмотренных законом требований — основная масса дел по этому критерию касается субъектов естественных монополий. А вот по второму критерию, когда речь идет не о регулируемых законом условиях, а о необходимости установления экономической или технологической обоснованности единства подхода у правоприменителей нет. Что касается рассматриваемого случая, то экономическая обоснованность у требования об уплате процентов при аннуитетном способе погашения кредита, очевидно, есть. Заемщик берет кредит и должен заплатить за пользование денежными средствами. Собственно, обязанность платить проценты прямо предусмотрена ст. 809 Гражданского кодекса РФ. Однако антимонопольный орган предложил свое видение невыгодности, определяя ее не через исследование экономической обоснованности, а через сравнение с альтернативным способом погашения — дифференцированным. Такой подход, помимо очевидного возражения об отсутствии законных оснований, имеет и вполне рациональные доводы против: антимонопольный орган не может диктовать условия ведения хозяйственной деятельности, а сравнение с более привлекательным условием есть не что иное, как понуждение выбрать это условие, тем самым изменив деловую практику. Специфика такого подхода проявилась и в антимонопольном предписании, в котором от банка потребовалось продолжить выдачу кредитов на условиях погашения аннуитетными платежами, что достаточно странно, учитывая правовую природу предписания как требования о прекращении нарушения антимонопольного законодательства, а не о его продолжении (если исходить из позиции антимонопольного органа о незаконности аннуитетных платежей). Отсутствие единого подхода к определению невыгодности, по-видимому, будет и дальше обусловливать появление новых позиций территориальных органов ФАС России по этому вопросу. К слову, в рамках 4-го антимонопольного пакета предполагается создание Президиума ФАС России, одной из задач которого и будет формирование единых позиций по применению антимонопольного законодательства.

Проблема специальных познаний

В действительности эта проблема является общей для всего антимонопольного правоприменения, поскольку оно связано с исследованием экономики деловых практик хозяйствующих субъектов, но в банковской сфере она приобретает свое звучание, обусловленное отдельными свойствами финансов. Суть этой проблемы состоит в недостаточности у судов и часто у самого антимонопольного органа должных знаний или должного подхода к получению знаний, необходимых для того, чтобы разобраться в специфике экономических отношений в каждом конкретном случае. Именно поэтому результаты некоторых антимонопольных дел, даже поддержанные судами, порой не имеют никакого реального эффекта в борьбе с ограничением конкуренции либо такой эффект для конкуренции неощутим. В рассматриваемом деле был поставлен вопрос об оценке затрат заемщика на обслуживание кредита при каждом из способов погашения кредита. Антимонопольный орган предложил сравнить размер уплачиваемых заемщиком процентов, посчитанных за весь период погашения кредита, простым арифметическим сложением, исходя из чего пришел к выводу о наличии некой переплаты процентов при аннуитетном способе погашения кредита. Однако, как продемонстрировали привлеченные к делу экономисты, арифметическое сложение денежных сумм за различные периоды времени недопустимо. Любая домохозяйка знает, что одна и та же сумма в своем абсолютном выражении не одно и то же при разнесении ее по времени — 100 рублей сегодня не равно 100 рублям через год. Именно поэтому, чтобы сложить разнесенные по времени суммы, необходимо привести более поздние суммы через метод дисконтирования к текущему периоду.

 

 

Как показывает график сравнения затрат при разных способах погашения, указанное элементарное экономическое правило необходимо учитывать, поскольку при аннуитетном способе погашения в начале периода заемщик платит меньше, а в конце больше. Подход антимонопольного органа не учитывал экономическую составляющую определения затрат на погашение кредита, результатом чего стало дело, которое рассматривалось на протяжении 3 лет. Вопрос специальных познаний не однозначный. Собственный опыт решения этой проблемы, учитывающий и процессуальные возможности, позволяет исходить из двух предпосылок — необходимы письменный документ, раскрывающий экономику отношений, и привлечение в качестве специалиста экономиста, адаптированного для решения антимонопольных задач. Использование только одного из этих элементов создает определенные риски неэффективности всей деятельности по привлечению экономических специалистов (думаю, что не только экономических): судья может не прочитать письменный документ или не понять его без озвучивания специалистов обозначенных в этом документе тезисов, а без письменного документа заслушивание специалиста может быть лишено смысла из-за сложности проблематики и объективной затруднительности восприятия большого объема информации на слух.

