Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Миллиарды русские, управление немецкое
01.05.2006

Миллиарды русские, управление немецкое

«Люди, состояние которых превышает 50 млн долларов, не могут обойтись без услуг «семейного офиса», — считает руководитель управления по обслуживанию крупного частного капиталаООО «Дойче Банк» Клаус Корнер. По его словам, на самостоятельное управление средствами у миллиардеров будет уходить слишком много времени и сил. И не факт, что распоряжаться своими деньгами у них получится более эффективно, чем у специально обученных специалистов — менеджеров по работе с крупным частным капиталом. Банки готовы им в этом помочь.


— Г-н Корнер, все-таки что такое «семейный офис»? Российский рынок банковских услуг уже знаком с private banking — частным банковским обслуживанием, а «семейный офис» может стать для него совершенно новым явлением, не так ли?

— «Семейный офис» в широком смысле этого слова — организация финансового состояния и жизни богатых людей. Он занимается не только тем, что управляет имуществом людей, но также помогает им организовать жизнь с учетом всех их пожеланий.

— Но, насколько мне известно, в рамках частного банковского обслуживания такие услуги клиентам тоже предоставляются. Складывается впечатление, что между частным банковским обслуживанием и «семейным офисом» нет принципиальной разницы.

— Это неверное впечатление, различие есть, и оно носит очень серьезный характер. Сверхбогатые люди имеют потребности, выходящие за рамки только управления их деньгами, и они хотят, чтобы мы помогали решать им не только проблемы, связанные с управлением бизнесом. Конечно, они имеют недвижимость в России и за рубежом, компании и здесь, и там, и «семейный офис» контролирует их состояние, консолидирует и оптимизирует его. В рамках частного банковского обслуживания сделать это просто невозможно, учитывая размер состояния клиентов и масштаб проблем, связанных с этим. То же самое касается и урегулирования личных проблем сверхбогатых людей. У них, возможно, есть яхты, их дочери посещают колледж в Лондоне. И если у дочери возникнут проблемы или, скажем, человеку необходимо будет срочно вылететь в другую страну, он обратится в «семейный офис», потому что в рамках частного банковского обслуживания подобных услуг ему не предоставят.

— Предлагая услугу «семейный офис», Дойче Банк, несомненно, должен был оценить, насколько велика в стране потенциальная клиентская база. Между тем у нас бизнесмены не любят раскрывать истинные размеры своего состояния из-за возможных осложнений, связанных с налогообложением.

— В современном мире достаточно источников информации, чтобы составить себе представление о размерах потенциальной клиентской базы для «семейного офиса». Например, можно оценить состояние человека во время посещения его предприятия, его дома. Другой момент: не секрет, что многие российские компании сейчас выходят на фондовый рынок. Если ты размещаешь активы своей компании на рынке, ты обязан максимально полно раскрыть информацию о ней. Таким образом, информация о состояниях российских сверхбогатых людей становится все более и более «прозрачной».

— При оценке потенциального размера богатства клиента будут ли приниматься во внимание такие источники информации, как рейтинги, опубликованные влиятельными бизнес-изданиями, например, журналами Forbes или Fortune?

— Не думаю, что в этом есть необходимость. Тут важно понять одно: мы не стремимся к тому, чтобы с точностью до последнего рубля знать, чем владеет наш клиент. Он приходит к нам, рассказывает о том, каким имуществом владеет, и просит управлять им. Вполне возможно, что это — только часть его имущества, но это не наша проблема.

— Почему для презентации услуги «семейный офис» в России Дойче Банк выбрал именно 2006 год? Это как-то связано с впечатляющим ростом национального фондового рынка, с успешными IPO, проведенными российскими компаниями, и с их планами на проведение новых публичных размещений акций?

— Отвечая на этот вопрос, я хотел бы подчеркнуть: мы первый иностранный банк, который предлагает клиентам услуги в рамках «семейного офиса», но не мы принесли в Россию саму идею «семейного офиса». Она уже существовала здесь, более того, на сегодняшний день на территории страны уже действует пара «семейных офисов». Мы просто стремимся поддержать россиян, которые хотят воспользоваться таким обслуживанием. Но, конечно, и проведение IPO российскими компаниями, и рост национального рынка — очень позитивные факторы с точки зрения развития «семейного офиса». Россияне, выводя свои компании на фондовый рынок, учатся структурировать свои состояния по западному образцу. Не следует забывать, что идея «семейного офиса» возникла в США.

