Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Очередность погашения требований кредитора из нескольких кредитных договоров
12.07.2021 Best-practice
Очередность погашения требований кредитора из нескольких кредитных договоров

Принципы погашения требований кредиторов в деле о банкротстве сформулированы законодателем достаточно общо и кратко


Складывается ощущение, что он не предполагал возникновения сложностей в вопросах распределения конкурсной массы между кредиторами. Однако они возникают и особо остро проявляются в ситуации, когда речь идет о банкротстве нескольких должников, связанных общими экономическими интересами. На примере из судебной практики рассмотрим, как суды подходят к решению данного рода спорных и неоднозначных вопросов и какие механизмы могут быть в данном случае эффективными.

Регулирование распределения конкурсной массы

Ситуация, когда распределение средств, вырученных от реализации заложенного имущества должника для погашения обязательств по каждому конкретному кредитному договору (договору залога), обусловливает в процедурах банкротства группы компаний права не только кредитора-залогодержателя, но и должника, относится к числу наиболее интересных и непростых правовых вопросов процедуры банкротства.

Общие принципы погашения требований кредиторов в деле о банкротстве должника сформулированы в ст. 134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Возникает некоторое удивление, что на взаимоотношения с основными действующими лицами в деле о банкротстве — конкурсными кредиторами — в этой статье отведено всего полторы строки в третьем абзаце п. 4: «В третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами, в том числе кредиторами по нетто-обязательствам». Еще две с половиной строки в абзаце пятом: «Требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, установленном ст. 138 Федерального закона». Краткость законодателя в данном вопросе дает основания полагать, что в распределении конкурсной массы между кредиторами он не предполагал существенных сложностей. «При недостаточности денежных средств должника для удовлетворения требований кредиторов одной очереди денежные средства распределяются между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам их требований, включенных в реестр требований

кредиторов, если иное не предусмотрено Федеральным законом» (п. 3 ст. 142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Какие проблемы возникают на практике

Закон о банкротстве не содержит каких-то иных положений, регулирующих распределение денежных средств при погашении требований кредиторов, учтенных в реестре требований, в зависимости от основания или сроков возникновения. Вместе с тем в случае неполного погашения требований для конкурсного кредитора может иметь принципиальное значение не только размер погашения задолженности, но и алгоритм распределения средств, вырученных от имущества должника, в соответствии с различными обязательствами, образующими основу требований. Это влияет на объем его материальных притязаний к иным лицам, которые либо предоставили свое обеспечение в счет обеспечения обязательств должника, либо вместе с должником предоставили обеспечение в пользу конкурсного кредитора.

Подобная ситуация, как правило, складывается при банкротстве нескольких должников, связанных общими экономическими интересами. Так, в деле о банкротстве № А70-2347/2017, которое рассматривал Арбитражный суд Тюменской области, требования залогового кредитора к должнику были основаны на кредитных договорах № 28/115ик от 31.08.2009 и № 16 от 08.07.2015, заключенных между банком и должником, а также на кредитном договоре № 12019 от 25.11.2012, заключенном между банком и третьим лицом, обязательства по которым были обеспечены залогом имущества должника. Для обеспечения исполнения своих договорных обязательств заемщиками (должником и третьим лицом) заинтересованные лица наряду с иными лицами (бенефициарным собственником) совершили следующие обеспечительные сделки:

  • по кредитному договору № 28/115ик от 31.08.2009 между банком и должником заключены договоры залога № 21-31-28/115ик/4 от 25.03.2010, № 28/115ик/1, 28/115ик/2 от 28.02.2014;
  • по кредитному договору № 16 от 08.07.2015 между банком и должником заключены договоры залога № 55 от 07.09.2015, № 30 от 24.06.2016;
  • по кредитному договору № 12019 от 25.11.2012 в целях обеспечения исполнения третьим лицом своих обязательств между банком и должником заключены договоры залога № 12019/66 от 25.11.2012, № 10 и 11 от 15.03.2016.

Совокупный объем средств, вырученных от реализации заложенного имущества должника, позволил погасить около 49% суммы требований кредитора. Эти денежные средства были распределены конкурсным

управляющим по трем обязательствам пропорционально их размеру в реестре требований кредиторов (п. 3 ст. 142 Закона о банкротстве).

Однако конкурсный кредитор с таким распределением не согласился. Он полагал, что средства, поступившие в конкурсную массу от продажи имущества должника и направленные в счет погашения требований, подлежат распределению по конкретным кредитным договорам в порядке, установленном в соответствии с требованиями п. 1, 9 ст. 342.1 ГК РФ. По мнению кредитора, сначала необходимо удовлетворить залоговые требования по договору № 28/115ик от 31.08.2009, так как срок их исполнения наступил 30.11.2016, затем — по договору №16 от 08.07.2015, срок исполнения — 08.02.2017, а в последнюю очередь — по договору №12019 от 25.11.2012, так как срок исполнения по указанному обязательству наступил 28.02.2017.

