Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Как предотвратить корпоративный deadlock
27.03.2024 Best-practiceFinCorp

Как предотвратить корпоративный deadlock

Для российского бизнеса характерно объединение усилий партнеров на равных началах. При создании общего проекта акционеры или участники делят доли в уставном капитале пополам, чтобы продемонстрировать друг другу и деловому сообществу свои равные начала в общем бизнесе: равенство прав, объема прибыли, возможностей влиять на бизнес-процессы


Однако, вступая в такой союз, партнеры забывают о «брачном договоре», под которым мы, юристы, проводя образные параллели, подразумеваем корпоративный договор. Это зачастую имеет печальные последствия, потому что распределение долей в уставном капитале между партнерами в пропорции 50/50 рано или поздно (например, при разладе в деловых отношениях и возникновении корпоративного конфликта) повлечет корпоративный тупик, который исходя из английского заимствования именуют ситуациями deadlock.

Что такое deadlock (дедлок)?

Это тупиковая ситуация, при которой взгляды на дальнейшее развитие компании у собственников бизнеса расходятся. Возникает конфликт, крайняя точка которого характеризуется тем, что существование партнерских отношений в рамках одной компании становится невозможным, а это ставит под вопрос перспективы ее существования и дальнейшую судьбу.

Опасность дедлока проявляется в следующем. Прежде всего он не дает возможности принимать решения на общем собрании. Когда доли распределены ровно пополам, один участник без согласия другого не сможет принять ни одного решения, потому что у него нет кворума и нет простого большинства голосов.

В отсутствие возможности принимать такие жизненно важные решения, как, например, как избрание генерального директора, общество остается без исполнительного органа. В условиях, когда прежний директор, устав от корпоративного конфликта, ушел из компании либо вовсе ушел из жизни, а участники не сошлись в оценке кандидатур, складывается ситуация «лебедь, рак и щука». Каждый партнер тянет в свою сторону, общество остается без директора, что влечет серьезные последствия. Например, в банках невозможно продлить обслуживание счета, потому что банк проверяет полномочия исполнительного органа; невозможно выплачивать заработную плату, что влечет претензии со стороны органов по защите прав работников; происходят нарушения обязательств перед контрагентами и т.д. В совокупности эти обстоятельства приводят к тому, что общество парализуется и не может быть полноценным участником того или иного рынка.

Этот корпоративный тупик может возникнуть не только из-за избрания фигуры единоличного исполнительного органа. Предпосылок для этого может быть сколько угодно, например невозможность принимать решения: об одобрении крупной сделки, которая необходима для обеспечения дальнейшей деятельности общества (кредита либо обеспечения, предоставляемого банку); о распределении чистой прибыли (один участник хочет оставить сформировавшуюся чистую прибыль на развитие общества, на инвестицию в дальнейшее масштабирование проекта, а другой участник хочет именно обогатиться, потому что рассматривает этот проект для себя в качестве инвестиционного) и пр.

Способы разрешения корпоративного тупика

Здесь судебная практика (включая позицию ВС РФ и в принципе законодательство, в том числе ГК РФ) предлагают несколько вариантов выхода. Однако не все из них имеют привлекательные перспективы.

Например, рассмотрим такой вариант разрешения конфликта, как выход из общества одного из двух участников. Во-первых, это возможно, если речь идет об обществе с ограниченной ответственностью (ООО), но у акционеров в акционерном обществе такой законной возможности нет. Во-вторых, эта возможность должна быть предусмотрена в уставе ООО, и зачастую она отсутствует. Поэтому в большинстве случаев разрешить ситуацию дедлока посредством выхода одного участника из компании невозможно.

Второй вариант выхода из тупиковой ситуации — это исключение участника из компании в судебном порядке по иску его партнера. Это возможно как в обществах с ограниченной ответственностью, так и в акционерных обществах. Но реальность такова, что положительной судебной практики по исключению крупного участника, которому принадлежит половина доли в уставном капитале, очень мало. Причина в том, что, согласно позиции ВС РФ, использование этого метода для разрешения корпоративного конфликта недопустимо1, нарушения со стороны участника должны быть значительными, что бывает крайне редко, и неучастие в общем собрании не относится к их числу. Ко всему этому стоит добавить большой простор для судейского усмотрения и субъективной оценки, что делает иски об исключении участника с 50%-й долей малоперспективными для удовлетворения.

Третий вариант выхода из ситуации дедлока — это ликвидация общества в судебном порядке по заявлению одного из участников. Это совершенно непривлекательная перспектива прекращения дедлока, потому что она не решает саму проблему, а лишь прекращает деятельность юридического лица. В Постановлении Пленума Верховного Суда № 252 говорится, что ликвидация юридического лица в качестве способа разрешения корпоративного конфликта возможна только в том случае, когда все иные меры для его урегулирования исчерпаны.

По обозначенным причинам предлагаем в рамках настоящей публикации обсудить не методы разрешения дедлока, а способ предупреждения этой ситуации.

В качестве такого универсального способа «не допустить, то есть предотвратить» судебная практика и в целом юристы в сфере корпоративного права рассматривают корпоративный договор.

Что такое корпоративный договор?

Корпоративный договор появился в российской юрисдикции путем заимствования из англосаксонской системы права в 2014 году. В ст. 67.2 ГК РФ он определяется как соглашение участников об осуществлении своих корпоративных прав, в соответствии с которым они обязуются осуществлять эти права определенным образом или воздерживаться от их осуществления.

Корпоративный договор — общее понятие, которое делится в зависимости от того, между участниками какого хозяйственного общества заключен, на акционерное соглашение и соглашение участников:

  1. акционерное соглашение, которое предусмотрено ст. 32.1 Закона об АО3, заключается между акционерами в непубличном акционерном обществе (для публичных акционерных обществ такая возможность не предусмотрена законом);
  2. договор об осуществлении прав участников (договор участников) предусмотрен п. 3 ст. 8 Закона об ООО4 для участников ООО.

