Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Оспаривание аннуитетных платежей по кредитному договору в деле о банкротстве: способы защиты
29.12.2021 Best-practice

Оспаривание аннуитетных платежей по кредитному договору в деле о банкротстве: способы защиты

В делах о банкротстве конкурсный управляющий оспаривает аннуитетные платежи по кре-диному договору как недействительные сделки, ссылаясь на предпочтительность удовле-творения требований банка. Об эффективных механизмах защиты интересов ответчика — в этой статье


Оспаривание сделки с предпочтением: предмет доказывания

Сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана судом недействительной, если влечет или может повлечь за собой оказание предпочте-ния одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований (сделка с предпочтением) (п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве)1.

Бремя доказывания того, что сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпо-чтения, лежит на оспаривающем ее лице (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ № 63)2.

Если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.3, в связи с чем наличия иных обстоятельств, предусмотренных п. 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контр-агента), не требуется (п. 11 Постановления № 63).

Если сделка с предпочтением была совершена не ранее чем за шесть месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве она может быть признана недействительной, только в следую-щих случаях: а) имеются условия, предусмотренные абзацем вторым или третьим п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве; б) имеются иные условия, соответствующие требованиям п. 1 ст.61.3, и при этом оспари-вающим сделку лицом доказано, что на момент совершения сделки кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позво-ляют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества (п. 12 По-становления № 63). По смыслу названной нормы для квалификации платежа на предмет действительности суду необходимо установить два ключевых обстоятельства:

  • оказано ли предпочтение лицу, получившему исполнение, то есть нарушены ли при удовлетворении его требования принципы пропорциональности и очередности по сравнению с иными кредиторами должника;
  • должно ли названное лицо было знать о неплатежеспособности (недостаточности имущества должника) в указанный момент, то есть знало ли оно о нарушении по отношении к нему названных принципов.

Учтите, что если хотя бы одно из названных обстоятельств отсутствует, то заявлен-ные требования не подлежат удовлетворению3.

Оспаривание преференциальных сделок является разновидностью косвенного иска, предъ-являемого в интересах гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов несостоя-тельного должника. При разрешении такого требования имущественные интересы сообщества кредиторов несостоятельного лица противопоставляются интересам контрагента (выгодоприобре-тателя) по сделке. Соответственно право на конкурсное оспаривание в материальном смысле воз-никает только тогда, когда сделка нарушает баланс интересов названного сообщества кредиторов и контрагента (выгодоприобретателя), последний получает то, на что справедливо рассчитывали первые4.

Отвечая на вопрос о наличии предпочтения, необходимо выявить круг кредиторов, чьи права нарушены оспариваемой сделкой, то есть круг лиц, чьи интересы и требования можно противопоставить погашенному требованию контрагента по сделке5.

Сделка с предпочтением подлежит признанию недействительной лишь в том случае, если один из кредиторов в преддверии возбуждения дела о банкротстве или после начала производства по такому делу за счет должника получает удовлетворение, превышающее причитающееся ему по правилам законодательства о несостоятельности, вследствие чего уменьшается сово-купная конкурсная масса этого должника и нарушаются права и законные интересы иных креди-торов, которые получают меньше причитающегося им6.

В случае оспаривания аннуитетных платежей по кредитному договору в деле о банкротстве как сделок с предпочтением эффективными средствами защиты интересов банка в арбитражном суде могут стать перечисленные ниже следующие доводы.

Обычная хозяйственная деятельность Сделки по передаче имущества, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществ-ляемой должником, не могут быть оспорены на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, не превы-шает 1% стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве).

Бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, лежит на другой стороне сделки. Бремя доказывания того, что цена сделки превысила 1% стоимости активов должника, лежит на оспаривающем сделку лице.

При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной дея-тельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся суще-ственно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязатель-ствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сото-вой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.). Не могут быть, по общему правилу, отнесены к таким сделкам платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, а также не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Для сделок по передаче (отчуждению) должником имущества (платеж во исполнение до-говорного обязательства, в том числе по возврату кредита), с балансовой стоимостью активов должника сопоставляется стоимость этого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, а если доказано, что рыночная стоимость этого имущества значительно превышала такую стоимость, — рыночная стоимость (п. 14 Постановления № 63).

Последовательно совершенные платежи по погашению кредита представляют собой обык-новенные текущие платежи по кредитному договору, и они не могут считаться взаимосвязанными сделками. При таких обстоятельствах вывод о необходимости рассмотрения каждого отдельного платежа как самостоятельной сделки и наличии оснований для применения положений п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве является правильным7.

