Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Хайп-коин не пройдет?
06.07.2022 FinRegulationFinRetailFinTechАналитика

Хайп-коин не пройдет?

В Москве прошла конференция «Обращение цифровых финансовых активов в России: проблемы и перспективы правового регулирования»


В центре дискуссии находился Федеральный закон № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте». Выяснилось, что существующие утилитарные цифровые права (УЦП) реализованы в виде 64 платформ, но они мало кого в бизнес-среде заинтересовали. И наоборот, три платформы ЦФА, едва появившись, привлекли к себе внимание инвесторов.

Но, как всегда, есть нюансы, о которых рассказали Дмитрий Козлов, руководитель направления Центра правового сопровождения срочного рынка и клиентских операций Сбербанка, и Игорь Кузьмичев, генеральный директор компании «Системы распределенного реестра».

Дмитрий  Козлов (Сбербанк). Фото: event  «СЕГОДНЯ»

Дмитрий Козлов (Сбербанк). Фото: event «СЕГОДНЯ»

Существующие проблемы юридического и налогового характера, а также предложения по их преодолению организаторы мероприятия описали в своем пресс-релизе. Но остались в тени реальные причины активной законодательной работы на уровне Госдумы и Минфина, а также позиции тех должностных лиц, которые являются «мозгами» это процесса.

Клинические симптомы криптобезумия

Профессор доктор экономических наук Артем Генкин, президент Центра защиты вкладчиков и инвесторов, задал тон дискуссии: «Хоть крипторынок достаточно развит, но тем не менее перед сообществом остро стоит задача определить красные линии для всех, правила игры для каждого и то, как рассказывать о себе и о рынке массовому инвестору. Почему это актуально? Западный опыт, хоть и охватывает массового инвестора и более или менее обширен, тем не менее вызывает “озабоченность” у нашего регулятора и тех, кто по долгу службы защищает интересы вкладчиков».

Артем  Генкин (Центр защиты вкладчиков и инвесторов). Фото: event «СЕГОДНЯ»

Артем Генкин (Центр защиты вкладчиков и инвесторов). Фото: event «СЕГОДНЯ»

Эта «озабоченность» вызвана тем, что на Западе уже признано появление «нового типа человека с присущими ему паттернами поведения криптопотребителя». Например, блокчейн-эксперт Дэн Арреола ради шуточного эксперимента завел блог под названием «Как сделать собственный криптовалютный скам?». Буквально за несколько месяцев пособие по созданию мошеннического «скам-койна» посмотрело 320 тыс. человек, и это число продолжает расти.

Насколько далеко зашло криптобезумие, в официальном эксперименте в прошлом году решил выяснить Дэвид Сигал, журналист из New York Times, который оформил сайт и создал 21 млн монет Idiot Coin. При помощи тиктокера с пятимиллионной аудиторией и суммарных инвестиций в проект около 1 тыс. долларов были найдены 300 потенциальных покупателей. Как написал журналист: «Смысл заключался в том, чтобы показать, что для создания хайп-койна не требуется опыта и что многие из них неустойчивы и опасны. Мечты о мгновенном обогащении существуют с момента возникновения денег. Меняется только источник богатства. Место надежных инвестиций по очереди занимали золото, тюльпаны и ценные бумаги, обеспеченные ипотечными кредитами. Теперь это криптовалюты».

По признанию создателя Idiot Coin, своим успехом он отчасти обязан Илону Маску, который также отметился в криптоидустриальном хайпе и стал автором псевдонаучного «эффекта Маска». Артем Генкин так описывает его действие: «Сначала Маск пишет в Twitter, что автомобили Tesla можно будет покупать за биткоины. Недели через две достигнут новый максимум цены биткоина в 63,4 тыс. долларов. Затем миллиардер говорит, что его беспокоит воздействие криптовалюты на окружающую среду, и за один день цена биткоина падает на 13%».

По словам Дэвида Сигала, большинство хайп-койнов заканчивается «вытягиванием ковра из-под ног» — маневром разработчиков и их союзников, обналичивающих свои токены в момент пиковой стоимости и рекламной кампании. Цена обрушивается, торги завершаются. А взлетом Idiot Coin обязан отказу в своей рекламной компании полетам на Луну и даже на Марс, в противоположность мем-валюте догекоин. Этого оказалось достаточно, чтобы появился спрос на деньги для идиотов.

По мнению Артема Генкина, адекватная аналитическая информация о рынке зачастую подменяется мнением криптоинфлюенсеров: предпринимателя Илона Маска, инвестора Уоррена Баффета и рэпера Снупа Дога — интерес инвесторов удовлетворяется ими, и это вопрос социологии и психиатрии.

А что у нас и китайцев?

У нас пока не проработаны специализированные под ЦФА методы и практики ведения рекламной компании. Пока будут действовать как некая «средняя линия» законы и положения об обычной рекламе: п. 1 ст. 3 и ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе, а также ст. 14.3 КоАП. В юридических делах будут использоваться аналогии с теми финансовыми активами, по которым уже есть обширная практика: банковские кредиты, страховые и инвестиционные продукты.

Но события после 24 февраля 2022 года показали, что санкционное право и регулирование ЦФА вступают в коллизию. А это обещает новинки в кейсах на криптокомплаенс и тотальную актуализацию законодательства.

А может, а взять за основу, например, опыт китайских товарищей, которые демонстрируют грандиозные успехи? Вопрос был обращен к Дмитрию Мариничеву, интернет-омбудсмену при президенте РФ, который ответил: «Количество участников в этом процессе очень велико, у многих групп влияния свои собственные цели. Мое же мнение состоит в том, что если у людей будут деньги, то и экономика не будет жаловаться на нехватку инвестиций. Надо разрешить инвесторам иметь собственное мнение, куда и во что вкладывать свои деньги, естественно, для этого нужен цивилизованный рынок».

Дмитрий Мариничев (интернет-омбудсмен при президенте РФ). Фото: event «СЕГОДНЯ»

По мнению спикера, когда речь идет об очередном этапе в регулировании отрасли, необходимо понимать, зачем и кому это нужно. Поэтому сообщество, зацикливаясь исключительно на обсуждении налогообложения майнинга криптовалют, упускает из виду очень важную вещь. Технологии, проникая в общество, меняют его, формируют новую социально-экономическую модель и уклад этого самого общества: когда-то в виде технологий были пуговки, затем — деньги , потом — радио и интернет, а сейчас — сети, где все связаны друг с другом.

Отсюда и вывод, что огромная пропускная способность сетей 5G и 6G связана с тем, что современные вещи «коннектятся» в них друг с другом по факту своего создания в формате интернета вещей. В момент своего создания на заводе в горизонте до пяти лет вещи будут присоединены к Сети. А это значит, что коммутация каналов связи, как было раньше, перестает существовать, ей на смену приходит децентрализованная коммутация пакетов. Создается опасная иллюзия отсутствия центра.

«Криптовалюты это не что иное, как информационная ценность. В отличие от фиата токены будут выпускаться любым человеком, товаром или умной вещью в p2p-реальности. Но надо при этом учитывать, что государственная власть никуда не исчезает, она переносится из одного пространства в другое за счет создания регулирования в нем. И если мы применим китайское регулирование, то вместо России в итоге получим Китай. Поэтому нам самим необходимо пройти между американским криптобезумием и жестким китайским вариантом», — объяснил Дмитрий Мариничев.







Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