Дополнительную остроту этому спору придавало то обстоятельство, что в зависимости от степени погашения должником требования конкурсного кредитора, основанного на залоге имущества должника по кредитным обязательствам третьего лица, должник (в лице конкурсного управляющего) получал регрессные требования к основному бенефициару всей группы юридических лиц, включая должника и третье лицо. По объяснению банка, на погашение требования третьего лица средств было недостаточно и кредитором сопоручителя оставался банк. Так как должник является залогодателем по кредитному договору от третьего лица, который погасил требования общему кредитору, он приобретает право на включение своих требований в реестры требований кредиторов как третьего лица (основной должник), так и бенифициара-поручителя (другие поручители) в размере, равном размеру погашенных требований кредитора залогодержателя по данному кредитному договору.

Суд согласился с тем, что имущественный интерес конкурсного кредитора отличен от интереса конкурсного управляющего должника, действующего в интересах всех кредиторов должника. Доля кредитора заявителя составляет только 18,214%, что предполагает наличие спора между ним и остальными участниками.

Закон о банкротстве не содержит норм, устанавливающих порядок распределения между залогодержателями денежных средств, поступающих в конкурсную массу должника от реализации заложенного имущества, поэтому в силу п. 1 ст. 6 ГК РФ суд исходил из аналогии Закона при применении норм этого кодекса. По общему правилу объем залогового права определяется на дату возникновения залога (ст. 341 ГК РФ), в связи с этим применимость к спорным отношениям норм ГК РФ в редакции Закона № 367-ФЗ зависит от момента возникновения залоговых правоотношений. При этом законодательство о залоге претерпело существенные изменения после принятия Федерального закона от 21.12.2013 № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании

утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (Закон № 367-ФЗ), вступившего в силу с 01.07.2014.

Суд учел срок исполнения обязательств

Пунктом 1 статьи 342.1 ГК РФ в действующей редакции закреплено, что если иное не предусмотрено ГК РФ или другим законом, очередность удовлетворения требований залогодержателей устанавливается в зависимости от момента возникновения каждого залога. Правила, установленные данной статьей, не применяются, если залогодержателем по предшествующему и последующему залогам является одно и то же лицо. В таком случае требования, обеспеченные каждым из залогов, удовлетворяются в порядке очередности, соответствующей срокам исполнения обеспеченных залогом обязательств, если Законом или соглашением сторон не предусмотрено иное (п. 9 ст. 342.1 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 342 ГК РФ в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона № 367-ФЗ, если имущество, находящееся в залоге, становится предметом еще одного залога в обеспечение других требований (последующий залог), требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости этого имущества после удовлетворения требований предшествующих залогодержателей.

При этом приведенная норма не обеспечивает правовое регулирование ситуации, когда залогодержателем по предшествующему и последующему залогам является одно и то же лицо. В соответствии с п. 9 ст. 342.1 ГК РФ правила, установленные этой статьей, не применяются, если залогодержателем по предшествующему и последующему залогам является одно и то же лицо. В отличие от ситуации календарной конкуренции залогодержателей по предшествующему и последующему залогам (разрешаемой исходя из дат обременения имущества залогом) при совпадении залогодержателей в одном лице и в случаях, когда должник не указал, в счет какого из однородных обязательств будет осуществлено исполнение, возникает конкуренция обязательств одного кредитора. Старшинство для таких обязательств как до 01.07.2014, так и после указанной даты определялось одинаковым образом. При недостаточности суммы предоставления для исполнения всех обязательств, возникших из нескольких договоров, исполненным считается обязательство по договору, срок исполнения которого наступил ранее, либо, когда обязательство не имеет срока исполнения, обязательство, которое возникло раньше (п. 3 ст. 319.1 ГК РФ), если иное не предусмотрено Законом или соглашением сторон.

С учетом приведенных норм материального права и правовых позиций суд пришел к выводу, что в рассматриваемой ситуации денежные средства, поступившие в конкурсную массу должника от реализации предмета залога, должны подлежать распределению в соответствии с календарной очередностью

сроков исполнения обязательств, обеспеченных залогом, вне зависимости от дат заключения соответствующих договоров залога.

Исход дела и выводы

Исходя из этого суд обязал конкурсного управляющего должника перераспределить денежные средства, поступившие в конкурсную массу от продажи заложенного имущества, направленные в счет погашения обеспеченных залогом требований в соответствии с очередностью исполнения обязательств, определенной судом. В данном случае суд признал ошибочным принцип пропорциональности в распределении денежных средств между требованиями одного кредитора для удовлетворения требований одной очереди, примененный конкурсным управляющим. При этом общий размер погашенных требований не изменился.

Подводя итог, замечу, что одной из особенностей кредитных обязательств, как правило, является их обеспечение не только со стороны должника, но и иными входящими в группу юридическими и физическими лицами. Часто банкротство такого должника приводит к банкротству всей группы. При этом в настоящее время, в отсутствие должного правового регулирования, банкротство группы взаимосвязанных лиц осуществляется посредством нескольких не связанных в единую процедуру и не синхронизованных судебных процессов. Такая практика вызывает необходимость создания более тонких механизмов для управления задолженностью и для ее взыскания. Расщепление требования по лежащим в его основе обязательствам — один из таких механизмов.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