При определении того, совершена ли сделка в процессе обычной хозяйственной деятель-ности должника, учитывается, что погашение задолженности по договору произведено в соответствии с его условиями, которые не отличались от аналогичных сделок, неоднократно со-вершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. Тем самым каждый совершенный платеж по погашению кредита и процентов за пользование кредитом необходимо оценивать как самостоятельную сделку8.

Удовлетворяя требования кредитора в рамках своей обычной хозяйственной деятельности, должник не дает такому лицу разумных оснований сомневаться в правомерности своих действий. В связи с этим на добросовестного кредитора, которому не должно было быть известно о получении им предпочтения перед иными кредиторами, не возлагаются негативные по-следствия, которые предусмотрены п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве9.

Для правильного разрешения вопроса о совершении сделки в процессе обычной хозяй-ственной деятельности следует учитывать, что к таковым не могут быть отнесены сделки, совер-шенные при наличии обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности контрагента несо-стоятельного должника, который, в частности, согласился принять исполнение без учета принци-пов очередности и пропорциональности, располагая информацией о недостаточности имущества должника для проведения расчетов с другими кредиторами. Таким образом, добросовестность контрагента по сделке имеет правовое значение для рассмотрения вопроса о возможности применения к спорным отношениям положений п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве10.

Типичные платежи по кредиту

Сделки, связанные с исполнением денежных обязательств, вытекающих из кредитного дого-вора, не могут быть оспорены на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве, если должник не имел к моменту исполнения вытекающих из кредитного договора известных соответствующему конкурсному кредитору денежных обязательств перед иными конкурсными кредиторами (упол-номоченными органами), срок исполнения которых наступил, и исполнение денежного обязатель-ства, вытекающего из кредитного договора, не отличалось по срокам и размеру уплаченных или взысканных платежей от определенных в кредитном договоре (п. 4 ст. 61.4 Закона о банкротстве).

В соответствии с указанной нормой такие сделки могут быть признаны недействительны-ми на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве, если кредитная организация обладала сведениями о наличии у должника просроченных денежных обязательств перед конкурсными кредиторами и исполнение кредитного обязательства отличалось по срокам и размеру уплаченных или взыс-канных платежей от определенных в кредитном договоре (типичность платежа). Учитывая, что любое суждение об осведомленности лица в прошлом предполагает вменение ему соответствую-щего факта, при определении признака осведомленности ответчика подлежат учету и те просро-ченные денежные обязательства, о которых ответчик должен был знать на момент принятия пла-тежа.

В целях квалификации платежа на предмет его отнесения к обычной хозяйственной дея-тельности должника необходимо сопоставить оспариваемый платеж с предусмотренными до-говором условиями о порядке погашения кредита, а также с иными платежами, совершен-ными должником при исполнении данного кредитного договора ранее («не отличалось по срокам и размеру уплаченных или взысканных платежей от определенных в кредитном догово-ре»).

Возврат кредита со значительной просрочкой по общему правилу не может быть отнесен к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности11.

Отметим, что п. 4 ст. 61.4 Закона о банкротстве позволяет «сохранить» сделку лишь в том случае, если банку не было известно о том, что должник имел к моменту исполнения, выте-кающего из кредитного договора, денежных обязательств перед иными кредиторами, срок исполнения которых наступил.

Некоторые кредитные договоры предусматривают обязанность заемщика уведомлять банк о предъявлении к нему исков на сумму, равную определенному проценту от валюты баланса за-емщика или превышающую его. Особо «догадливые» кредиторы должника, зная о наличии у него обязательств по кредитному договору, направляют уведомления в банк о предъявлении требова-ний к должнику, рассчитывая впоследствии в деле о банкротстве сослаться на этот факт как под-тверждающий осведомленность банка о неплатежеспособности должника.

Если о предъявлении к заемщику исков со стороны кредиторов банк был уведомлен на да-ту принятия платежей по кредитному договору, положения п. 4 ст. 61.4 Закона о банкротстве в качестве доводов защиты банка при оспаривании платежей по кредитному договору применены быть не могут.

Осведомленность банка о неплатежеспособности должника

При решении вопроса о том, должен ли был кредитор знать о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, во внимание принимается то, насколько он мог, действуя разум-но и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

К числу фактов, свидетельствующих в пользу такого знания кредитора, могут с учетом всех обстоятельств дела относиться следующие: неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок; известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковско-му счету должника (в том числе скрытой); осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

Получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значитель-ной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом само по себе еще не означает, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника. Само по себе размещение в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом (п. 12 Постановления № 63).

