Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Цифровые фиатные валюты — абсолютно бесполезные сущности
15.03.2022 FinCorpFinRegulationFinTechАналитика

Цифровые фиатные валюты — абсолютно бесполезные сущности

О тенденциях развития платежных сервисов в России и его перспективах, новых игроках и бизнес-моделях, а также о том, почему цифровой рубль — это не криптовалюта, рассказал Глеб Марков, предприниматель, инвестор, основатель и руководитель платежного сервиса PayQR


Глеб Марков, предприниматель, инвестор, основатель и руководитель платежного сервиса PayQR

Глеб Марков, предприниматель, инвестор, основатель и руководитель платежного сервиса PayQR

— Глеб, какое влияние оказала пандемия COVID-19 на развитие платежных сервисов в России?

— Пандемия придала мощный импульс развитию QR-платежей. Эти сервисы появились в России лет десять назад, но долгое время их развитие было вялотекущим. Пандемия поставила россиян перед необходимостью узнать, что такое QR-код, и научиться его использовать. Поняв, что у потребителей появились эти навыки, поставщики услуг — рестораторы, провайдеры сервисов Smart TV и другие — тут же нашли им применение. К примеру, сейчас с помощью QR-кода посетители ресторанов получают на свои смартфоны меню.

С ростом популярности этой технологии второе рождение получили сервисы безналичных чаевых. Эти сервисы и раньше появлялись, но быстро умирали, а теперь они неплохо себя чувствуют: им удается не только зарабатывать, но и продаваться крупным игрокам. Возможно, популярность QR-чаевых обусловлена повышением финансовой грамотности. Сегодня и официанты, и другие работники торгово-сервисных предприятий (ТСП), и их клиенты знают, как переводить и получать деньги на телефон или на карту и как их оттуда выводить.

— Куда сегодня направлен вектор бесконтактных платежей?

— Доля пользователей, которым нравится платить телефоном, умными часами или кольцами, продолжает расти. Доля интернет-платежей посредством сервисов с сохраненными картами тоже будет увеличиваться: потребители хотят оплачивать покупки нажатием одной кнопки. И банки, которые еще не реализовали у себя подобные сервисы, будут терять клиентов.

Я ожидаю бурного развития мобильных платежных сервисов. Поясню на примере Apple Pay. Сначала эта система бесконтактных платежей работала только с картами международных платежных систем и c национальной платежной системой Китая — Union Pay, а теперь туда можно подгружать карту «Мир»: Apple Pay реализовала ее поддержку.

Все владельцы мобильных платформ (Apple, Google, Samsung) заинтересованы в расширении своего бизнеса, причем как горизонтально, так и вертикально. С одной стороны, они готовы работать с любыми картами, с другой — стремятся наращивать функционал своих платежных систем. Я ожидаю появления в Apple Pay переводов card2card в одно касание, для этого достаточно поднести один iPhone к другому и указать сумму, чтобы на нем появились деньги.

Не исключаю появления в Apple Pay карты «Тройка». Изначально это был только проездной билет, но на Android-смартфонах уже есть виртуальная «Тройка». 

В более отдаленной перспективе iPhone и iPad заменят POS-терминалы. Торгово-сервисные предприятия будут применять их для приема карт. Для получения денег нужно будет лишь коснуться смартфоном, даже не обязательно Apple, или картой соответствующего устройства от Apple. Так что производители аппаратных POS-терминалов скоро потеряют свой рынок.

— А  к чему надо готовиться производителям и собственникам банкоматов?

— Банкоматы тоже будут переходить на бесконтактные технологии. Сейчас уже многие банкоматы их поддерживают. К примеру, к банкомату Тинькофф Банка можно прикоснуться телефоном, умными часами, кольцом или картой для проведения транзакции. Со временем это будет во всех банкоматах. Получат распространение другие способы авторизации: по номеру телефона, по QR-коду, по каким-то биометрическим данным. Думаю, скоро телефон станет основным средством авторизации при использовании банкоматов.

— Насколько перспективен биометрический эквайринг?

— Мне очень нравится проект Facе Pay в московском метро. Он отлично работает. Раньше для создания биометрического образа нужно было идти в Сбербанк, произносить много фраз, смотреть в камеру под разными углами. Теперь все, что мне нужно для Facе Pay, — это скачать приложение метро, зайти в раздел Facе Pay, выбрать карту, с которой будет взиматься плата, и сфотографировать свое лицо. Я тестировал сервис с первого дня, он великолепен.

Уверен, эти технологии будут широко применяться в торговых точках. Но по большому счету биометрии предстоит пройти тот же путь, что и QR-платежам. Нужно время, для того чтобы люди поняли, что их биометрические данные уже есть в банкоматах, у метро, у торговых точек, и лучше самим контролировать их использование.

— Как распространение инновационных платежных сервисов повлияет на расстановку сил на рынке? Появления каких новых бизнес-моделей можно ждать?

— На главные позиции будут выходить игроки и организации, умеющие извлекать пользу из больших объемов данных. Первая группа — это банки и Федеральная налоговая служба. Уже сейчас между ними существует синергия, а со временем она будет углубляться. Банки будут в автоматическом режиме передавать в ФНС все транзакции клиентов. Добавим к ним уже действующих операторов фискальных данных и увидим, что налоговикам будет доступна вся информация о материальном положении граждан. Кстати, с согласия граждан станет возможен обмен информацией в другую сторону, и на пересечении этих потоков финансовой информации будут возникать интересные проекты.

Еще одну группу с высоким потенциалом составляют компании, собравшие большое количество данных банковских карт своих клиентов. Например, если пользователи хранят свои платежные данные в мобильном приложении Starbucks, ничто не мешает проводить через него оплату в пользу третьих лиц. Здесь на первый план выходит функция агрегатора платежной информации: он сможет на этом зарабатывать, даже не пропуская деньги через себя напрямую. И это новый большой сегмент, который будет развиваться.

Что касается торгово-сервисных предприятий, выделю две тенденции. Во-первых, ретейлер может предлагать покупателям в обмен на скидки или кэшбэк заранее пополнять баланс в своем приложении, для того чтобы впоследствии совершать покупки на эти суммы. Это позволяет получать деньги авансом до отгрузки товаров и услуг и зарабатывать на них неопределенное время. 

Вторую модель уже активно используют наиболее продвинутые банки и маркетплейсы. Это подписка. Она предполагает периодическое внесение покупателем платы, как правило, небольшой, за пакет услуг или продуктов; это вознаграждается набором скидок и других привилегий. Поскольку такая модель гарантирует ТСП прогнозируемый ежемесячный доход, эта модель тоже будет развиваться.

— Как впишутся в новые реалии платежного рынка криптовалюты (или цифровые финансовые активы в терминологии ЦБ РФ)?

— Ничего позитивного здесь, к сожалению, не предвидится. Негативное отношение Банка России к криптовалютам понятно: они плохо контролируются и регулируются. Но можно было бы создать каких-то своих игроков или начать взаимодействовать с игроками существующими. Этого не произошло, а зря: противодействие регулятора приведет к развитию серого рынка.

— Возможно, цифровой рубль, эксперименты с которым начал ЦБ РФ, рассматривается им как альтернатива криптовалютам?

— Я очень плохо отношусь к цифровым фиатным валютам: это абсолютно бесполезные сущности. Чем принципиально цифровой рубль будет отличаться от безналичных средств на счетах в банках? Они там тоже цифровые. Криптовалюты интересны тем, что они разные и что в большинстве своем децентрализованы. Это означает, что никто не может на них влиять прямыми инструментами, в этом и есть их ценность.

 






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