Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Банковский произвол
01.07.2022 Best-practice

Банковский произвол

С января 2018 года банкам было разрешено инициировать банкротство без «просуживания» долга. Это стало возможным благодаря изменениям, внесенным в Закон о банкротстве Федеральным законом от 29.07.2017 № 218-ФЗ. Сейчас данная норма закреплена в абз 2 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве


По смыслу указанной нормы кредитные организации вправе инициировать процедуру несостоятельности своего контрагента без представления в арбитражный суд вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке.

Как разъяснил в 2017 году ВС РФ, при рассмотрении кассационной жалобы по делу № А40-232057/20 «критерием, допускающим возбуждение дела о банкротстве подобным упрощенным способом, выступает реализуемая кредитной организации, обращающейся с соответствующим заявлением, деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России (абз. 1 ст. 1 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности»).

Отличительной особенностью предъявляемых кредитными организациями требований, обусловленных их специальной правоспособностью, является то, что эти требования, как правило, подтверждаются стандартными средствами доказывания, в связи с чем процесс проверки их обоснованности не представляет большой сложности.

Следовательно, для целей применения абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве судам необходимо проверять, является ли требование заявителя следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации или тесно связанным с ним требованием.

Пользуясь данным правом, кредитные организации легко и быстро инициируют банкнотную процедуру. Достаточно доказать возникновение признаков несостоятельности у должника, а также факт того, что требование обусловлено специальной правоспособностью кредитной организации.

Таким образом, сложилась достаточно стабильная судебная практика, при которой требования банка носят почти бесспорный характер. Пытаться остановить введение процедуры банкротства при подаче соответствующего заявления банком в подавляющем большинстве случаев бесперспективно.

Тем не менее на практике мы столкнулись с требованиями о банкротстве должника, вытекающими из правоотношений с банком, которые были основаны на ничтожных сделках.

Фабула дела

ООО «Салпа» (основной должник) в июне 2013 года открыло в НС Банке кредитную линию с лимитом выдачи 782 076 000 рублей. Поручителем выступило ХК «ГВСУ “Центр”». В ноябре 2015 года в число обеспечений добавили банковскую гарантию Промсвязьбанка. ФЦСР также в ноябре 2015 года подписало договор поручительства, суть которого заключалась в обеспечении обязательств основного должника по компенсированию банку-гаранту расходов в случае исполнения банковской гарантии.

Этим и воспользовалась группа лиц, в состав которой входили представители Промсвязьбанка, действующее на тот момент под руководством братьев Ананьевых, ХК «ГВСУ “Центр”» и ГАЛС.

Спустя пять месяцев после выдачи гарантии компания «Салпа» нарушила обязательства по кредитному договору, и НС Банк обратился к Промсвязьбанку с требованием об исполнении банковской гарантии, а также к поручителю по кредиту — ХК «ГВСУ «Центр». Последний исполнил требования НС Банка, в связи с чем к нему перешли права требования к Промсвязьбанку по банковской гарантии.

29.12.2016 Промсвязьбанк исполнил банковскую гарантию, перечислив в пользу ХК «ГВСУ “Центр”» денежные средства в размере 782 076 000,00 рублей.

В этот же день между Промсвязьбанком и ГАЛС был заключен договор уступки прав (требований), в соответствии с которым банк-гарант уступил в пользу ГАЛС права требования компенсации расходов по исполнению банковской гарантии на сумму 782 076 000 рублей.

Получив права, компания ГАЛС инициировала процедуру банкротства ФЦСР без «просуживания» долга (на тот момент решение в общеисковом порядке еще не было принято).

Позиции судов

Требование ГАЛС было воспринято судами как вытекающее из банковских правоотношений, поэтому вначале суды ограничились проверкой срока банковской гарантии, срока поручительства, реальности выплат цессионарием по договору цессии и по кредиту.

29.01.2018 (рез. часть оглашена 25.01.2018) Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требование ГАЛС, признав его обоснованным. Суд ввел процедуру наблюдения, а 31.10.2018 было открыто конкурсное производство.

Апелляционная инстанция поддержала выводы суда первой инстанции.

Лишь в сентябре 2018 года кассационная коллегия «услышала» наши доводы об отсутствии доказательств реальной оплаты цессии, о транзитном и мнимом характере платежей, осуществленных в один день (782 млн рублей ушли из Промсвязьбанка и вернулись в банк в один день). Спор был направлен на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении требование ГАЛС было объединено со спором о признании договора поручительства ФЦСР недействительной сделкой, и определением Арбитражного суда г. Москвы от 01.10.2020 требование ГАЛС вновь было признано обоснованным.

