Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Оспаривание сделок поручителя кредиторами: история одного дела
29.06.2021 Best-practice
Оспаривание сделок поручителя кредиторами: история одного дела

На протяжении десятков лет бизнес бенефициара имел положительную динамику, группу компаний включали в список Forbes как одну из ведущих сетей автоцентров, она являлась официальным дилером автомобилей премиального и среднего сегмента. В начале кризиса бенефициар начал переговоры с крупнейшими банками о реструктуризации и дополнительном финансировании. Одновременно с заключением кредитных договоров бенефициар выдал поручительства


Сразу после этого он вывел все свои активы в пользу дочери по договорам дарения. Через год группа компаний упала в дефолт, а в отношении бенефициара ввели процедуру банкротства. Финансовый управляющий и кредиторы-банки попробовали оспорить сделки. Суды разбирались, с какого момента поручитель обязан действовать добросовестно и не отчуждать активы и зависит ли этот момент от наступления признаков объективного банкротства его компании. Проанализируем позиции судов разных инстанций1.

От успешного бизнеса к банкротству

В 2014 году наступил кризис, и ситуация на авторынке значительно ухудшилась. Одним из ключевых факторов, повлиявших на авторынок, стала цена на нефть, корреляция которой на фоне кризиса получилось достаточно высокой. 

На цену влиял курс доллара, который в 2014 году вырос с 23,5 рублей до рекордного показателя в 67,7 рублей, в связи с чем российский рынок закончил 2014 год с заметным минусом по сравнению с 2013-м, автопродажи упали на 10,3%.

Это послужило предпосылкой к финансовым проблемам группы компаний. Помимо этого основной контрагент компаний, General Motors, вместе с такими марками, как Opel и Chevrolet, ушел с авторынка в марте 2015 года.

В 2014–2017 годах бенефициар начал вести переговоры о реструктуризации долга. В этот период он заключил со своей дочерью два договора дарения, по которым передал все имеющееся имущество: загородный дом, два земельных участка, квартиру, два машиноместа. Причем сразу после этого дочь заключила договор займа с тестем должника (отец второй жены) и в обеспечение данного договора передала загородный дом в залог. 

В 2018 году началось массовое банкротство группы компаний и бенефициара. Финансовый управляющий бенефициара подал заявление о признании договоров дарения недействительными. Он посчитал, что сделки отвечают всем признаками, предусмотренными п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Банки поддержали заявление финансового управляющего.

Позиция должника 

Должник и его дочь указали, что основания для оспаривания сделок отсутствуют. В действиях сторон нет недобросовестности, поскольку целью передачи имущества являлось предоставление ей места для проживания. На момент их совершения дочь только вернулась из-за границы и не обладала местом для проживания. Дом требовал вложения значительных ресурсов и времени на его обслуживание, в связи с чем ей была передана квартира, в которой она проживет.

На момент заключения оспариваемых сделок группа компаний была стабильна, отсутствовали просрочка и исполнительные производства. Обязательства из поручительства на момент совершения сделок не возникли, поскольку дефолт наступил позднее. Осведомленность дочери также не доказана, поскольку она ничего не знала о бизнесе отца.

Позиция суда первой инстанции

Арбитражный суд г. Москвы в иске отказал. Он посчитал, что дочь не могла установить наличие негативных обстоятельств. На дату заключения договоров у должника отсутствовали кредиторы, просроченная задолженность, отсутствовали признаки банкротства.

Более того, основным активом должника были акции группы, стоимость которых оценивалась в сумму около 150 млн долларов США. Согласно открытым источникам, выручка группы компаний в 2016 году составила 46 млрд рублей, а группа находилась на девятом месте среди российских автодилеров.

Сам факт наличия договора поручительства не свидетельствует о неплатежеспособности должника. На момент совершения сделок у поручителя отсутствовали требования кредиторов по денежным обязательствам или обязанность по уплате обязательных платежей, которые поручитель не способен был удовлетворить. 

Таким образом, по мнению суда, совершение спорных сделок не свидетельствует о виновных действиях должника, направленных на выведение имущества с целью нарушения прав потенциальных кредиторов. Само по себе отчуждение имущества, находящегося в собственности должника, не свидетельствует о причинении имущественного вреда кредиторам, поскольку, как установлено судом, в спорный период какие-либо кредиторы вообще отсутствовали, а срок по договору поручительства не наступил.

Суд пришел к выводу об отсутствии обстоятельств, указывающих на злоупотребление правом со стороны ответчика, и, следовательно, об отсутствии оснований для признания договоров дарения недействительными.

Таким образом, суд первой инстанции посчитал, что поручитель вправе отчуждать свои активы, пока не наступил дефолт у основного заемщика.

