Банковское обозрение

Финансовая сфера


20.06.2019 АналитикаРазговоры финансистов
Образование для финансистов будущего — где брать?

В Банковском институте НИУ ВШЭ состоялась встреча, на которой директор института Василий Солодков и профессора института Михаил Сухов и Александр Кудрин обсудили тренды развития финансовой сферы с учетом активного проникновения технологий и диджитализации все большего количества различных процессов в финансовом и других секторах


Новые форматы

Василий Солодков: Коллеги, за последние пять лет количество банков сократилось более чем в два раза. Этому есть несколько причин: очевидное ужесточение регулирования со стороны ЦБ, наступление технологической эпохи, цифровизация все большего количества процессов и продолжающаяся рецессия. Традиционно банки были доминирующей частью финансового рынка. Интересно, сохранят ли они эту позицию в будущем или она перейдет к экосистемам, с маркетплейсами, всему тому, что может заменить традиционные финансовые институты?

Александр Кудрин: Я бы не согласился с тем, что в России идет рецессия. Напротив, в стране наблюдается экономический рост, хоть и отстающий от мировых трендов. А вот проблема «наступления» финансовых технологий на банковский рынок действительно существует. Непонятно, как многие банки будут справляться с этими вызовами. Пожалуй, основной из них — это приход технологических компаний, которые могут создать серьезную конкуренцию нынешним (традиционным) финансовым организациям и вытеснить их с рынка.

В то же время наиболее радикальные сценарии развития событий пока не оправдываются. Например, некоторые время назад всерьез рассматривался вариант, что в течение нескольких лет Facebook «убьет» банковский рынок, однако пока это не произошло и вряд ли случится в ближайшем будущем. По моему мнению, технологическая угроза есть, но она несколько преувеличена. Банки в ближайшее время однозначно останутся доминирующими игроками на финансовом рынке. Однако они сами, скорее всего, переформатируются, чтобы соответствовать современным реалиям — например, будут создавать экосистемы, в которых их клиенты смогут получать финансовые и нефинансовые сервисы от различных поставщиков. Те банки, которые смогут создать максимально комфортную и удобную экосистему, и преуспеют.

 

Михаил Сухов, Василий Солодков и Александр Кудрин (Банковский институт НИУ ВШЭ)

Михаил Сухов, Василий Солодков и Александр Кудрин (Банковский институт НИУ ВШЭ)

Василий Солодков: Регулятор всегда отрицательно расценивал непрофильную деятельность банков, если банк вдруг являлся владельцем пароходов, судов, автомобилей, поездов. Ведь экосистема — это непрофильный бизнес. Изменение тренда в эту сторону — хорошо это или плохо, чем это может грозить?

Михаил Сухов: Действительно, банкам по закону запрещено заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью. Такая практика существует и в других странах, В этом случае банки создают дочерние компании для смежных направлений бизнеса (так же, как и в России). Но для России свойственна еще одна особенная черта. В нашей стране долгое время банки финансировали убыточный бизнес частных владельцев банков, иногда через эти компании недобросовестным способом деньги выводились за рубеж.

Экосистемы банков выполняют другую задачу. Они могут стать центром новых финансовых потоков и новых серьезных рисков для стабильности, которую несла прежняя деятельность аффилированных с банками структур. Для сотрудников банков и экосистемы, и развитие искусственного интеллекта, и другие технологии несут все больше вызовов. Другое дело, что регулирование должно быть более гибким, когда меняются те или иные нормы закона, нужно смотреть, насколько соответствуют законодательные запреты текущей ситуации. Возможно, под напором современных технологий стоит заменить полный запрет банкам заниматься многими видами непрофильной деятельности более гибкой конструкцией. Первое, на что стоит обращать внимание, — это комбинированные финансовые продукты, кредитно-страховые, инвестиционные услуги, связанные с пенсионными, и др. Банки будут центром финансовой системы, Россия — страна банкоориентированная, поэтому прямые запреты могут сдерживать эффективность развития банками необходимых рынку услуг.

Другой аспект связан с ролью искусственного интеллекта. Беспилотный автомобиль — уже не фантастика, его уже испытывают, используют, но пока обычные автомобили тоже на ходу. Причем если компьютеры уже готовы предоставить свой продукт для управления автотранспортом, то банки здесь сильно отстают. Подобного рода технологии предоставляют потребительские кредиты, отчасти оценивают риски, освоили некоторые направления инвестиционной торговли, но еще даже отдаленно не стали частью интегрального управления банками.

Гибель банков или новая жизнь?

Василий Солодков: С 1980-х годов существуют мнения, что какие-то сервисы, инструменты, технологии убьют банки, тем не менее до сих пор есть масса людей, которые ходят в отделения банков и берут там кредиты или размещают деньги во вклады. Возможно, это уйдет со сменой поколений.