Суд первой инстанции посчитал достаточным наличие безналичного перевода за цессию и не принял наши доводы о транзитном характере платежей, свидетельствующих о мнимости сделки (по сути, банк расплатился за цессию своими же 792 млн рублей, которые в этот же день прогнал через ГВСУ). К слову, мы неоднократно обращали внимание на наличие всех признаков фирмы-однодневки у ГАЛС, которая странным образом при нулевом балансе получила заем у ГВСУ «Центр» в тот же день (29.12.2016) на 782 млн рублей.

Несмотря на наши доводы, суд не стал давать оценку транзитному характеру платежей, а также пришел к выводу о невозможности признания поручительства недействительной сделкой.

Поворотный момент произошел на втором круге при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции.

Апелляционная коллегия Девятого арбитражного апелляционного суда отменила решение суда первой инстанции и признала договор поручительства недействительной сделкой. По мнению коллегии, в совершении сделки поручительства не было экономически оправданного смысла, а возложение на ФЦСР бремени ответственности по обязательствам «Салпа» при наличии собственных неисполненных требований было необоснованным. Коллегия признала поручительство недействительной сделкой как по специальным основаниям Закона о банкротстве (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве), так и по общим основаниям (ст. 10 и 168 ГК РФ), поскольку такая сделка, по сути, является нецелевым использованием денежных средств, что нарушает положения ст. 18 Закона 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ».

Также апелляционная коллегия сделала вывод относительно транзитного характера платежей:

«…при отсутствии к тому объективных экономических причин последовательные и синхронные действия Промсвязьбанка, ГВСУ “Центр” и ГАЛС по совершению в течение одного банковского дня транзитных платежей на значительную сумму 782 076 000 рублей по банковским счетам, открытым внутри одного банка — Промсвязьбанк, а также по заключению в один день соглашения о порядке оплаты требования по банковской гарантии, договора займа и договора об уступке прав (требований), принимая во внимание, что фактически денежные средства в сумме 782 076 000 рублей с корреспондентского счета Промсвязьбанка не списывались, находились под контролем Промсвязьбанка и фактически по окончании всех последовательных платежей остались в собственности Промсвязьбанка, позволили суду апелляционной инстанции прийти к выводу о согласованном характере действий Промсвязьбанк, ГВСУ “Центр”, ГАЛС и о мнимом характере платежа Промсвязьбанка по банковской гарантии, совершенного с единственной целью сформиоровать кредиторскую задолженность ФЦСР перед ГАЛС для последующего участия ГАЛС как мажоритарного кредитора в процедуре банкротства ФЦСР с числом голосов, позволяющим влиять на решения, принимаемые первым собранием кредиторов ФЦСР».

Постановление апелляционной инстанции в дальнейшем устояло в вышестоящих инстанциях.

Приведенная правовая позиция Девятого арбитражного апелляционного суда стала одним из показательных судебных актов в данной категории споров. Данный пример отчетливо показывает то, что специальная правоспособность кредитной организации может использоваться в недобросовестных целях. В частности, в деле о банкротстве ФЦСР специальная правоспособность банка была использована для скорейшего инициирования процедуры на основании мнимых требований, искусственно созданных под банкротство компании для перераспределения ее собственности и получения контроля над банкротными делом.

Игнорирование обстоятельств взаиморасчетов между участниками сделок и иных перечисленных выше факторов привело к необоснованному банкротству застройщика, остановить которое стало невозможным в силу особенности процедуры банкротства, которое при наличии реестра кредиторов нельзя прекратить даже в том случае, если требование заявителя (инициатора) признано впоследствии необоснованным. Получилось, что, несмотря на победу в споре с ГАЛС и признание необоснованным его требования, основанного на мнимой сделке, главная цель ГАЛС и иных аффилированным с ним лиц была достигнута — банкротство запущено и продолжается до сих пор1.


1. Апелляция: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/fdfd1cdf-6e0f-4b3b-bd9d-f5fae01e6072/c7498ed4-320a-4073-920f-73abdb1be4aa/A40-216247-2016_20201216_Postanovlenie_apelljacionnoj_instancii.pdf?isAddStamp=True
Кассация:  https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/fdfd1cdf-6e0f-4b3b-bd9d-f5fae01e6072/d0d570f2-e2dc-43a6-aa83-449b8f1ad997/A40-216247-2016_20210705_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True







Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