Позиция финансового управляющего и банка в апелляционной инстанции

Финансовый управляющий и банк подали апелляционные жалобы. Их доводы сводились к следующему:

  •  обязательство поручителя возникает в момент заключения договора поручительства, а не в момент просрочки основного заемщика, в связи с чем должник не имел право на безвозмездное отчуждение всего имущества уже на дату заключения договора;
  •  договор поручительства начинает исполняться поручителем в тот момент, когда он принимает на себя обязанность отвечать перед кредитором за должника по основному договору. Такая обязанность принимается поручителем при подписании договора, поскольку именно в этот момент происходит волеизъявление стороны отвечать солидарно с основным должником по его обязательствам. Таким образом, должник взял на себя обязанность отвечать перед кредиторами именно с момента подписания договоров поручительства;
  •  судебная практика исходит из того, что если поручительство предоставляет бенефициар или участник должника, то он должен знать о потенциальной возможности неисполнения обязательств по основному договору и осознавать возможность предъявления к нему как поручителю солидарных требований2. В частности, арбитражный суд Московского округа прямо указывает, что должник в подобных ситуациях, проявляя разумную степень заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него в силу статуса бенефициарного владельца компании, должен достоверно знать о грядущей неплатежеспособности его компании и необходимости погашения требований кредиторов как поручитель (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.03.2019 по делу № А40-236430/2016);
  •  на момент совершения сделок должник предвидел невозможность удовлетворения требований кредиторов, но тем не менее осуществил умышленные действия по ухудшению своего финансового положения.

Заявители сослались на то, что Президиум ВАС РФ в Постановлении от 27.07.2011 № 3990/11 по делу № А10-1176/10 указал, в частности, что безвозмездное отчуждение единственного имеющегося у должника ликвидного имущества своей дочери при наличии существенной задолженности по обязательствам, по существу, направлено на сокрытие этого имущества от кредиторов, что указывает на наличие в ее действиях признаков злоупотребления правом3.

Более того, арбитражный суд Московского округа в постановлении от 10.04.2019 по делу № А40-71162/17 сформировал позицию, согласно которой, в случае если поручитель на момент совершения сделки осознавал количество обязательств, не располагая при этом имуществом, достаточным для их погашения, то безвозмездное отчуждение должником своего имущества является очевидным злоупотреблением правом.

Позиция должника в суде апелляционной инстанции

Должник ссылался на то, что при выдаче кредитов и заключении договоров поручительства банк проводит тщательную проверку, предварительный финансово-кредитный анализ заемщиков и поручителей. Стоимость всего личного имущества дочери должника по кадастровой стоимости составляет около 200 млн рублей и несопоставима с задолженностью группы компаний. Основанием для выдачи поручительства должнику являлось не его личное состояние, а стоимость всего бизнеса группы.

Отчуждение имущества не повлекло за собой ухудшения финансового положения кредиторов в 2015-2016 годах, что подтверждается реструктуризацией ГК и выданными кредитам в 2016 году.

Должник предоставил поручительства под новые кредитные обязательства. Банк обязан был провести мониторинг личного имущества поручителя, то есть денежные средства были выделены ГК с учетом отчуждения его имущества.

Поручительство является акцессорным обязательством, в связи с чем необходимость его исполнения не может наступить в силу иных причин, кроме как неисполнение обязательства основным должником. Таким образом, до тех пор, пока кредиторами не предъявлено требование к поручителю в связи с неисполнением основным должником обязательств, у поручителя нет кредиторов, как и нет просроченных обязательств. 

Поэтому у должника не было обязательств не отчуждать имущество до дефолта основного заемщика.

Также ни у одной из сторон сделки не было умысла причинить вред иным лицам, отчуждение имущества это не повлекло. Единственной целью заключения договоров являлось предоставление дочери отдельного жилья, так как она не обладала иной возможностью для проживания. Дальнейшая передача имущества в залог лишь свидетельствует о необходимости получения денежных средств для оплаты части расходов на содержание дома и его территории.

Позиция вышестоящих судов

Девятый арбитражный апелляционный суд не согласился с доводами суда первой инстанции. Арбитражный суд Московского округа оставил в силе вынесенное Постановление.

Суды указали, что договор поручительства начинает исполняться поручителем в тот момент, когда он принимает на себя обязанность отвечать перед кредитором за должника по основному договору.

Такая обязанность принимается поручителем при подписании договора (если самим договором не предусмотрено иное), поскольку именно в этот момент происходит волеизъявление стороны отвечать солидарно с основным должником по его обязательствам.

В данном деле должник взял на себя обязанность отвечать перед кредиторами именно с момента подписания договоров поручительства. В связи с этим суд посчитал, что в передаче всего имеющегося имущества в пользу дочери в период действия поручительства имеются признаки злоупотребления правом, в связи с чем сделка является недействительной на основании ст. 10 ГК РФ.

Таким образом, действия поручителя по выводу активов даже в условии отсутствия просрочки со стороны основного заемщика являются недобросовестными, поскольку обязанность отвечать перед кредиторами возникает в момент подписания договора поручительства.


1. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.04.2021 по делу № А40-77626/2018.
2. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.12.2019 по делу № А27-21952/2016.
3. Аналогичная позиция отражена в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 29.03.2016 № 5-КГ16-28, от 08.12.2015 № 5-КГ15-179.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