— А что это за два «семейных офиса», уже существующих в России. Кто их создатели? И если они уже действуют, то почему о них так мало информации?

— Для того чтобы дать ответ на этот вопрос, достаточно заглянуть в рейтинг богатейших людей, составленный Forbes. Люди, состояние которых превышает 50 млн долларов, не могут обойтись без услуг «семейного офиса». Если вы нанимаете секретаря и бухгалтера для управления вашим состоянием, вы уже создаете организацию, напоминающую «семейный офис». Конечно, мы не называем их «семейными офисами» в общепринятом смысле этого слова. Тем не менее они существуют, и каждый из них имеет свои индивидуальные черты, поскольку обслуживают они различные потребности своих организаторов и имеют разную историю своего создания и деятельности.

— Но если «семейные офисы» уже существуют, в чем заключаются услуги «семейного офиса» Дойче Банка? Он призван заменить собой эти организации? Предложить какие-то новые услуги, которые те не предлагают?

— Нет, конечно, мы видим свою задачу не в том, чтобы заменить эти «офисы», а в том, чтобы помочь им. Мы не претендуем на то, чтобы нанимать садовника или платить зарплаты обслуживающему персоналу в доме. С этими целями вполне справляются существующие при каждом сверхбогатом человеке «семейные офисы». А вот если клиент хочет качественного управления своими деньгами как в России, так и за рубежом, мы готовы предоставлять ему эти услуги, если он хочет продать свои компании, мы можем помочь ему решить и эту проблему.

— Какую часть рынка обслуживания сверхбогатых россиян Дойче Банк планирует взять к концу текущего года и какую долю — в среднесрочной перспективе, например, в 2007—2008 годах?

— Речь идет не только о «семейном офисе». «Семейный офис» — для топ-богачей, скажем, для «первой тысячи» человек. Но мы работаем и с клиентами, которые приносят минимум 200—300 тыс. американских долларов под управление. Что касается доли рынка, которую мы надеемся взять: к 2007 году, по нашим расчетам, объем средств под нашим управлением увеличится до 1 млрд евро. Хочу отметить, это — только в России, мы не собираемся переводить средства в Швейцарию, Великобританию, в другие страны, как это делают многие банки. Что касается более отдаленной перспективы, то следует понимать — на этом рынке невозможно добиться прироста в 30—40% ежегодно.

— Полагаю, что реализация ваших планов напрямую зависит от тех, кто, кроме Дойче Банка, будут участниками рынка «семейно-офисного» обслуживания. Вы — пионер на российском рынке услуг «семейного офиса», но вы вряд ли останетесь единственным участником этого рынка. Полагаю, что крупные иностранные финансовые структуры последуют вашему примеру уже в недалеком будущем. Кого из них вы видите в качестве наиболее вероятных своих конкурентов в борьбе за «топ-богачей» России?

— Все тех же, с кем мы сталкиваемся на других рынках в Европе, Японии, Индии: Credit Suisse, UBS, JP Morgan. Каждый крупный банк имеет интернациональную сеть, позволяющую ему оказывать услуги «семейного офиса» в различных странах мира. И в этом смысле не имеет значения, куда вы приходите, чтобы организовать обслуживание в рамках «семейного офиса»: главные участники этого рынка, в любом случае, окажутся там и будут конкурировать друг с другом.

— А российские банки? Известно, что они стараются следовать в фарватере крупных иностранных структур, перенимая у них многие направления деятельности. Видите ли вы кого-нибудь из них в качестве своих конкурентов?

— В данный момент нет. Во-первых, потому что российским банкам на сегодняшний день незнакома сама идея «семейного офиса». Они занимаются частным банковским обслуживанием клиентов, но это, как я уже объяснил, совсем другое дело. Второй момент: иностранные банки, и Дойче Банк в том числе, обладают разветвленной сетью своих подразделений по всему миру, они могут оказать своим «топ-клиентам» поддержку на любом иностранном рынке, будь то Япония, США или страны ЕС. Российские банки прежде всего, провайдеры услуг в своей стране, они пока локальны. Конечно, конкуренция будет и в этом случае, но это — совершенно иной ее уровень, чем в случае с иностранными банками, которые со временем придут на рынок «семейно-офисного» обслуживания.