В случаях, когда законодательство или кредитный договор предусматривают получение кредитной организацией от заемщика документов о его финансовом положении, судам следует в том числе учитывать, имелись ли в представленных документах конкретные сведения, заметно свидетельствующие о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должни-ка.

Тот факт, что банк является кредитной организацией, обслуживающей общество, сам по себе не может рассматриваться как единственное достаточное обоснование его осведомленности о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника; оспаривающее сделку лицо должно представить конкретные доказательства недобросовестности кредитной организации (п. 12.2 Постановления № 63)12.

Предполагается, что заинтересованное лицо знало о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное (абзац второй п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

При этом неоплата долга отдельному кредитору по конкретному договору сама по се-бе не свидетельствует об объективном банкротстве должника (критическом моменте, когда должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объеме удовлетво-рить требования кредиторов)13.

Отождествлять неплатежеспособность с неоплатой конкретного долга отдельному креди-тору — ошибка, поскольку каждый кредитор всегда осведомлен о факте непогашения долга перед ним, однако это само по себе не свидетельствует о том, что он должен одновременно располагать информацией о приостановлении операций по расчетам с иными кредиторами14.

Для признания сделки недействительной по п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве значение имеет не наличие/отсутствие у должника признаков неплатежеспособности, а потенциальная осведомленность кредитора о признаке неплатежеспособности или недостаточности имуще-ства должника на момент осуществления спорной сделки15.

Тем самым суд откажет в признании сделки недействительной по п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, если установит, что на момент совершения спорных платежей в счет погашения задолженности по кредиту банк не знал и не должен был знать о наличии у должника признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества.

О добросовестности банка могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

1) документы, представленные должником банку, не содержали конкретных сведений, свидетельствующих о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должни-ка;

2) банк не связан с заемщиком корпоративными связями и не является заинтересованным лицом по отношению к должнику;

3) бухгалтерский баланс должника имел удовлетворительную структуру;

4) картотека к расчетному счету, открытому в банке, отсутствовала;

5) заемщик не обращался в банк с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности его уплаты в изначально установленный срок;

6) должник надлежащим образом исполнял свои обязательства перед банком, и у последнего отсутствовали безусловные основания для проверки должника на предмет наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, а имеющиеся у банка сведения не позволяли ему установить наличие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника в соответствии со смыслом, придаваемым данным понятиям ст. 2 Закона о банкротстве16.

Банк может быть признан добросовестным при принятии исполнения по кредитному дого-вору и после направления заемщику требования о досрочном погашении кредита, если это требо-вание было вызвано не неплатежеспособностью заемщика, а утратой или ухудшением структуры обеспечения по кредитному обязательству (ст. 813 ГК РФ)17.


1. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ.
2. Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”».
3. Определение ВС РФ от 29.12.2020 № 305-ЭС19-1552(4) по делу № А40-233689/2015.
4. Определение ВС РФ от 03.08.2020 № 306-ЭС20-2155 по делу № А55-30718/2016.
5. Определение ВС РФ от 26.08.2020 № 305-ЭС20-5613 по делу № А40-118964/2018.
6. Определение ВС РФ от 22.04.2021 № 305-ЭС20-13952 (2) по делу № А40-199320/2016.
7. Определение ВС РФ от 07.08.2015 № 309-ЭС15-2399 по делу № А50-20878/2012.
8. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.05.2021 по делу № А45-10393/2017.
9. Пункт 16 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утв. Президиумом ВС РФ 20.12.2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 09.11.2020 по делу № А60-38085/2018.
10. Определения ВС РФ от 09.08.2018 № 305-ЭС17-22089 по делу № А40-55732/2017, от 25.01.2016 № 310-ЭС15-12396 по делу № А09-1924/2013.
11. Определение ВС РФ от 10.12.2020 № 305-ЭС19-23861(3) по делу № А40-12407/2017.
12. Определения ВС РФ от 28.08.2017 № 306-ЭС16-20034(2) по делу № А55-25698/2015, от 26.11.2015 № 307-ЭС15-9523 по делу № А56-8217/2014.
13. Пункт 19 Обзора ВС РФ № 1 (2021) от 07.04.2021.
14. Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 по делу № 18245/12, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.06.2020 по делу № А40-120647/2017, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 03.05.2017 по делу № А51-5391/2015.
15. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 09.11.2020 по делу № А60-38085/2018.
16. Постановления Арбитражного суда Московского округа от 23.10.2020 по делу № А41-58087/2017, от 12.10.2020 по делу № А40-98502/2017.
17. Определение Арбитражного суда Амурской области от 25.11.2021 по делу № А04-2702/2019.