Проблема специального регулирования

Эта проблема не менее важна, чем проблема специальных познаний, а в определенной степени даже более критична. Если докопаться до экономической сущности порой действительно сложно, а правильно оценить ее не экономисту иногда просто затруднительно, то выдвижение антимонопольных претензий без исследования специального правового регулирования вряд ли допустимо. Особенно учитывая, что в комиссию по рассмотрению антимонопольного дела входят члены Банка России. Очевидно, что для банковской сферы проблема специального регулирования более чем актуальна. Дело Сбербанка лишний раз это продемонстрировало. Во-первых, возвращаясь к вопросу об оценке затрат на обслуживание кредита, необходимо отметить, что антимонопольному органу и не требовалось обладать знаниями особенностей сложения денежных сумм за разные периоды, если бы он изучил особенности кредитного регулирования. Речь идет о полной стоимости кредита как показателе реальных затрат заемщика на обслуживание кредита. В анализируемом антимонопольным органом периоде полная стоимость кредита была предусмотрена ст. 30 Закона «О банках и банковской деятельности», а формула ее расчета была предусмотрена Указанием Центрального Банка РФ от 13.05.2008 № 2008-У «О порядке расчета и доведения до заемщика — физического лица полной стоимости кредита». В настоящее время полная стоимость кредита предусмотрена вместе с формулой федеральным законом «О потребительском кредите (займе)». Если рассчитать полную стоимость кредита применительно к аннуитетному и дифференцированному способам погашения кредита, то получится ее одинаковое числовое выражение. Чтобы сделать этого, достаточно применить нормативно закрепленную формулу. Во-вторых, незнание особенностей кредитного регулирования привело и к ошибочному выводу о навязывании. Антимонопольный орган утверждал о вынужденности заемщика погашать кредит аннуитетными платежами, если такой способ предусмотрен кредитным договором, и невозможности погашения кредита дифференцированными платежами. Однако при этом не учитывалась сущность способа погашения кредита и возможности заемщика по его модификации. Способ погашения в своей сущности лишь определяет размер ежемесячного платежа, который закрепляется в графике погашения кредита. При аннуитетном способе погашения ежемесячный платеж имеет всегда одинаковый размер, а при дифференцированном — его размер убывает по нисходящей, в результате чего в начале периода погашения размер ежемесячного аннуитетного платежа существенно меньше размера ежемесячного дифференцированного платежа. В то же время необходимо учитывать, что с 2011 года заемщики-потребители имеют безусловное право погашать кредит досрочно. Так, еще в п. 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров» была озвучена позиция судов о наличии у потребителей такого права, а Федеральным законом от 19.10.2011 № 284-ФЗ «О внесении изменений в ст. ст. 809 и 810 ч. 2 Гражданского кодекса РФ» это право было закреплено законодательно.

 

 

Такое соотношение размера ежемесячных платежей при наличии у заемщика права на досрочное погашение, в том числе на частичное погашение при перечислении ежемесячных платежей, позволяет заемщику самому моделировать свой график погашения кредита. Очевидно, в такой ситуации невозможно говорить о навязывании какого-либо способа погашения кредита. В-третьих, вслед за Президиумом ВАС РФ антимонопольный орган не разобрался и в порядке начисления процентов за пользование кредитом. Никакого начисления процентов за будущие периоды при аннуитетном способе погашения кредита не происходит, об этом свидетельствует и последняя судебная практика. Согласно п. 3.5 Положения Центрального банка РФ от 26.06.1998 № 39-П «О порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками» проценты на привлеченные и размещенные денежные средства начисляются банком на остаток задолженности по основному долгу, учитываемой на соответствующем лицевом счете, на начало операционного дня. Больший размер процентов, уплачиваемых при аннуитетном способе погашения кредита, чем при дифференцированном, объясняется меньшим размером платежа, направляемого на погашение суммы основного долга, а следовательно, большей базой для начисления процентов. Как мы видим, элементарное незнание специального регулирования привело к тому, что антимонопольный орган выдвинул претензии, которые изначально были лишены своего основания. И если заблуждение в характеристиках аннуитетных платежей обычному потребителю простительно, то антимонопольный орган должен быть более скрупулезным при выдвижении обвинений, не ограничиваясь принятием предложенных потребителем предположений на веру.

