Финансовая сфера

Банковское обозрение


03.11.2020 FinTechАналитика
От Big Data к уникальному предложению

Конференция РБК и Softline, посвященная цифровизации финансовых сервисов, запомнилась ответами на вопрос: а зачем она вообще нужна их клиентам?


Кажется, что за время массированного хайпа вокруг цифровой трансформации банков и всей экономики, а твакже государственного управления страной уже должен был произойти фазовый переход. Однако далеко не все розничные клиенты банков в России сполна ощутили плоды digital-революции.

Сергей Лукашкин (ВТБ) и Элина Тихонова (РБК)

Сергей Лукашкин (ВТБ) и Элина Тихонова (РБК)

Однако все познается в сравнении. Участники конференции посоветовали после окончания карантина по случаю второй волны COVID-19 лично протестировать финансовые сервисы ряда европейских и американских банков и госорганов. Гордость за достижения нашей страны им будет обеспечена. Это как минимум. А как максимум практически нигде консервативные по своей природе банкиры честно не расскажут о своих проблемах в этой сфере. Им это ненужно. А вот у отечественных финансистов другая ментальность: «За битого двух небитых дают». Ведь неудачный опыт — это тоже опыт. Только после осознания и признания ошибок совершенно в другом свете видятся планы инноваторов.

Про культуру-то и забыли

Зная эту непреложную истину, модератор Элина Тихонова, ведущая телеканала РБК, задала первый вопрос представителям крупнейших банков страны: «Что мешает цифровой трансформации?». Тезисно их ответы звучали так.

Борис Рабинович, старший управляющий директор департамента управления данными Сбербанка. Каждый бизнес-процесс должен иметь цифрового двойника, а также содержать внутри себя элементы AI, чтобы иметь возможность самосовершенствования. Этого пока нет. Мы понимаем, что нужно делать. К сожалению, в сутках всего 24 часа. Этого не хватает на то, чтобы быстро реализовывать все задуманное.

Сергей Лукашкин, советник заместителя председателя правления ВТБ. Наличие Legacy IT-систем — этот тот самый замедляющий фактор, который необходимо банкирам учитывать при входе в процессы цифровой трансформации и внедрении платформенных решений. Кроме того, финансистам необходимо постоянно отвечать себе на вопрос, инноваторы они или консерваторы. Ответ зависит от корпоративной культуры. Наконец, в платежеспособную фазу вступает новое поколение клиентов, что резко меняет модели клиентского поведения. Перед финансовыми институтами этот факт ставит дополнительные вызовы.

Денис Сотин («Ренессанс Кредит») и Элина Тихонова (РБК)

Денис Сотин («Ренессанс Кредит») и Элина Тихонова (РБК)

Денис Сотин, старший вице-президент по IT и цифровой трансформации бизнеса «Ренессанс Кредит». Существует разрыв между бездной технологических возможностей и реальным пониманием практик использования этих технологий для удовлетворения существующих потребностей клиентов, а также создания новых, для чего, собственно, и нужна трансформация. Требуется не только понимать возможности новых технологий, но и представлять, как с их помощью можно построить принципиально новый бизнес. Это вопрос внутренней культуры менеджмента организации.

Никита Ломов, руководитель аналитического отдела Ассоциации ФинТех. «Цифровая трансформация практически всегда связана с философией Agile, которая требует смены корпоративной культуры. Это требуется для того, что перепрыгивать устоявшиеся годами бюрократические препоны внутри банка. Но порой бюрократия побеждает коммуникации между людьми».

Показательно, что ни один из экспертов даже не намекнул на безучастность отечественных регуляторов к происходящим переменам. Ровно наоборот. Но критические стрелы по поводу дефицита ресурсов многих видов были все же выпущены, ведь комплаенс, а также нормативы достаточности, ликвидности и т.д. никто не отменял. Это приводит к неравной конкуренции с BigTech.

