Финансовая сфера

Банковское обозрение


15.07.2021 FinRetailFinTechАналитика
Бесшовный клиентский путь меняет банкинг

Евгения Овчинникова, руководитель Центра технологических инноваций Райффайзенбанка, рассказала «Б.О», зачем банку нужны BaaS и Open API


Евгения Овчинникова, руководитель Центра технологических инноваций Райффайзенбанка— Евгения, в чем суть того подхода, который выстраивает Райффайзенбанк? Можно ли его назвать экосистемой?  

— Стратегическую цель, к которой мы стремимся, озвучил в ходе конференции Raif Vision 2020 председатель правления Райффайзенбанка Сергей Монин: «По-настоящему удобный для клиента банковский бизнес в одиночку не выстроить. Решение — построение экосистемы, но банкоцентричной, а не в духе lifestyle».  

В России сформировалось два полюса, к которым тяготеют участники банковского рынка: создание собственных всеобъемлющих экосистем и развитие Open API как инструмента легкого и удобного подключения к инфраструктуре банка извне. Райффайзенбанк сделал ставку на второй подход — в его основе лежит набор сервисов, покрывающих три-четыре сферы жизни наших клиентов, связанных с финансами. Доступ к ним наши клиенты напрямую или через партнеров могут осуществлять посредством интеграционных интерфейсов.

Это финансовые услуги лучшего качества. Когда мы думаем о расширении нашего ценностного предложения, естественно, мы имеем в виду и сервисы, напрямую не предполагающие использование банковских продуктов, но дополняющие их ценность. Это, например, программа лояльности, онлайн-бухгалтерия, сервисы электронного документооборота «под ключ», конструктор документов для малого бизнеса, онлайн-регистрация ИП, аналитические сервисы и т.п. 

При этом на рынке будет несколько огромных экосистем. И те игроки, которые их строят, решают свою важную задачу: им требуется умение быстро проверять множество гипотез в целях развития направлений бизнеса, повышающих эффективность экосистемы в целом за счет синергии ее компонентов. Подобный путь требует больших инвестиций и наличия разнообразных компетенций, поэтому таких игроков будет совсем немного.

Другие участники рынка могут позволить себе развиваться более фокусно, концентрируя усилия на нескольких приоритетных направлениях. Но достичь большого набора клиентских сервисов они могут, например, придерживаясь стратегии расширения технологических партнерств, опираясь на концепцию банка как сервиса (BaaS). Это подразумевает открытость и доступность инфраструктуры и данных для третьих игроков (конечно, с соблюдением требований информационной безопасности) благодаря интеграционным интерфейсам.

— Какие особенности BaaS привлекают Райффайзенбанк?

— На рынке сформировалась потребность в создании бесшовного клиентского пути в любой индустрии, особенно ориентирующейся на платформенные бизнес-модели.

Для примера: обычная пересылка пользователя на сайт партнера означает, что ему нужно переходить с сайта на сайт, клиентский путь тут же рвется. Интеграция позволяет в идеале сделать все в одном окне, сокращая количество звеньев процесса. Например, находясь на портале по поиску недвижимости, можно сразу оформить заявку на ипотеку в условном банке Х или сразу в нескольких банках и тут же получить предварительное одобрение. Все, клиенту не надо никуда уходить с портала. 

Идеальное исполнение BaaS означает подключение и использование банковских сервисов полного цикла из приложений партнеров, часто под их же брендом, включая сквозную авторизацию. Пользователь даже не знает, что именно «под капотом» банка. Сейчас это практически норма при реализации сервисов перевода денежных средств. 

В свою очередь, развитие способности банков к быстрой и легкой интеграции со сторонними платформами открывает путь к формированию нового поля конкуренции — Open Banking. Самый очевидный сценарий — когда пользователь видит все банки в едином окне вместо привычного переключения между несколькими банковскими приложениями. Отсюда видно все: какие счета и в каких банках открыты, одобрены ли кредиты, как быть со страховкой, можно ли инициировать платеж и т.д. В этом случае конкуренция идет на уровне продуктов, услуг, сервиса и репутации банка, а не на уровне CX мобильного приложения.

Open Banking базируется на реализации и технологической, и регуляторной компоненты. Гигиеническими факторами становятся сквозная идентификация, авторизация операций и стандарты безопасности, при которых игроки рынка могут доверять друг другу.  

В России Центробанк поступательно идет в этом направлении, создавая инфраструктурные решения на уровне страны и изменяя регуляторные нормы.  

— Как Open Banking выглядит с точки зрения корпоративных клиентов?

— Предположим, наш клиент специализируется на выращивании пшеницы или на транспортной логистике. Соответственно это юрлицо пользуется какими-то IT-системами. Это могут быть учетные или ERP-системы. Задача — в том, чтобы у клиента не было потребности пользоваться отдельным банк-клиентом каждой финансовой организации, с которой он работает. Ему не нужно специально заходить куда-то, кроме своей учетной системы. Все данные должны аккумулироваться там. Это означает, что банки должны предоставить интеграционные интерфейсы (API) для встраивания в IT-системы на стороне клиента. 

