Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • АСВ vs субсидиарные ответчики: как ВС РФ нижестоящие суды правильно привлекать учил
30.12.2021 Best-practice

АСВ vs субсидиарные ответчики: как ВС РФ нижестоящие суды правильно привлекать учил


Например, Арбитражный суд Московского округа Постановлением от 29.09.2021 по делу № А40-31570/2016 по жалобе АСВ отменил судебные акты нижестоящих инстанций в части отказа в привлечении троих из четверых заявленных топ-менеджеров. При этом в каждом конкретном случае необходимо доказать непосредственную причастность к банкротству банка.

Еще в 2020 году Верховный Суд РФ (ВС РФ) в Определении от 22.06.2020 № 307-ЭС19-18723(2,3) по делу № А56-26451/2016 (банкротство АО «Теплоучет») сформулировал универсальные критерии, при соблюдении которых контролирующие должника лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, если их виновное поведение привело к доведению должника до банкротства1:

  1. наличие возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника;
  2. реализация соответствующих полномочий привела (ведет) к негативным для должника и его кредиторов последствиям, масштаб которых соотносится с масштабами деятельности должника, то есть способен кардинально изменить структуру его имущества в качественно иное — банкротное — состояние;
  3. контролирующее лицо является инициатором такого поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем возникших в связи с этим негативных последствий.

Последняя судебная практика ВС РФ о субсидиарной ответственности топ-менеджеров банка полностью опирается на сформулированные по делу о банкротстве АО «Теплоучет» критерии и свидетельствует об изменении тенденции принятия стороны АСВ.

Реквизиты акта Стороны спора Основания для ответственности Позиция Верховного Суда РФ
Определение от 07.10.2021 № 305-ЭС18-13210 (2) по делу № А40-252160/2015 Должник — ПАО АКБ «Балтика» АСВ просило привлечь четверых лиц из числа топ-менеджеров. На втором круге в апелляции привлечены пять фигурирующих в споре лиц:
- председатель правления;
- член совета директоров;
- член правления;
- вице-президент и член правления;
- фактический конечный бенефициар
Совершение убыточных сделок (одобрение кредитных договоров, внесение векселей в уставный капитал другого общества) Суд отменил акты апелляции и кассации в части привлечения двух контролирующих лиц, поскольку АСВ не доказало их вину в банкротстве банка (кредиты не были заведомо неисполнимыми, процедура их заключения соответствовала корпоративным нормам и правилам, а внесение векселей осуществлялось уже после увольнения ответчиков). Верховный Суд прямо указал, что особенность банков состоит в значительном количестве сотрудников, в том числе в органах управления, и в детальном урегулировании их деятельности, что предопределяет большое количество ответчиков в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности. При разрешении таких споров судам необходимо исходить из того, что к ответственности могут быть привлечены только те лица, действия которых непосредственно привели к банкротству
Определение от 10.11.2021 № 305-ЭС19- 14439 (3-8) по делу № А40- 208852/2015 Должник — АО КБ «Гринфилд». АСВ просило привлечь 12 лиц. На первом круге привлечены четверо ответчиков:
- два фактических бенефициара;
- председатель правления;
- заместитель председателя правления. На втором круге привлечены еще семь лиц: - два заместителя председателя правления;
- два члена правления;
- три члена совета директоров
Совершение убыточных сделок (размещение денежных средств на счете Ностро, предоставление межбанковских кредитов, приобретение неликвидных (безнадежных) векселей, приобретение прав требования по кредитам технических заемщиков, выдача ссуд техническим заемщикам) Суд признал незаконным привлечение к ответственности контролирующих лиц на втором круге, так как АСВ не доказало одобрение сделок, установлен лишь номинальный контроль со стороны ответчиков, которые не могли оказывать никакого влияния на должника. Как указал Верховный Суд, при разрешении споров о привлечении бывшего руководства банка к субсидиарной ответственности необходимо поименно устанавливать вовлеченность каждого конкретного ответчика в совершение вменяемых сделок применительно к каждой из них. Тот факт, что лица занимали одну и ту же должность в банке либо обладали одинаковым статусом контролирующего лица, еще не означает потенциальной тождественности выводов в отношении их вины. Само по себе наличие статуса контролирующего лица не является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности
Определение от 17.11.2021 № 305-ЭС17- 7124(6) по делу № А41- 90487/2015 Должник — ООО КБ «Богородский муниципальный Банк». АСВ просило привлечь восемь топ-менеджеров. На первом круге привлечены пятеро:
- три заместителя председателя правления;
- председатель, затем член совета директоров;
- член совета директоров. На втором круге привлечен еще один топ-менеджер, занимавший должность заместителя председателя правления
Совершение убыточных сделок (выдача ссуд и кредитов) Суд отменил акты о привлечении еще одного топ-менеджера и направил спор на новое рассмотрение. При этом в Определении содержатся ссылки на рассмотренные выше позиции ВС РФ по делам ПАО АКБ «Балтика» и АО КБ «Гринфилд». Как установил Верховный Суд, единственным основанием для привлечения к ответственности неправомерно являлся статус контролирующего лица. Суды нижестоящих инстанций не учли, что банк не мог бы функционировать до ноября 2015 года, если бы признаки банкротства были выявлены уже 01.06.2014, а ответчик исполнял обязанности по управлению на протяжении только лишь пяти дней (с учетом болезни)

