Финансовая сфера

Банковское обозрение


26.02.2021 FinRetailFinTechАналитика
Экосистемам нужен цифровой рубль

Панельная дискуссия «Блокчейн для бизнеса. Proof of History» в рамках конференции Waves Enterprise 2020 стала знаковой в эволюции распределенных реестров в финансах


Одни из первых слов дискуссии («Мы перешли из стадии, как это применять, в стадию того, как на этом строить»), произнесенные представителем Альфа-Банка, сразу показали, что разговоры о блокчейне в финансах вышли на этап анализа итогов пилотных проектов и их масштабирования. Если о «пилотах» много говорили и ранее, и на этой конференции, то история с масштабированием неожиданно заиграла новыми красками. То, что эксперты вкладывают в это слово применительно к блокчейну, разительно отличается от того, что обычно имеют в виду при обсуждении классических IT-решений. Возможно, в этом и есть глубинная суть децентрализованных корпоративных финансов в эпоху парада суверенных цифровых валют центральных банков (CBDC). 

В числе спикеров оказались Евгения Овчинникова, руководитель центра инновационных технологий Райффайзенбанка; Герберт Шопник, директор по развитию бизнеса S7 TechLab; Дмитрий Петров, генеральный директор компании «Кометрика»; Максим Дьяченко, управляющий партнер компании «Петролеум Трейдинг»; Сергей Попов, директор дивизиона «Транзакционный бизнес» блока корпоративно-инвестиционный бизнес «Сбера»; Денис Додон, директор Центра разработки инноваций Альфа-Банка, а также Игорь Кузьмичев, коммерческий директор разработчика Waves Enterprise. Модератором выступил Артем Толкачев, генеральный директор компании Tokenomica.

Ничего не понятно, но делать надо

Осенью 2020 года группа центральных банков в сотрудничестве с Банком международных расчетов (BIS) опубликовала отчет, в котором изложены основные принципы построения цифровых валют центральных банков. Наиболее значимые из них — скорость и масштабируемость — практически сразу отметают топ наиболее популярных публичных блокчейнов из мира криптовалют.

Пока наиболее перспективными представляются разработка каждым ЦБ своей собственной децентрализованной системы и(или) создание цифровых валют на основе корпоративных блокчейн-платформ по типу R3 Corda и Hyperledger Fabric (IBM).

Также множество ЦБ (включая Банк России), опираясь на исследования BIS, начали собственные дискуссии о необходимости CBDC (в том числе цифрового рубля). Пока слышны голоса экономистов и политиков, которые в данном анализе мы опустим. В качестве компенсации приведем сведения о том, что на декабрь 2020 года в двух государствах CBDC уже были запущены (исключая пилотные проекты в Китае). В начале этой конференции прозвучал доклад Камиля Салахиева, генерального директора японской компании Soramitsu Labs, о кейсе внедрения «Баконга» в Камбодже. Поучительная история, снимающая множество старых вопросов. А часть будущих вопросов сообщества попытался снять в своем докладе «DeFi для корпоративного сектора» сам Артем Толкачев (Tokenomica): ведь если есть цифровая валюта, то ей нужна соответствующая инфраструктура. Не конвертировать же бесконечно валюты ради разных сделок! 

ЦФА: «Волшебный пинок»

Все эти факторы, по словам модератора, привели к тому, что «вектор отношения государств к “крипте” всего за пару лет изменился на 180 градусов». В итоге у госструктур не оказалось в достаточном количестве ни практического опыта в этой теме, ни своих профильных специалистов. Зато они есть в финансовом секторе. Однако банкиры ранее смотрели на всю эту историю с точки зрения своих IT-специалистов.

Как уже отмечалось, архитектурно вопрос ими решен. По словам банкиров, проблемы лежат в юридической плоскости. Например, недавно принятый ФЗ о ЦФА носит исключительно рамочный характер и не позволяет конструировать цифровые активы, требующиеся для современной экономики, стремительно переходящей на digital-рельсы. Однако этот Закон придал «волшебный пинок» всей индустрии.

 

 

В качестве примера эксперты рассмотрели бумажные векселя, регулируемые у нас до сих пор Постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР «О введении в действие Положения о переводном и простом векселе» от 7 августа 1937 года. 

Еще одна проблема — в механизме прохождения денег по корсчетам, что является атавизмом в цифровой экономике при реализации мультибанковских проектов в области ЦФА. А при международных сделках практически все сложности возникают при осуществлении комплаенса со множеством участников из различных юрисдикций, даже при использовании крупных блокчейн-платформ вокруг глобальных банков, например JP Morgan. Неудивительно, что BIS в мотивационной части своих документов о CBDC пишет об упрощении трансграничной торговли.

Кто-то созрел, а остальные уйдут с рынка

Что же наработали айтишники? Почему они с контрагентами своих банков самостоятельно пришли к блокчейну и токенам еще до появления CBDC? Частично на это ответ дал Герберт Шопник (S7 TechLab): «Участникам глобальной экосистемы обеспечения авиаперевозок и продажи билетов сегодня нужны скорости прохождения всех элементов цепочки b2b-транзакций в несколько секунд, а не дней».  

Скорости, конечно, растут, но бывают и пару дней задержки. Основная проблема — в наличии Legasy-систем и необходимости тотальной интеграции всего со всем. Крупный отечественный бизнес уже готов отказаться от устаревших IT-систем в пользу тех, которые соответствуют современным реалиям, будь то системы на блокчейне либо другие. Главное, чтобы решались задачи бизнеса по оптимизации и ускорению транзакций, если речь идет о платежах, документообороте, организации цепочки поставок и т.д.

МСБ к этому не готов, поэтому CBDC останется для них на долгое время всего лишь третьей формой денег. А ведь вся соль цифровых денег — во встроенном в них функционале смарт-контрактов, делающих деньги не просто средством расчетов и придающих им абсолютно новое качество, в частности устранение посредников любого рода.

Другое дело — классические банки, по сути, являющиеся финансовыми посредниками, сами могут стать ненужными в цифровой экономике. Поэтому цифровые банкиры заняты не столько цифровизацией банков как таковой, сколько приобретением нового бизнес-качества. Этим же озабочены компании из реального сектора экономики, о чем их представители и докладывали на этой конференции. Кроме того, ряд докладов был посвящен массированной трансформации госсектора и ЦБ (проекты ЦБ РФ «Маркетплейс» и «Цифровой профиль», проект токенизации персональных данных в ЕС). Будущее, похоже, — только за цифровыми государствами.

Чего ожидать в ближайшее время? Принятие Россией дорожной карты по блокчейну в рамках реализации национальных проектов кроме экономических стимулов дало понимание: «Время хайпа прошло. Пришла “эпоха просвещения”».

Также, как утверждает Игорь Кузьмичев (Waves Enterprise): «Пришло время не оптимизировать что-то, а создавать сразу что-то новое. Особенно это актуально для бизнес-систем, где есть множество участников и сложная иерархическая структура. Блокчейн превращает ее в одноранговую экосистему, где все общаются друг с другом».  

Наконец, по мнению Дениса Додона (Альфа-Банк), стало окончательно понятно, что множество корпоративных блокчейнов будут встроены в общую архитектуру «централизованной децентрализации». Подобная концепция содержит в себе и ответ на вопрос об отличии масштабирования классических IT-систем от блокчейна. Но для этого бизнес должен «созреть» до бесшовности своих систем. А с этим пока проблемы.

Крупный бизнес пришел к этому всему, набив множество шишек. Почему же государственным строителям CBDC не принять к сведению этот опыт банкиров?






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