Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Цифровой рубль в поисках смысла
04.10.2023 FinCorpFinRegulationАналитика

Цифровой рубль в поисках смысла

Выбранная Банком России розничная модель внедрения цифрового рубля вызывает опасения относительно будущего коммерческих банков. Международный опыт пока не дает однозначного ответа на вопрос о преимуществах CBDC — цифровых валют центральных банков. Тем не менее российские банки включились в пилотирование цифрового рубля, параллельно думая о кейсах, в которых могут раскрыться преимущества этого инструмента


Одна из самых актуальных тем банковской индустрии обсуждалась на круглом столе «Цифровой рубль: будущее или реальность?» в ходе XX Международного банковского форума, который проходил в Сочи 27–30 сентября 2023 года. Концепция цифрового рубля была опубликована в апреле 2021-го, в течение 2022 года шла законодательная и технологическая подготовка проекта, в мае 2023 года была запущена в промышленную эксплуатацию платформа цифрового рубля. 1 августа вступил в силу пакет законов, регулирующих цифровой рубль, а с 15 августа стартовал пилотный проект, в котором участвуют 13 коммерческих банков.

На первом этапе в проекте участвует ограниченное число клиентов банков, которые апробируют базовые операции: открытие и пополнение счета цифрового рубля для физических и юридических лиц, переводы, оплата товаров и услуг по статическому QR-коду, а также простейшие смарт-контракты, реализующие регулярные переводы. Пока речь идет о нескольких сотнях открытых счетов и нескольких тысячах операций, сказал Денис Поляков, заместитель директора департамента национальной платежной системы Банка России. По его словам, сейчас происходят тестирование технологических аспектов проведения этих операций, оценка интерфейсов и сценариев взаимодействия. «Мы уже задумались о том, что “пилот” надо будет расширять, причем … как с точки зрения количества участников (банков, физических и юридических лиц), так и с точки зрения тех операций, которые у нас в “пилоте” будут выполняться», — поделился планами Денис Поляков. В первую очередь речь идет о c2b-операциях (оплате товаров и услуг) с использованием и динамического QR-кода, а также о b2b-операциях переводов между юридическими лицами. Вторая волна пилотирования может стартовать уже в начале 2024 года.

«Что будет с банками после внедрения цифрового рубля?» — озвучил тревогу профессионального сообщества модератор круглого стола Георгий Лунтовский, президент Ассоциации банков России. Есть опасения, что коммерческие банки могут столкнуться с проблемами, связанными с оттоком ликвидности на баланс Центрального банка. Дешевые деньги будут уходить из банков, а получать ликвидность им придется на рыночных условиях, что приведет к удорожанию кредитов. По словам Лунтовского, вопросы о подкреплении ликвидности коммерческих банков задавались представителям регулятора, но четких ответов на них пока нет.

Георгий Лунтовский (АБР). Фото: АБР

Для реализации проекта национальной цифровой валюты Банк России выбрал так называемую розничную двухуровневую модель, в которой Центробанк открывает счета юридических и физических лиц и производит расчеты, а финансовые организации выступают, по сути, технологическими посредниками. В концепции цифрового рубля рассматривались и более жесткие модели регулирования, они могут привести к формированию одноуровневой финансовой системы (чего, собственно, опасаются банкиры), в которой потребители будут вести расчеты непосредственно через Центробанк. Многие зарубежные центральные банки еще не определились и выбирают между розничной и оптовой моделью, напомнил Георгий Лунтовский. Собственно, цифровой рубль пока находится на стадии пилотного проекта, который покажет, насколько эффективна розничная модель; возможно, будут рассматриваться и другие варианты.

«Впервые в истории страны, если не брать советскую историю, в экономике внедряется элемент одноуровневой банковской системы… Впервые компании и физические лица получают доступ непосредственно к балансу Центрального банка», — сообщил Александр Чернощекин, cтарший вице-президент — руководитель блока среднего и малого бизнеса Промсвязьбанка. Он напомнил: Банк России заявляет, что не собирается переходить на одноуровневую систему, поскольку банки берут на себя риски ликвидности и кредитные риски, непосредственно выдают кредиты и пр. Если регулятор будет последователен в своих высказываниях, то какого-то разрушительного действия на банковский сектор внедрение цифрового рубля не окажет, считает Александр Чернощекин.

Александр Чернощекин  (Промсвязьбанк). Фото: АБР

Александр Чернощекин (Промсвязьбанк). Фото: АБР

«Конечно, у Центрального банка возникает определенный вызов. Потому что фактически, принимая к себе на баланс и ведя непосредственно на своей платформе цифрового рубля счета клиентов, мы приобретаем все признаки обычного розничного банка, — сказал Андрей Борисенко, заместитель директора юридического департамента Банка России. — Потому что и физические, и юридические лица будут клиентами Банка России, то есть непосредственно в правовые, договорные взаимоотношения клиенты будут вступать именно с Банком России». По итогам «пилота» законодательная база будет совершенствоваться: будут дорабатываться положение о платформе цифрового рубля, договоры с клиентами и другая нормативная база, поделился планами своего департамента чиновник.

Андрей Борисенко (Банк  России). Фото: АБР

Андрей Борисенко (Банк России). Фото: АБР

Международный опыт использования CBDC пока нельзя назвать слишком удачным, заявил Валерий Вайсберг, директор аналитического департамента Группы компаний «Регион». Внедрением цифровой валюты озадачены практически все мировые центробанки, привлекательность этой идеи понятна: безопасность, надежность использования персональных данных, прослеживаемость транзакций, контролируемая анонимность платежей и финансовая инклюзивность, сообщил эксперт.