Как корпоративный договор позволяет предупредить корпоративные конфликты?

Как было отмечено, это соглашение предусматривает осуществление корпоративных прав определенным образом либо отказ от корпоративных прав. Если обращаться к букве закона, то это выглядит так:

  1. определение порядка голосования определенным образом на общем собрании;
  2. согласованное совершение действий по управлению участниками, заключившими такой договор (согласование кандидатур в совет директоров либо на позицию генерального директора и согласованное голосование);
  3. обязанность приобретать или отчуждать доли/акции в уставном капитале по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств либо обязанность воздерживаться от отчуждения своей доли участия в уставном капитале.

Этот формальный перечень на практике работает следующим образом. Голосование на общем собрании, когда доли в уставном капитале распределены в соотношении 50 на 50, может привести к ситуации, когда один участник не голосует, при этом другой не имеет достаточного количества голосов для обеспечения кворума и принятия решений.

Корпоративный договор позволит распределить компетенции общего собрания по отдельным вопросам между партнерами. Например, один участник выбирает генерального директора, а другой формально отдает ему свой голос, при этом по вопросам распределения чистой прибыли решение принимает второй участник.

В компетенцию общего собрания входят вопросы формирования совета директоров, одобрения крупных сделок, реорганизации/ликвидации общества и т.д. Распределение решений по этим вопросам между двумя участниками, чтобы было понимание, кто из двух принимает решение по тому или иному вопросу без учета мнения второго, является предметом взаимных договоренностей партнеров и зависит от уровня их коммуникации друг с другом.

Юридически подобную систему можно установить следующими способами:

  1. один участник выдает другому безотзывную доверенность с правом голосовать по конкретным вопросам компетенции общего собрания (имеется в виду доверенность, которая может быть отменена только в предусмотренных в ней случаях, согласно ст. 188.1 ГК);
  2. предусмотреть обязанность голосовать в соответствии с письменным инструкциям второго участника в договоре;
  3. в соглашении прямо зафиксировать, что голос одного участника обеспечивает 100% кворума на общем собрании и его голос определяет принятие решений по вопросам компетенции общего собрания.

Корпоративный договор как инструмент разрешения тупиковых ситуаций

Корпоративный договор в качестве инструмента разрешения уже возникшего дедлока позволяет рассматривать формулировка ст. 67.2 ГК, согласно которой в договор может включаться условие о приобретении либо отчуждении долей участия в уставном капитале по определенной цене и при наступлении определенных обстоятельств.

Помимо этого в тексте самого корпоративного договора можно определить условия, при которых ситуацию дедлока допустимо считать наступившей, а также применимые в таком случае инструменты для его разрешения. Как правило, корпоративный тупик определяется тем, что два-три раза подряд в течение определенного периода времени (например, три месяца) общее собрание участников не может / не хочет принимать решение по одному и тому же вопросу либо принимает отрицательное решение.

При возникновении такой ситуации запускается один из механизмов, предусмотренных корпоративным договором, которые на практике называют «техасской перестрелкой», «голландским аукционом» и «русской рулеткой». Это неформальные названия процедур, заимствованные у англосаксов, которые сводятся к тому, что стороны направляют друг другу предложение о продаже доли по определенной цене. Надо отметить, что определенная цена — это та, которая зафиксирована в корпоративном договоре. Это не обязательно твердая сумма или валютный эквивалент. Цена может быть выражена формулой, которая привязана к балансовой стоимости активов либо к сумме оборота за какой-то отчетный период.

Для «техасской перестрелки» характерно то, что каждый участник направляет независимому лицу закрытое предложение о покупке у другого участника доли в компании по определенной цене. Этот независимый субъект вскрывает конверты и определяет результаты. Участник, который предложил наибольшую цену, обязан купить, а другой партнер обязан продать ему свои доли либо акции по цене, указанной в предложении.

«Голландский аукцион» — это частный случай «техасской перестрелки», когда участники-партнеры указывают минимальную цену, за которую они готовы продать друг другу долю в компании. Тот субъект, который указал максимальную цену, покупает у другого партнера его долю.

«Русская рулетка» означает то, что один участник направляет другому предложение о выкупе его доли по определенной цене, зафиксированной корпоративным договором, а получившая предложение сторона должна либо продать все свои акции или доли по предложенной цене, либо выкупить акции/доли этого лица.

Самым популярным способом урегулирования дедлока в России является вариант «русской рулетки».

Помимо этих трех вариантов в условиях корпоративного договора можно предусмотреть включение третьего лица в переговорный процесс. Данная формула непопулярна, однако имеет право на существование. Если партнеры считают, что смогут прийти к компромиссу с помощью посредника, то эта фигура должна быть обозначена в условиях корпоративного договора. При этом необязательно указывать фамилию, имя и отчество лица, достаточно будет определить его статус относительно компании (например, генеральный директор, председатель совета директоров и т.п.).

Как правило, обеспечением исполнения условий корпоративного договора сторонами является установление штрафов за его нарушение. Включение штрафных санкций в текст корпоративного договора с последующим обращением в суд эффективно при условии, что «пострадавшая сторона» будет иметь доказательства фактических отношений с партнером и нарушения им условий договора. Положительная судебная практика по взысканию штрафных санкций с лица, нарушившего корпоративный договор, обширная, и это свидетельствует о том, что данный институт активно применяется и востребован на рынке юридических услуг.


1. Определение Верховного Суда РФ от 20.02.2017 № 308-ЭС17-38 по делу № А63-13528/2015.
2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
3. Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах».
4. Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».






Новости Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