Михаил Сухов: Подобные предсказания имели место и в других сферах; например, некоторые эксперты предрекали гибель театров с развитием телевидения. Банкам совсем недавно смерть предсказывали с развитием биткоина, но этого не произошло. Физическая банковская деятельность была, есть и будет. Пока мы ходим, общаемся друг с другом, мы будем тянуться к человеческой коммуникации. Здесь вопрос регулирования во многом связан с общественным доверием. Регулируемой организации, включенной в систему страхования вкладов, по определению доверяют больше.

Михаил Сухов: Возможно, под напором современных технологий стоит заменить полный запрет банкам заниматься многими видами непрофильной деятельности более гибкой конструкцией

Александр Кудрин: В финансовой сфере постоянно происходит что-то новое. Появляется масса стартапов, которые развиваются, умирают, и понятно, что регулирование отстает. Потому сначала новая область деятельности должна сформироваться, потом регулятор должен понять, как она функционирует, а затем уже — как ее регулировать. Здесь очень хороший кейс — развитие рынка криптовалют, они возникли, пережили бум роста, падения, разочарования, а регулирование постепенно и очень последовательно двигается в этом направлении. Рано или поздно весь этот рынок будет регулируемым.

 

Михаил Сухов и Александр Кудрин (Банковский институт НИУ ВШЭ)

Михаил Сухов и Александр Кудрин (Банковский институт НИУ ВШЭ)

Василий Солодков: Криптовалюты возникают как альтернатива регулированию; сделки, которые обслуживаются биткоином, это в основном сделки серые и черные.

Александр Кудрин: Я бы разделял технологии блокчейна и криптовалюты как таковые. Блокчейн — прекрасная технология, есть масса вариантов ее применения, есть банковские альянсы, которые внедряют блокчейн в своих повседневных операциях, есть примеры выпуска облигаций на блокчейне. Регулирование в данной области как раз направлено на то, чтобы очистить технологию от черных и серых сделок.

Советы будущим финансистам

Василий Солодков: Суммируя ваш опыт, что бы вы пожелали нынешнему абитуриенту, какой набор знаний, с вашей точки зрения, будет востребован? Зачастую и абитуриенты, и их родители очень сильно дезориентированы тем, что сейчас происходит на рынке.

Александр Кудрин: Наиболее важными знаниями для финансистов являются фундаментальные знания об экономике, макро- и микроэкономике, знание финансовых рынков, принципов функционирования рынка ценных бумаг, а также анализ корпоративных финансов в разных видах с разным применением. Первое — это создание фундамента, а еще могут быть полезны навыки программирования, в современном мире есть довольно много областей, где это можно применить и получить хороший результат.

Александр Кудрин: Очень хороший кейс — развитие рынка криптовалют: они возникли, пережили бум роста, падения, разочарования, а регулирование постепенно очень последовательно двигается в этом направлении

Михаил Сухов: Сейчас важно понимание роли математических знаний во всех этих фундаментальных движениях, потому что многие экономические закономерности сейчас выводятся путем сложных математических упражнений над большим массивом данных, здесь подключаются уже и Big Data, и сложный математический аппарат. Если выпускник будет смотреть на результаты подобного рода работ (это касается и деятельности организации, и общеэкономических законов), то он вряд ли сможет понять, почему и как это работает. А если он будет понимать, как цифры превращаются в экономическое знание, как банк или страховая компания дает статистику, как создает продукты, то он сможет создавать их сам. Нужно понимать не только экономические законы, но и математические. Поэтому пункт № 1 для выпускников — это математика. Пункт № 2 — готовность быть универсалом, менять специализацию. Продукты быстро меняются, работа в компании в разных подразделениях и позициях стала взаимозаменяемой; например, неважно, что ты продаешь: кредиты, депозиты и страховки или пенсионные инструменты.

Не менее важный навык для будущей успешной карьеры (это основа жизни крупных организаций, основа движения карьерного роста) — правило разделения труда, разделение ответственности. Все-таки финансовые институты достаточно большие и сложно управляемые организации — тем более, когда речь идет о том, что, скорее всего, вокруг банков будет работать все больше других видов финансовых и нефинансовых сервисов. В рамках этих институтов выпускник должен иметь возможность правильно продать свои знания, быть полезным организации, понимать свое движение и возможности движения. Наконец, последний из психологических навыков — это готовность работать не только в сфере финансов, но и в других сферах, готовность к инновациям, к движению.

Образование финансистов будущего

Василий Солодков: Коллеги, вы оба преподаете на разных программах в Банковском институте. С вашей точки зрения, готовы ли к этим изменениям, о которых вы говорите, учебные программы Института и готовы ли к этим изменениям абитуриенты, которые к нам приходят?