Райффайзенбанк активно развивает эту интеграционную тематику — в частности, связанную с Open API. Делаем мы это с учетом практического опыта наших коллег по банковской группе, работающих в Европейском Союзе, где развитие сферы открытого банкинга ушло вперед. Лично у меня нет сомнений, что Россия идет аналогичным путем, и мы давно готовимся к изменениям.

— Не этим ли занимаются в Ассоциации «Финтех» (АФТ)?

— Безусловно! И мы, и коллеги из других банков в рамках АФТ активно развиваем проблематику Open API. На этой диалоговой площадке организуются обсуждения, разрабатываются стандарты. Коллеги из АФТ подготовили сертификационный стенд, с которым мы устанавливали техническую интеграцию. С точки зрения развития инфраструктуры сделано многое. Что крайне важно, чувствуется активная позиция ЦБ как регулятора отрасли.

— Готовы ли вендоры к работе в рамках модели открытого банкинга?

— На конференции Raif Vision 2020 мы анонсировали совместный с SAP кейс по реализации мультибанковской системы, предполагающей использование корпоративными клиентами финансовых сервисов любого банка, доступного им из привычного интерфейса SAP. Технически — это интеграционный слой над ERP-платформой этого вендора, в котором через API реализуется агрегация данных из банков. На очереди интеграция с решениями других крупных вендоров и с сервисами наших банков-партнеров. Поэтому могу подтвердить заинтересованность IT-игроков в подобных совместных проектах. 

Мы начали с этой точки, потому что хорошо разбираемся в казначейских процессах. Получив опыт здесь, мы движемся в сторону предоставления корпоративным клиентам по аналогичной модели возможности использования основных банковских продуктов — депозитов, кредитов, валютных счетов и операций, торгового финансирования, цифрового факторинга и т.д.

— Каковы направления работы банка по направлению Open API?

— Группа Raiffeisen Bank International (RBI) создала портал открытых API, о чем официально заявила осенью 2020 года. Толчком к созданию нашего API-маркетплейса послужила вторая платежная директива (PSD2). 

В России банки активно работают в этом направлении на площадке АФТ. В частности, в рамках песочницы Банка России при содействии АФТ мы участвуем в пилотном проекте, суть которого — обмен банковскими выписками по счетам корпоративных клиентов. Именно здесь оказался востребован технологический опыт SAP. Мы планируем этот проект масштабировать на другие ERP-системы и открыть интерфейсы для своих клиентов, чтобы они могли интегрировать их с чем угодно, вплоть до Microsoft Excel.

 

 

Подобные легкость и простота интеграции позволят резко расширить круг корпоративных клиентов, использующих Open API, в том числе за счет сегмента малого и среднего бизнеса. Мы слушаем своих клиентов и оперативно реагируем на их запросы, в том числе связанные с открытыми интерфейсами. Все, что будет нужно, мы сделаем, подход такой.   

Сама концепция BaaS предполагает пересмотр бизнес-стратегии банка и смещение фокуса его активности на создание эффективных технологических партнерств. 

— Центр технологических инноваций Райффайзенбанка подготовил отчет «Финтех-прогнозы 2025». На его презентации вы рассказали о мировых кейсах BaaS?

— Да, в этом ежегодном исследовании были упомянуты некоторые кейсы. Например, в марте 2020 года Standard Chartered в Индонезии запустил BaaS-платформу Nexus — экосистему, участниками которой стали площадки для электронной коммерции, социальные сети и транспортные компании. Все они могут предлагать кредиты, кредитные карты и сберегательные счета, созданные совместно с банком, своим клиентам под их собственным брендом.

Запуск стал возможен благодаря бизнес-инкубатору SC Ventures, подразделению Standard Chartered, занимающимся инновациям и венчурными инвестициями в финтех. Все началось с бизнес-плана, разработанного сотрудником банка, который сейчас возглавляет команду из более чем 100 человек, работающую уже на трех рынках.

Подобный кейс для данного банка — не случайность. Работа с финтехами и нацеленность на инновации у них в ДНК. Классно, когда инноваторы могут услышать: «Рынок изменился, нам нужны новые игроки. Дерзайте!».

Почему бы тогда банку такого игрока не создать? Этим занимаются некоторые британские банки: HSBC Connected Money, Barclays и другие. Они создают приложения, агрегирующие балансы и позволяющие пользоваться услугами многих банков в одном приложении. Либо позволяют не создавать новое приложение вообще, но при этом встраивать чужие API в свое приложение.

