Финансовая сфера

Банковское обозрение


16.12.2020 FinCorpАналитика
Нездоровая конкуренция

Российские региональные банки существенно потеряли свои позиции в финансировании реальной экономики с последнего докризисного 2013 года — их доля как в розничном, так и в корпоративном кредитовании не превышает 5%


От кризиса до кризиса

Количество региональных банков за последние годы сокращалось не только из-за отзыва лицензий, но и вследствие добровольной ликвидации. Отдельным игрокам развитая экспертиза в оценке местных заемщиков позволяет сохранять крепкие позиции в финансировании реального сектора экономики, но большинство региональных банков переходит к инерционной модели выживания, в том числе из-за недостаточной поддержки государства, а также запретительных уровней рейтингов для участия в госпрограммах. 

В 2020 году банки оказались более подготовленными к кризису, чем в 2014-2015-х, во многом это стало возможным благодаря принятым регулятором мерам по очистке рынка от несостоятельных игроков и введению норм Базеля III, которые сформировали дополнительные буферы по капиталу и ликвидности в банковском секторе. Тем не менее в этот период остро проявилась проблема развития конкуренции. Отправной точкой является 2013 год, когда конкуренция на банковском рынке достигла своего расцвета. Концентрация сектора на крупных федеральных банках выросла, в то время как региональные банки теряют клиентскую базу и все больше проигрывают универсальным. За последние семь лет активы банковского сектора практически удвоились, а у региональных банков почти не изменились (–0,2%). В итоге доля региональных кредитных организаций в активах банковской системы сократилась вдвое — с 9% в 2013 году, до 4,5% в 2020-м. Классические направления региональной банковской деятельности за этот период показали сокращение — кредитный портфель юрлиц уменьшился на 37%, розничный — на 17%. В России осталось всего 160 региональных банков, с 2013 года были ликвидированы или лишены лицензий более 190 кредитных организаций. В 18 регионах России не осталось своих местных банков, еще в 21 субъекте их доля в совокупном кредитном портфеле юридических и физических лиц составляет менее 1%.

Региональные банки особенно сильно потеряли свои позиции в корпоративном секторе: кредитный портфель юрлиц уменьшился на 37%. Доля региональных кредитных организаций в ссудном портфеле юрлиц упала с 7,3 до 2,7% общей задолженности корпоративных клиентов перед банками. Причина: во время зачистки рынка наименее защищенными были корпоративные клиенты, поэтому сначала начался переток их средств и счетов в крупные, преимущественно государственные, банки, а затем перетекли и кредитные продукты. 

Из-за недостатка качественных заемщиков и слабой конкуренции с федеральными игроками многие региональные банки перешли от традиционного банкинга к размещению свободной ликвидности в низкорисковые активы с меньшей доходностью — ценные бумаги и депозиты Банка России. На 1 мая 2020 года отношение депозитов к кредитам у региональных банков составляло 159% при среднерыночном значении 121%, что свидетельствует о более высоком уровне свободной ликвидности у региональных банков. Из-за конкуренции некоторые банки прекратили развитие в части кредитования реального сектора экономики и поддерживали деятельность за счет доходов от размещения средств в ценные бумаги и межбанковские кредиты. Также в отдельных субъектах остаются крупные в масштабах своего региона игроки, которые продолжают оказывать классические банковские услуги.

Почему умирает конкуренция? 

Когда в 2016 году федеральные игроки начали терять маржинальность в кредитовании крупного бизнеса, они обратили внимание на сегмент МСБ, начав экспансию в регионы. «Федералы» предложили высококонкурентные ставки, которые вытеснили региональные банки из сегмента кредитования МСБ: если в 2015 году региональные банки выдавали более 50% всех кредитов для субъектов МСБ, то в 2020-м их доля сократилась до 20%. Некоторые крупные банки во время экспансии шли на осознанные убытки, предлагая экономически необоснованные ставки. 

В результате этого снизился уровень доступности финансовых услуг в регионах. Это связано с особенностью бизнес-моделей крупных банков, которые «настроены» преимущественно на автоматизированные скоринговые оценки. Они не готовы, как региональные игроки, разбираться с каждой кредитной заявкой вручную. Поэтому банки из топ-30 продолжили работать с крупными и наиболее прозрачными заемщиками регионов, не обращая внимания на остальных. 

Важную роль в ослаблении позиций региональных банков сыграли и государственные программы поддержки бизнеса, которые в последнее время активно внедрялись на рынке кредитования. Изначально эти программы были доступны для крупных банков. Региональные банки подключались к ним в лучшем случае через год, а то и позже, что неизбежно вело к оттоку клиентской базы.

На расклад сил также повлияла зачистка сектора от недобросовестных игроков. Есть мнение, что она была направлена в основном против столичных банков, занимавшихся нелегальным бизнесом. Но из итоговой статистики следует, что с начала зачистки банковского сектора были лишены лицензий или ликвидированы более 190 региональных игроков

Эти факторы усилили процесс перетока ключевой клиентской базы к федеральным игрокам. К сожалению, решение по разделению сектора на две группы банков —  с универсальными и базовыми лицензиями —  не привело к ощутимым результатам. Банки с базовой лицензией имеют послабления с точки зрения составления регуляторной отчетности и соблюдения нормативов, но дополнительных преференций или специальных сегментов для ведения бизнеса они не приобрели. После получения базовой лицензии у большинства игроков клиентская база только сокращалась. 

Скорее всего, уход региональных игроков, которые не нашли своей ниши, продолжится, в том числе в форме добровольной сдачи лицензий. Можно ожидать, что через два года около 30 региональных банков из 160 покинут рынок. Однако процесс замедлится по сравнению с 2013–2020 годами. Значимое место в своих регионах продолжат занимать банки с диверсифицированной бизнес-моделью, которые удерживают позиции в классическом кредитовании и развивают каналы онлайн-обслуживания. У большинства банков сохранится инерционная модель, нацеленная на выживание и предполагающая обслуживание узкой группы клиентов на фоне поддержания значительного объема ликвидности в отсутствие перспективных направлений размещения средств. В итоге традиционный банкинг во многих регионах будет представлен крупными игроками с федеральной франшизой.

Смещение фокуса поддержки

Сейчас по многим госпрограммам установлены запретительные уровни рейтингов, которые не позволяют региональным игрокам принимать в них участие, что дополнительно сокращает клиентскую базу этих банков.

Например, к инфраструктуре эскроу-счетов, где требования по уровню рейтинга установили на уровне ruBBB (по шкале «Эксперт РА»), доступ получили всего 13% региональных игроков. По другим госпрограммам, где для участников установлены более высокие уровни рейтингов, ситуация хуже: к ним имеют доступ от 3 до 8% региональных банков. 

Как правило, инфраструктура поддержки формируется для развития тех субъектов экономики, долю которых нужно наращивать для устойчивого развития отрасли. Сейчас поддержка в банковском секторе идет по общему принципу, из-за чего большая часть выделяемых средств оседает в крупнейших банках и растет дисбаланс между федеральными и региональными банками. Целесообразно было бы выделить региональные банки в отдельную категорию при распределении средств по всем видам господдержки банковского сектора. В силу масштабов региональных игроков их совокупный уровень рисков более ограниченный, чем у федеральных банков, которые рискуют огромными суммами. Поэтому распределение средств господдержки между большим количеством крепких региональных банков не повысит общие риски потери бюджетных ресурсов. Смещение фокуса господдержки на развитие региональных банков повысит уровень конкуренции в банковском секторе и создаст больше возможностей для финансирования широкого спектра предприятий МСБ.