Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Лимит расходов арбитражного управляющего: проблемы правового регулирования
22.12.2020 Best-practice
Лимит расходов арбитражного управляющего: проблемы правового регулирования

По общему правилу при исполнении обязанностей арбитражным управляющим, его расходы ограничены определенным лимитом, который зависит от балансовой стоимости активов должника. Но при банкротстве кредитных организаций предусмотрен специальный порядок установления лимита расходов. При этом в правовом регулировании данного вопроса не все так просто


Правовое регулирование

В силу п. 5 ст. 189.84 ФЗ Закона от 26.10.2002 № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) смета текущих расходов кредитной организации утверждается (изменяется) конкурсным управляющим (в том числе Агентством по страхованию вкладов).

Смета текущих расходов кредитной организации в части расходов, производимых после проведения первого собрания кредиторов, подлежит утверждению (изменению) собранием кредиторов или, если собранием образован комитет кредиторов, комитетом кредиторов по представлению конкурсного управляющего (п. 6 ст. 189.84 Закона о банкротстве).

Кроме того, лимиты расходов, предусмотренные п. 3 ст. 20.7 Закона о банкротстве, не подлежат применению и в процедурах принудительной ликвидации банка1

Однако это не позволяет управляющим увеличивать размер расходов2 до бесконечности. Арбитражный управляющий несет самостоятельную обязанность действовать добросовестно и разумно (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 за 2016 год, утвержденный 20.12.2016 Президиумом Верховного Суда Российской Федерации), независимо от решения коллегиального органа кредиторов. Данная обязанность должна исполняться и при утверждении сметы расходов, которая будет объективно удовлетворяющей для всех участников процесса. 

Коллизия при регулировании размера лимита расходов в процедуре банкротства (ликвидации) кредитной организации связана с тем, что специальный параграф предусматривает субсидиарное применение норм общебанкротных правил. Тем самым общие нормы банкротства организаций позволяют установить для действий управляющего рамки разумности и добросовестности, а в случае злоупотребления управляющим своими полномочиями — способы привлечения его к ответственности.    

Как поступить с чрезмерными расходами арбитражного управляющего

Сегодня в отечественном законодательстве есть ряд инструментов карательного характера, направленных на повышение чувства ответственности у арбитражных управляющих, начиная с незначительных дисциплинарных санкций со стороны СРО и заканчивая уголовным преследованием. Однако именно привлечение к ответственности в виде возмещения убытков является наиболее ощутимым, эффективным и действенным способом удовлетворения как первоочередных потребностей участников процедуры банкротства (получение материальных благ), так второстепенных (наказание «плохого» арбитражного управляющего). 

Необходимо учитывать, что привлечение арбитражным управляющим лиц для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, оплата услуг таких лиц или размер оплаты таких услуг могут быть признаны арбитражным судом необоснованными по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве, если услуги либо не связаны с целями проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве или возложенными на арбитражного управляющего обязанностями в деле о банкротстве, либо размер оплаты стоимости таких услуг явно несоразмерен ожидаемому результату. При этом обязанность доказывания необоснованности возлагается на лицо, обратившееся в арбитражный суд с таким заявлением (п. 5 ст. 20.7 Закона о банкротстве).

Как на законодательном уровне, так и на практике имеется ряд иных «рычагов давления» на арбитражного управляющего: 

  1. жалоба в СРО. Последствие: дисциплинарная ответственность управляющего;
  2. жалоба в орган по контролю (Росреестр). Последствие: дисциплинарная и административная ответственность управляющего;
  3. как было указано выше, один из самых эффективных способов — это признание расходов чрезмерными в порядке п. 5 ст. 20.7 Закона о банкротстве и последующее взыскание убытков; 
  4. жалоба в деле о банкротстве в порядке ст. 60 Закона о банкротстве. Последствие: обязать управляющего произвести определенные действия (расторгнуть лишние договоры по сопровождению процедуры и иные действия); 
  5. взыскание убытков. Установленная п. 4 ст. 20.4 Закона о банкротстве ответственность арбитражного управляющего носит гражданско-правовой характер, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам ст. 15 ГК РФ;
  6. иные общеправовые способы, предусмотренные уголовным и гражданско-правовым законодательством; 
  7. чтобы удовлетворить именно имущественную потребность, кредиторам лучше всего воспользоваться механизмом привлечения управляющего к ответственности в виде возмещения убытков. 

Приведу два самых популярных способа привлечения к имущественной ответственности арбитражного управляющего. 

1. Подача заявления о взыскании убытков с арбитражного управляющего. Этот способ весьма распространен на практике, как самый быстрый способ получения результата. Однако суды часто приходят к выводу, что заявитель смог доказать только нарушение своих прав, но доказательств (таких обстоятельств, как наличие причинно-следственной связи действий арбитражного управляющего с возникновением убытков и размером этих убытков) недостаточно для взыскания. 

2. Подача жалобы на действия (бездействие) арбитражного управляющего за неисполнение (ненадлежащее исполнение) своих полномочий с дальнейшим заявлением о взыскании убытков. Такой подход несет процедурно-дисциплинарные последствия для управляющего, но не подходит для тех кредиторов (и иных лиц), которым важна скорость удовлетворения имущественных потребностей, а не карательная функция механизма взыскания убытков. Помимо этого арбитражный управляющий может успеть исполнить все свои обязанности и «закрыть дыры» своей некомпетентности, пока дело дойдет до второго спора по взысканию убытков. Однако несомненный плюс этого пути заключается в том, что в случае удовлетворения жалобы кредиторам не нужно будет доказывать незаконность поведения управляющего, а лишь предстоит доказать размер убытков и наличие причинно-следственной связи между действиями и возникновением убытков.   