Проблема определения границ товарного рынка

Вопросу правильного определения границ товарного рынка в правоприменительной практике не придается должного значения, о чем свидетельствует достаточно малое количество судебных актов, в которых неправильное определение границ являлось бы самостоятельным основанием для признания антимонопольного решения незаконным. В то же время от правильного определения границ товарного рынка зависят, например, такие обстоятельства, как наличие доминирующего положения и размер оборотного штрафа. О необходимости определения продуктовых и географических границ товарного рынка, а именно о территории обращения товаров, не имеющих замены, говорят нам ст. 4 ФЗ «О защите конкуренции» и Приказ ФАС России от 28.04.2010 № 220 «Об утверждении порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке». Основу методики определения границ товарного рынка составляет опрос обычных потребителей, в ходе которого определяется, в частности, взаимозаменяемость товаров или территория их реализации, а от этого зависят размеры границ товарного рынка. Разница между просто товарным рынком бытовой техники (которого для целей антимонопольного регулирования просто не существует) и товарным рынком холодильников или стиральных машин вполне очевидна — в первом случае и объемы товаров больше, и доля отдельных товаров нивелируется, хотя все мы как потребители прекрасно понимаем, что холодильник нельзя заменить стиральной машиной, и если претензии в отношении холодильников, то недопустимо говорить просто о товарном рынке бытовой техники. Аналогично и с географическими границами товарного рынка. Однако на практике опросы потребителей проводятся не часто, а границы товарного рынка определяются на основании общих представлений антимонопольного органа о товаре и сфере его распространения. Следствием такого подхода и являются периодически встречающиеся на практике ошибки антимонопольного органа, рассматривающего несколько невзаимозаменяемых товаров как один товарный рынок или необоснованно расширяющего географические границы товарного рынка. Ситуация с претензиями антимонопольного органа к банкам еще более сложная — мало того, что в этих случаях речь идет об услугах, так еще добавляется и финансовая специфика. Особенности кредитной сферы предопределили формирование особого порядка установления доминирующего положения кредитных организаций, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26.06.2007 № 409. В связи с этим при рассмотрении некоторых дел с участием банков антимонопольный орган считает, что он не обязан определять границы товарного рынка в соответствии со ст. 4 ФЗ «О защите конкуренции» и Приказом ФАС России от 28.04.2010 № 220 «Об утверждении порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке». Наглядно это было продемонстрировано в рассматриваемом деле. Установив, что банк выдает различные виды кредитов, Ростовское УФАС вопреки требованиям Приказа ФАС России от 28.04.2010 № 220 не стало определять взаимозаменяемость кредитных продуктов, а произвольно определило продуктовые границы исследуемого рынка по субъекту кредитования, указав на рынок кредитования физических лиц (поскольку жалоба в Ростовское УФАС была подана гражданином). Такой подход антимонопольного органа является ошибочным. Приказ ФАС России от 28.04.2010 № 220 прямо перечисляет случаи, когда его положения не подлежат применению, антимонопольные дела в отношении кредитных организаций в числе таких случаев не значатся. Кроме того, даже в Постановлении Правительства РФ от 26.06.2007 № 409 прямо указано на необходимость исследования вопроса о взаимозаменяемости финансовых услуг. Собственно, и с рациональной позиции объединение нескольких кредитов в один товарный рынок выглядит странным. Вполне очевидно, что, к примеру, ипотечный кредит не может заменить автокредит. Различные кредиты имеют различные параметры и условия выдачи. Неправильность определения границ товарного рынка подтвердил и социологический опрос заемщиков банка. Неверная позиция антимонопольного органа привела к тому, что в товарный рынок, на котором банку вменялось совершение антимонопольного нарушения, был включен рынок товаров, на котором даже по собственным данным Ростовского УФАС банк не мог быть признан доминантом. Дело Сбербанка продемонстрировало, что антимонопольные дела в отношении банков обладают значимой спецификой, разобраться в которой антимонопольный орган и уж тем более суд самостоятельно не всегда в состоянии, что предопределяет необходимость высокой активности со стороны банков и привлеченных ими специалистов.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