Банковское обозрение

Финансовая сфера


04.08.2020 Аналитика
На цифровой игле

В последнее время много говорят о различного рода цифровизациях и трансформациях в финансовой отрасли, а также о необходимости для нее масштабных преобразований


На темы «цифровизации 2.0» или, скажем, «цифровой трансформации 3.0» проходит много различных конференций, где часто говорят о повышении прозрачности бизнес-процессов, улучшении качества обслуживания клиентов и росте доходности банковского бизнеса в целом.

Цифровизация для бедных?

С благородными целями практически все соглашаются. Однако появляются уже и скептики из числа тех, кто не столь радужно смотрит на успехи цифровизации. Они, конечно, не выступают против цифровых технологий, но настаивают на аккуратном и взвешенном отношении к ним, указывают на риски, которые сопровождают их внедрение, на появляющиеся проблемы цифровых трансформаций. 

Накануне пандемии NYTimes.com опубликовал написанную с очевидным дискуссионным запалом статью о том, что такое цифровизация. Автор публикации прямо заявила, что цифровизация сегодня — проект исключительно «для бедных». Дескать, и образование, если оно дистанционное, и дистанционное лечение, и все прочие сервисы «на дистанции», без присутствия людей (с роботами) — все это удел небогатых клиентов. Самое дорогое, пишет автор, — это теплота живого человеческого общения, именно человеческие контакты и есть настоящие сервисы класса люкс, и никакие «цифры» этого нам не заменят. 

Конечно, тему цифровизации автор полемически заострил, однако доля правды в ее словах есть — теплоту живого общения роботами не компенсируешь, как и живые дискуссии: их тоже сложно заменить сегодняшним общением по zoom. 

Как GAFA давят конкуренцию 

Конечно, высказываются и более конкретные претензии к «цифровизаторам». Так, недавно, в конце июля 2020 года, прошли очередные слушания в Конгрессе США, на которых обсуждалась деятельность главных «цифровизаторов» мира — большой цифровой четверки GAFA (Google, Amazon, Facebook, Apple). Эти компании являются лидерами в создании транснациональных цифровых экосистем. Претензии, высказанные в их адрес, касались нарушений антимонопольного законодательства.

Конгрессмены отмечали самое неприятное в деятельности четверки: сбор цифровых данных, создание пресловутой «цифровой прозрачности» используется бизнесменами чаще всего в корыстных целях — для недобросовестного подавления конкуренции на рынке. Это касалось и того, как собирает данные о веб-трафике игроков Google, и того, что Amazon копирует успешные проекты своих клиентов (имея абсолютно все данные о покупателях и самих продавцах). Обсуждались и «заградительные» для конкурентов комиссии Apple, и прямая покупка конкурентов со стороны Facebook (имеется в виду покупка Instagram), и прочее. Как оказалось, антимонопольные законы, написанные еще в прошлом веке, не работают в эпоху цифровых трансформаций — к такому выводу пришли американские конгрессмены. 

Цифровые проекты ЦБ 

В России крупных претензий к цифровизаторам пока не высказывается, и слушаний, подобных американским, нет. Хотя сборщики данных есть и у нас, и у нас так же активно идет процесс «корпоратизации» данных,  когда в руки активных сборщиков попадает огромное количество разных Big Data. Следствие этого — многочисленные претензии по части компрометации персональных данных, а эта компрометация происходит, увы, регулярно. Это также проблема мирового масштаба. 

Антимонопольные законы, написанные в прошлом веке, не работают в эпоху цифровых трансформаций

Если говорить именно о финансовых сервисах, финансовой информации, то инфраструктура цифровизации в РФ целенаправленно создается Центробанком. Основная задача его активности декларируется как антимонопольная — поставлена задача выравнять условия конкуренции всех банков за своих клиентов. Я имею в виду и Систему быстрых платежей (СБП), которая уже заработала, и проект «Маркетплейс», который будет в ближайшее время работать в этом направлении. И иные сервисы, например актуальные сервисы цифровой ипотеки, также найдут в этой инфраструктуре место. Напомню, мировой проект, крупнейший маркетплейс мира moneysupermarket.com, вырос до позиции лидера как раз на базе предоставления сервисов для ипотечных сделок. 

Кстати, об ипотечном кредитовании. Оно, слава богу, в России растет, и на этот рост влияют три фактора — льготные госпрограммы (6,5%), отложенный из-за карантина спрос и смена приоритетов по хранению средств частью граждан. Я имею в виду то, что часть клиентов сегодня «перекладывается» в недвижимость. Что касается темпов развития ипотеки, то ДОМ.РФ прогнозирует на 2020 год общую сумму ипотечных кредитов 3 трлн рублей, что на 5% больше, чем в прошлом году. 

Отмечу, что прогресс национальной ипотеки, конечно, — не просто запуск льготной госпрограммы и даже не новые цифровые технологии ипотеки. Прогресс — это прежде всего вера. Вера в будущее, в стабильность, в возможность всегда найти работу, в отсутствие рисков внезапно потерять работу, лишиться ипотечных квартир при резких изменениях ситуации. Будем надеяться, что это светлое будущее нас и ждет.







Сейчас на главной