Оба подхода необходимо сочетать с п. 5 ст. 20.7 Закона о банкротстве при обращении в суд. И не стоит забывать, что для получения возмещения арбитражному управляющему нужно доказать необходимость привлечения сторонних специалистов (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве»). 

Убытки возместят страховщики?

Порой судебного решения недостаточно для получения возмещения убытков с арбитражного управляющего. В настоящее время арбитражные управляющие считают, что убытки за них возместят страховщики, и делают это не без оснований (страховым организациям практически невозможно доказать свою непричастность даже при прямом и недобросовестном умысле управляющего причинить убытки3). Однако при взыскании страхового возмещения можно столкнуться с проблемами: 

  • размер страховых выплат ограничен законом и договором страхования ответственности арбитражного управляющего (что в процедурах банкротства и ликвидации банка невыгодно участникам дела о банкротстве);
  • часто страховые организации затягивают выплаты и подают жалобы на судебные акты вплоть до высших судебных инстанций;
  • страховые организации на момент предъявления к ним требований сами попадают в процедуру банкротства; 
  • в отдельных случаях на этапе предъявления требований к страховщику выясняется, что либо у арбитражного управляющего отсутствовала «страховка», либо заявитель не может доказать наличие правоотношений между арбитражным управляющим и его страховщиком, так как в материалах делах отсутствуют надлежащие документы, а СРО арбитражных управляющих по каким-либо причинам не может предоставить такую информацию. 

В перечисленных случаях у кредиторов остается единственный вариант — возместить убытки из компенсационного фонда СРО в соответствии со ст. 25.1. Закона о банкротстве. 

Однако и здесь могут возникнуть проблемы.

Дело в том, что в соответствии с ч. 1 ст. 23.4 ФЗ «О банках и банковской деятельности» ликвидация кредитной организации осуществляется в порядке и в соответствии с процедурами, которые предусмотрены параграфом 4.1 гл. IX Закона о банкротстве для конкурсного производства, с особенностями, установленными настоящим Федеральным законом. 

В ч. 5, 6 ст. 23.2 ФЗ «О банках и банковской деятельности» по поводу правового статуса ликвидатора также предусмотрено применения норм параграфа 4.1 гл. IX Закона о банкротстве о конкурсном управляющем кредитной организации.

В соответствии с п. 1 ст. 189.77 Закона о банкротстве конкурсными управляющими при банкротстве кредитных организаций, не имевших лицензии Банка России на привлечение денежных средств физических лиц во вклады, утверждаются арбитражные управляющие, соответствующие установленным настоящим Федеральным законом требованиям и аккредитованные при Банке России в качестве конкурсных управляющих при банкротстве кредитных организаций (далее — конкурсный управляющий, аккредитованный при Банке России).

В соответствии с п. 9 той же статьи убытки, причиненные конкурсным управляющим, аккредитованным при Банке России, в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязанностей лицам, участвующим в деле о банкротстве, возмещаются за счет конкурсного управляющего, аккредитованного при Банке России, и страхования его ответственности на случай причинения таких убытков. 

Законодатель предусматривает закрытый перечень источников возмещения убытков, причиненных конкурсным управляющим, аккредитованным при Банке России, в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязанностей лицам, участвующим в деле о банкротстве. В данный перечень не входит СРО, следовательно, на компенсационный фонд «пострадавшие» могут не рассчитывать. (Замечу, что этот вывод не подтвержден судебной практикой, однако сделан на основании норм Закона о банкротстве.)

В соответствии с пп. 2 ст. 189.60 Закона о банкротстве представитель учредителей (участников) кредитной организации является лицом, участвующим в арбитражном процессе. 

В п. 1 ст. 189.59 Закона о банкротстве законодатель устанавливает перечень лиц, участвующих в деле о банкротстве кредитной организации. В данном списке отсутствует представитель участников кредитной организации. В п. 2 этой же статьи указано, что лица, не указанные в п. 1 настоящей статьи, не могут обладать правами лиц, участвующих в деле о банкротстве. То есть законодатель различает понятия «лицо, участвующие в деле о банкротстве кредитной организации» и «лицо, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве» и относит представителя участников банка ко второй категории, не наделяя его поименованными правами для лиц, участвующих в деле о банкротстве. 

Определение правового статуса представителя участников кредитной организации имеет важное значение, так как нормы закона о компенсационном фонде саморегулируемой организации арбитражных управляющих регулируют правовые отношения СРО и лиц, участвующих в деле о банкротстве, среди которых представитель участников банка отсутствует. 

Считаю, что Закон о банкротстве не только четко разграничивает лиц, участвующих в деле о банкротстве кредитной организации, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, но и позволяет первой категории пользоваться более широким спектром механизмов для защиты своих интересов, в том числе — правом возмещать убытки средствами страховщиков и СРО. Осталось дождаться судебной практики, которая соответствовала бы этим нормам Закона.


1. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.12.2019 по делу № А40-234168/2017 (Определение ВС РФ № 305-ЭС19-13293(2, 3) от 02.03.2020 об отказе в передаче жалобы на данное постановление на рассмотрение).
2. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14.10.2019 по делу № 305-ЭС16-20779.
3. Определение ВС РФ № 305-ЭС20-4326, Москва, 24 августа 2020 года.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