— Я думаю, Россия не является первой страной с развивающимися рынками, в которую пришел Дойче Банк, чтобы заняться обслуживанием «топ-богатых» клиентов. У банка определенно есть аналогичный опыт работы в других странах. С какими главными проблемами вы сталкивались там, и ожидаете ли вы, что в России столкнетесь с какими-то специфическими проблемами?

— Мы действительно активно развиваем это направление в странах с развивающимися рынками — в Китае, Сингапуре, Индии и т.д. Но хотел бы сразу расставить точки над «i»: с моей точки зрения, Россия не относится к числу таких стран. Что касается возможных проблем, то я не считаю, что здесь мы столкнемся в нашей деятельности с чем-то принципиально новым. Необходимо выполнять законы, платить налоги — и, я думаю, в этом случае проблем не возникнет.

— Вот именно, а в России дела с этим далеко не всегда обстоят гладко. У нас многие бизнесмены имеют проблемы с происхождением своего богатства, с уплатой налогов. Обслуживая их, банк, соответственно, принимает на себя эти проблемы и связанные с ними риски.

— Здесь следует различать людей, которые действительно нажили состояние криминальным путем, и тех, кто стремится минимизировать свои расходы на уплату налогов. Что касается первых, а также тех, кто стремится использовать банк как организацию для «отмывания» своих денег, — мы не собираемся работать с ними.

— А есть ли возможность определить таких людей до того, как они уже стали клиентами банка?

— Конечно. Во-первых, у нас есть независимые эксперты, которые проверяют клиентов и дают нам свои рекомендации, с кем стоит работать, с кем нет. Если документов, предоставленных человеком, недостаточно, эксперты располагают своими источниками информации. Наконец, я сам имею достаточный опыт работы на российском рынке, я работаю здесь уже двенадцать лет и, как говорится, носом чую, с кем стоит работать, а с кем работа сулит большие проблемы.

— У «топ-богачей», о которых вы говорите как о потенциальных клиентах банка, по определению могут быть деловые секреты. Дает ли банк гарантии клиентам, что они будут сохранены, и если да, то до какого момента, на каких условиях?

— В этом вопросе мы следуем нормам, предписанным банковским законодательством и международным правом.

Досье «БО»

Kлаус Kорнер возглавляет Управление по обслуживанию крупного частного капитала ООО «Дойче Банк» с 2004 года. Г-н Корнер работает на финансовом рынке более 15 лет, имеет степень МА Университета Бонна в области истории экономики и банковской деятельности.

С 1992 года Kлаус Kорнер занимается проектами, связанными с управлением активами и частными инвестициями в странах Восточной Европы и в России. В этот период он представлял услуги private banking таких ведущих финансовых институтов, как Bank Leu Europe, Discount Bank and Trust, CIBC Switzerland и Credite Agricole Switzerland, United Zuerich Finance и FM Limited.

Справка «БО»

ООО «Дойче Банк» (Дойче Банк Москва), являющийся 100-процентной дочерней компанией Дойче Банка АГ, был учрежден в апреле 1998 года. Начиная с 2001 года управление корпоративного финансирования Дойче Банка Москва принимало участие в проектах реструктуризации группы компаний РАО «Норильский никель», подразделение международных рынков заемного капитала участвовало в организации выпуска еврооблигаций Газпромбанка и еврооблигаций Магнитогорского металлургического комбината. Депозитарный отдел Дойче Банка Москва обслуживает программы АДР и ГДР РАО «ЕЭС России», ОАО «Аэрофлот», ОАО «Вимм-Билль-Данн», ОАО АНК «Башнефть» и «ЮКОС». В 2003 году банк открыл новое направление деятельности — услуги по управлению крупным частным капиталом. В январе 2004 года Дойче Банк АГ приобрел 40% акций Объединенной финансовой группы, а в декабре 2005 года реализовал опцион на оставшуюся долю. В 2005 году банк вышел на рынок коллективных инвестиций.

По состоянию на 1 октября 2005 года активы Дойче Банка Москва составили 32 071 млн рублей. Капитал банка на ту же дату составил 3 901 млн рублей (по РСБУ). Балансовая прибыль банка за девять месяцев 2005 года составила 830 млн рублей.






Новости Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