Указанные определения ВС РФ приобрели существенное значение, поскольку стали катализатором более тщательного рассмотрения аналогичных требований АСВ. Складывающаяся практика нижестоящих инстанций свидетельствует об уменьшении количества привлекаемых к субсидиарной ответственности топ-менеджеров банков.

Так, Постановлением от 25.11.2021 по делу № А40-120993/2015 Арбитражный суд Московского округа в рамках банкротства КБ «МАСТ-Банк» (ОАО), опираясь на выводы ВС РФ по «Балтике» и «Гринфилду», не разделил позицию апелляции о привлечении к субсидиарной ответственности 20 контролирующих лиц2. Как указал суд округа, основанием для ответственности неправомерно стал уже сам тот факт, что ответчики являются членами правления, кредитного комитета и совета директоров, при этом суд не выяснил, участвовали ли они в деятельности указанных органов, а также принимались ли ими решения, которые привели к несостоятельности банка.

Аналогичная практика формируется и в первой инстанции. К примеру, в рамках банкротства ООО СК «Московия» суд отказал в привлечении троих из девяти заявленных АСВ контролирующих лиц (определение Арбитражного суда г. Москвы от 13.12.2021 по делу № А40-161486/2017). В рамках дела о банкротстве ООО КБ «Судостроительный банк» суд отказал в привлечении двух из восьми контролирующих лиц3 (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 22.09.2021 по делу № А40-31510/2015).

Изменение прокредиторского уклона чувствуется уже в самом подходе к судебному производству. Тот же Девятый арбитражный апелляционный суд, крайне редко уделяющий более десяти минут на единственное заседание, стал подробно рассматривать жалобы на определения о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих банк лиц и даже откладывать заседания для полного установления обстоятельств спора, что, например, сейчас наблюдается по делу № А40-178498/2016 о банкротстве АО КБ «РУБанк».

Таким образом, Верховный Суд РФ последовательно формирует практику, которая изменяет сложившиеся тенденции беспрекословного удовлетворения требований АСВ директоров; - член совета директоров. На втором круге привлечен еще один топ-менеджер, занимавший должность заместителя председателя правления функционировать до ноября 2015 года, если бы признаки банкротства были выявлены уже 01.06.2014, а ответчик исполнял обязанности по управлению на протяжении только лишь пяти дней (с учетом болезни) к субсидиарным ответчикам (как правило, топ-менеджерам банка). Новый подход позволяет избежать ответственности (часто исчисляемой в миллиардах рублей) контролирующим лицам, никак не причастным к доведению должника до банкротства. Более того, ограничиваются аппетиты АСВ и появляется надежда на объективное и справедливое судебное разбирательство. При этом важно, что позиция высшего суда уже отражается на судебных актах нижестоящих инстанций. В перспективе сложившаяся практика должна распространиться на все споры о субсидиарной ответственности, не только в рамках банкротства банков.