Валерий Вайсберг  («Регион»). Фото: АБР

Валерий Вайсберг («Регион»). Фото: АБР

В островных государствах (Ямайка и Багамские острова), для которых как раз был важен аспект инклюзивности, цифровые кошельки завели себе соответственно 6,5 и 24% населения, однако оборот цифровой валюты к наличным остается мизерным — 0,1 и 0,2%. Еще менее удачной оказалась попытка внедрить цифровую валюту eNaira в Нигерии. Несмотря на принудительные меры, такие как ограничения выдачи наличных в банкоматах, пользователями цифрового кошелька стали лишь 0,4% населения, а оборот по отношению к наличным составляет 0,3%.  

Опыт Китая, который дальше других продвинулся во внедрении цифрового юаня, тоже нельзя назвать мегауспешным. Онбордингом цифровой валюты e-CHY занимаются банки, которым удалось достичь охвата цифровыми кошельками 8,5% населения, при этом доля к наличным в обращении составляет 0,1%. За первые два года пилотирования общий объем транзакций составил не очень значительную сумму — 100 млрд юаней (около 1,3 трлн рублей), но за последний год по состоянию на июнь 2023 года оборот вырос в 18 раз. Это произошло в том числе благодаря вовлечению в оборот цифрового юаня крупнейших китайских ecom- и BigTech-компаний, таких как DiDi, JD, Alibaba, Tencent, WeChat. Недавно принято решение о внедрении универсального QR-кода, который позволит клиенту «на лету» выбирать способ платежа: цифровой или безналичный юань либо другие токенизированные инструменты.

Поскольку первый опыт внедрения розничных моделей CBDC оказался не столь удачным, некоторые нацбанки рассматривают возможность перехода к оптовой модели, в которой расчеты происходят только между институциональными игроками, без участия граждан, рассказал Валерий Вайсберг. Среди них Сингапур и некоторые страны Евросоюза, хотя тот же Китай подтверждает свою приверженность розничной модели. В целом, ключ к успеху лежит в создании привлекательных сценариев и кейсов использования цифрового рубля, которые будут интересны для потребителя, подытожил свое выступление спикер.

Эту точку зрения так или иначе поддержали все участники круглого стола, однако в каком сегменте реализовать такие кейсы и какой потребительской ценностью их наполнить — пока непонятно. Преимущество цифрового рубля как инструмента переводов и платежей в торговле существует, однако оно не уникально — в сервисах существующей СБП условия аналогичные.

В концепции цифрового рубля упоминаются выгоды для государства, связанные с возможностью «окрашивания» цифровой валюты: контроль за расходованием бюджетных средств, снижение издержек на администрирование бюджетных платежей. Впрочем, как рассказал Андрей Борисенко, законодательная база для использования цифрового рубля в сфере бюджетных платежей пока не готова. Что касается налоговых платежей, определенный прогресс в этой части есть, соответствующий законопроект принят в первом чтении.

На круглом столе были озвучены некоторые идеи о том, как цифровой рубль может использоваться для обеспечения целевого финансирования физических лиц. Например, «окрашенные» деньги могут выделяться для питания школьников, как образовательные кредиты, материнский капитал. Юрий Богданов, заместитель председателя совета директоров банка «Центр-инвест», предостерег, что к теме цифрового рубля в этом случае нужно подходить с осторожностью, чтобы не пугать людей отслеживанием их операций и какими-либо ограничениями использования собственных средств. С его точки зрения, наибольший потенциал «окрашивания» заключается в работе с юридическими лицами, в частности при контрактном финансировании, когда банк тратит значительные ресурсы на отслеживание целевого использования средств, т.е. при выполнении контрольной функции. Несмотря на свою привлекательность для корпоративного банковского бизнеса, идея пока не сомнительна, признал Юрий Богданов: «Очевидно, нам потребуются дополнительные интеллектуальные усилия совместно с Центральным банком, для того чтобы разработать сценарий, как именно осуществлять контрактное финансирование и как именно мы будем использовать цифровую рубль в расчетах юридических лиц в этой части». Банкир упомянул и другие кейсы работы с юридическими лицами, в которых может быть использован механизм смарт-контрактов цифрового рубля: кредитование импортозамещающего производства, финансирование проектов повышения энергоэффективности.

Тема использования цифрового рубля в качестве инструмента трансграничных расчетов также поднимался на круглом столе. Участники обсуждали правовые и технологически аспекты, обращались к опыту международных проектов Dunbar (реализован центробанками Австралии, Малайзии, Сингапура, ЮАР) и Mbridge (Гонконг, Таиланд, ОАЭ, Китай). Юрий Богданов из банка «Центр-Инвест» озвучил идею трансграничных платежей с помощью взаимного неттинга цифровых валют, на базе которой можно создать систему расчетов в рамках экономических союзов, таких как ЕАЭС или BRICS.

Нынешний этап правового и технологического развития платформы цифрового рубля вряд ли позволяет рассчитывать, что проекты трансграничных расчетов будут реализованы в ближайшее время. К тому же, как заметил модератор круглого стола Георгий Лунтовский, трансграничные платежи в настоящее время все больше переходят в политическую плоскость, и без соглашения между соответствующими странами этот вопрос решить вряд ли будет возможно.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