Еще пример: Goldman Sachs и SAP в марте 2020 года объявили, что они объединили усилия, чтобы облегчить компаниям ведение бизнеса с миллионами поставщиков по всему миру в сети Ariba с ежегодным оборотом более 3,2 трлн долларов. Технологии безопасных трансграничных платежей Goldman Sachs будут доступны в некоторых решениях SAP Ariba, что упростит оплату услуг иностранных поставщиков в местной валюте и снизит затраты покупателей на нее.

Отдельный мощный тренд виден в использовании цифровых валют центробанков (CBDC) и даже криптовалют в некоторых юрисдикциях. Создаются электронные кошельки, запускаются биржи и т.д. Для всего этого требуется расчетная часть банковской инфраструктуры, которая предоставляется посредством API.   

Банки будут искать «специализации» в развитии BaaS — выбирать более актуальные для них партнерства. Банки, не способные самостоятельно реализовать API-интеграции, будут искать внешние решения на рынке, подключаться к API-хабам. 

Кроме того, мы ожидаем, что к 2023 году в России будет сформирована законодательная платформа для работы с токенизированными активами, в том числе для международного взаимодействия. Также к этому времени в России появятся зрелые системы мотивации экологичного поведения клиентов (ESG), заложенные в продуктовой логике финансовых и финтех-компаний.

— Все это должно привести к изменениям в менеджменте банков?

— Меняется не только внутренняя бизнес-модель банков, но и международная и российская бизнес-среда. Она, наверное, и является основным драйвером. Наша бизнес-модель нацелена на возможность предвосхищать изменения и быстро тестировать гипотезы. За последние годы мы научились быстро проверять гипотезы, прогнозировать клиентскую ценность новых инициатив, выстраивать с партнерами новое качество отношений благодаря цифровым каналам. 

В нашей стране изменения в банкинге происходят так стремительно, что финтехам проще работать на других рынках, где потребители не такие искушенные, особенно с точки зрения цифрового пользовательского опыта. Если перевод денег идет сегодня более минуты, клиент начинает нервничать и раздумывать о смене сервис-провайдера. Я уже не говорю о реакции на технические сбои и скорость внедрения новых удобных продуктов. 

— Складывается впечатление, что нашим стартапам некуда больше развиваться? 

— Конечно есть куда! Один из наиболее важных трендов на рынке задал ЦБ с его стремлением к развитию конкуренции на финансовом рынке страны. Поэтому, на мой взгляд, у финтехов сейчас хороший момент и для старта, и для рывка!

Появление маркетплейсов, песочниц, активное развитие открытого банкинга, появление первых порталов банковских API для партнеров и клиентов, а также подразделений в компаниях реального сектора экономики, нацеленных на создание новых технологических партнерств, создает массу уникальных возможностей. Устойчиво развиваются корпоративные инвестиции Corporate Venture Capital, команды которых рассматривают проекты в перспективе совместного роста как инвесторы-стратеги. Лет пять назад возможности выглядели более скудно. Сейчас мы видим, что проекты с российскими основателями привлекательны и для российских, и для иностранных инвесторов. Мы, кстати, начали плотнее общаться с российской венчурной средой в свете активного роста нашего инвестиционного портфеля RBI Elevator Ventures. Мы выступаем стратегами для перспективных финтехов по выходу на рынки Центральной и Восточной Европы и готовы инвестировать с партнерами.  

Изменения произошли. Появилась новая регуляторика, повысилась открытость корпораций для коллабораций с внешними технологическими игроками, ужесточилась конкуренция. Все это вкупе с развитием СБП, ЕБС, появлением ЦФА дает массу возможностей для начинающих предпринимателей, и не только. Цифровизация, коллаборация и платформизация стали активно интересовать, например, агробизнес, металлургию, ретейл и другие индустрии. 

Что касается конкретных примеров, то Райффайзенбанк регулярно ведет работу с финтехами, мы пропилотировали около 80 проектов. Сейчас, например, пилотируем несколько, один из которых, PayDay, — новый сервис на базе технологий от Mail.ru Group для работодателей и сотрудников. С помощью приложения Райффайзенбанка на своем смартфоне сотрудники смогут видеть, сколько денег они заработали на любой момент и при необходимости в режиме онлайн получить зарплату на свой счет. Сервис предоставляется компаниям бесплатно и позволяет повысить лояльность и вовлеченность сотрудников, поскольку удобный и не создает дополнительной кредитной нагрузки, позволяет снизить текучесть кадров, сократить затраты на внеплановые выплаты.

— ESG может повлиять на развитие финтехов?

— Наверное, с точки зрения стартапа ESG, — это активизация нового направления, которое становится более явным и важным. ESG за последние годы стало одним из фокусов развития в банковской среде. Это отражается в изменении операционной работы банка, встраивании принципов ESG в бизнес-процессы, например, в модели рейтинговой оценки бизнеса при взаимодействии. У группы RBI, например, есть цель — нарастить свой кредитный портфель до 30% именно в части компаний, отвечающих принципам ESG, к 2025 году. Почему бы финтехам не проявить себя и на этом поприще?






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