Сервисы должны быть заметнее банка

Разобравшись с локальными проблемами, экспертам пришлось ответить на глобальный вопрос о роли банковской системы в эпоху распределенных реестров и «цифрового рубля», а также экосистем и маркетплейсов всех видов и масштабов. Нужны ли их пользователям кредитно-финансовые учреждения вообще?

 

 

Отрицать вызовы банкиры не стали и согласились с тем, что ответа на этот вопрос пока нет. Зато есть уверенность в том, что сами финансовые сервисы никуда не денутся и будут востребованы. Вот за них банкиры и будут биться с конкурентами из смежных сфер экономики. Одним из главных видов оружия при этом будет умение создавать полностью цифровые сервисы, уйдя от апдейта старых, по сути, аналоговых продуктов. Еще один патрон в обойме связан с занятием «правильной» ниши под «капотом» экосистем. Вот для этого банкиры проводят цифровую трансформацию. Возврата в старый «теплый ламповый» мир не будет, ибо это убьет банки.

В этой связи модератором и был задан вопрос о планах на будущее.

Сергей Русанов, член правления, руководитель IT-блока банка «Открытие». С 2021 года в банке стартует новая трехлетняя программа цифровизации. В ее составе — миграция клиентских сервисов в цифровые каналы и пересмотр значения и места сети банковского самообслуживания. Будут развиваться открытые многофункциональные банковские платформы как ответ на рост конкуренции. А главное — дальнейшая персонализация в общении с клиентами с соблюдением всех требований кибербезопасности. Продолжится наращивание собственных компетенций в производстве банковских продуктов, что расширит штат сотрудников. Сфера применения AI и других инноваций будет расширяться в рамках «фабрики пилотов».

Сергей Лукашкин. Не стоит переоценивать технологии Open Banking и Open API в наших законодательных условиях, особенно с точки зрения монетизации сервисов на их базе. Что касается уроков пандемии, то ускорится проникновение инфраструктурных сервисов, например ЕБС и СБП. ВТБ намерен расширить клиентский опыт в экосистемах за счет иммерсивных технологий — к примеру, VR в ипотеке. В итоге глобальный тренд в онлайн будет обрастать разнообразными экосистемными сервисами.

Борис Рабинович. Сбербанк, работая с платформой аналитики клиентских данных, отказывается от термина «BigData» в пользу «HugeData». Huge, напомним, в английском языке обозначает величины, на порядок большие, чем просто большие. Это примерно от 100 петабайт. «Сбер» уже на полдороге к этим показателям. C помощью «Huge-аналитики» планируетcя решать проблему незаметности банка в экосистемах. Клиент должен видеть не банк, а максимально персонализированные финансовые сервисы, а их у «Сбера» уже громадное количество, и они продолжают появляться. Поэтому на повестке обеспечение стабильности работы платформы HugeData, а также развитие концепции управления жизненным циклом данных в ней.

***

Финальные точки в этой части дискуссии расставил Владислав Мартынов, предприниматель и инвестор, известный еще тем, что является советником и другом Виталика Бутерина, сооснователя Ethereum.

Владислав Мартынов (предприниматель) и Элина Тихонова (РБК)

Владислав Мартынов (предприниматель) и Элина Тихонова (РБК)

Он согласился с тем, что Huge, AI, VR и real-time-аналитика — это, безусловно, полезные технологии. Но простым пользователям и начинающим предпринимателям в «постковидную» эпоху нужны и «приземленные» вещи, например системы удаленной идентификации.

Какими бы цифровыми ни стали банки, в силу регуляторных требований, например при потере карты, человеку в условиях самоизоляции необходимо личное присутствие в офисе банка с паспортом. А если клиент забыл кодовое слово, то он мигом оказывается в каменном веке вместе со своим склерозом. И таких кейсов множество.

Что касается технологии блокчейн, то большинство стартапов предлагает рынку решения, которые не дают квантового скачка, т.е. не содержат в себе никаких главных постулатов цифровой трансформации. Владимир Мартынов дал банкирам совет, заключающийся в том, что инвесторам интересны прорывные технологии и сервисы. Инновации ради инноваций не нужны никому!