Михаил Сухов: Дополнительное финансовое образование, как, например, в Банковском институте, постоянно развивается. Когда человек платит, он начинает подыскивать себе те навыки, которые он считает более полезными. Есть механизм, который будет постоянно подталкивать людей, организующих образовательный процесс, применять необходимые и своевременные решения в этой сфере.

 

Василий Солодков (Банковский институт НИУ ВШЭ)

Василий Солодков (Банковский институт НИУ ВШЭ)

Александр Кудрин: При этом все абитуриенты на таких программах серьезно подготовлены математически, имеют навыки моделирования, но даже не это главное. Современные студенты хотят получить гораздо больше, чем предусмотрено программой, и за счет этого они становятся все более проактивными.

Василий Солодков: У нас есть две длинные программы — MBA и магистратура. Обе они являются партнерами института CFA, который, с одной стороны, определяет правила поведения и этику поведения на финансовом рынке, а с другой стороны, задает стандарты финансового анализа. Ежегодно этот институт проводит опрос ведущих работодателей мира с целью выяснить, какие новые знания, умения и компетенции должны быть у приходящих туда наниматься на работу новых сотрудников. Именно на базе этого формируются так называемые институты, и для того, чтобы программа стала партнером, необходимо, чтобы она соответствовала на 70%. Наша программа этому соответствует и представляет собой набор компетенций, сформированных на базе количественных методов, микро- и макроэкономики, изучения различных сегментов финансового рынка, а также различных инструментов.

Корпоративные университеты и онлайн-образование

Василий Солодков: Крупные банки сегодня создают корпоративные университеты. Можно ли это рассматривать как магистральный путь обучения?

Михаил Сухов: Корпоративный институт никогда не заменит высшее учебное заведение.

Василий Солодков: Недавно Всемирный банк провел исследование качества выпускников во всем мире, и выяснилось, что российские выпускники до сих пор находятся в мировом топе

Александр Кудрин: Цель таких университетов одна — тонкая настройка уже имеющихся кадров. Это не конкурент традиционному образованию, это некая надстройка над ним, причем достаточно узкая и специализированная. Значительная часть корпоративных университетов развивает те навыки, которые ограниченно востребованы за пределами данной конкретной организации. Они не способны вытеснить классические университеты и онлайн-обучение… Кстати, я не думаю, что онлайн-образование может полностью вытеснить офлайн-общение между преподавателем и студентом, потому что все равно есть «химия», которая возникает в ходе непосредственного общения и , как правило, позволяет продвинуть уровень студента гораздо быстрее и более эффективно, нежели чем онлайн-система. Тем не менее рынок онлайн-образования явно хорош в рамках развития концепции непрерывного обучения населения, потому что мир меняется довольно быстро, и, понятное дело, нужно стремиться овладевать новыми знаниями и навыками. Онлайн-образование очень в этом помогает. Человек, приходя домой, может выделить два часа своего времени два-три раза в неделю, чтобы послушать какой-нибудь онлайн-курс, овладеть новыми навыками. Таким образом, цифровые программы — это больше история про постоянное повышение квалификации.

Михаил Сухов: Будет сочетаться онлайн и офлайн, и в этом смысле, конечно, крупные вузы всегда будут выигрывать у корпоративных институтов, которым сложно обеспечить широкий круг преподавательского состава. А вот в чем корпоративные институты имеют преимущество, так это в обучении так называемым soft skills, гибким навыкам, но их можно получать дополнительно или после получения основного и бизнес-образования.

Александр Кудрин: В научном блоке soft skills не развиваются, но в современном экономическом образовании они представлены хорошо, сама методика преподавания меняется, становится больше интерактива, больше взаимодействия, и это помогает студентам адаптироваться к новой среде. Тем не менее задача развития soft skills должна стоять перед бизнес-образованием, потому что, когда студент попадает из вуза на работу, у него уходит много времени на то, чтобы понять, как там все организовано. Образование с соответствующими тренингами может сократить этот срок в несколько раз.

Михаил Сухов: Вузы могут сотрудничать с корпоративными институтами в этом направлении. Ничто не мешает студенту, обучающемуся в вузе, проходить какие-то курсы в корпоративных университетах, тем более если это можно сделать дистанционно.

Василий Солодков: Недавно Всемирный банк провел исследование качества выпускников во всем мире, и выяснилось, что российские выпускники до сих пор находятся в мировом топе: они побеждают в олимпиадах в конкретных областях знаний, выигрывают конкурсы. Но в чем абсолютно все из них проигрывают — умение работать в команде. И это важная задача бизнес-школ и университетов — не только учить учиться, но и учить дружить, коммуницировать, что тоже очень важно, что помогает в дальнейшем и в карьере, и в проектной работе.