Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Откроемся и поборемся
01.05.2006

Откроемся и поборемся

На международной банковской конференции в Нью-Йорке американские банкиры удивлялись российским темпам роста,а российские банкиры — тому,что они тоже возглавляютглобальные банки.


В начале апреля в Нью-Йорке состоялась III Международная банковская конференция «Инвестиционные возможности в банковской сфере России и стран СНГ». Организаторами конференции выступили Ассоциация региональных банков России, Добровольческий корпус по оказанию услуг и агентство «Рус-Рейтинг».

«Русскоговорящий мир — сектор бурного роста глобальной экономики», — заявил, открывая конференцию, Эндрю Спиндлер, исполнительный директор Добровольческого корпуса по оказанию финансовых услуг.

Теперь на Западе называют бывшее пространство российской империи не «СНГ», не «бывшие республики СССР», а «русскоговорящий регион». В этом есть резон — огромные евразийские территории более не объединены экономическими связями, все больше разделяются политически. Но естественной скрепой остается русский язык — на огромной территории русский язык все еще является языком делового общения. И ареал русского языка выделяет евразийский регион с точки зрения глобальной экономики лучше, чем какие-либо иные характеристики.

Кроме того, объединение региона по признаку деловой русскоязычности утоляет остатки российских имперских амбиций, подчеркивая фактическое лидерство России. Это нашим геополитикам на заметку.

Точно так же неоспоримо лидерство российских банков в постсоветском экономическом регионе. Динамические показатели роста банковской системы, приводимые в докладах российских ораторов, вызывали у западных партнеров буквально изумление. Рост кредитов, вкладов, эмитированных карточек на десятки процентов и в разы там немыслим.

И хотя по статическим показателям — капитализация, объемы — наш рынок, понятно, изрядно проигрывает западным, но для настоящего инвестора бурные индикаторы роста в начале подъема — как лампочка для собаки Павлова. Ведь сочетание невысоких объемных показателей и высочайших показателей роста говорит о том, что российские банки сейчас стоят гораздо меньше, чем будут стоить несколько лет спустя. Самое время покупать, кредитовать, в общем — направлять сюда финансовые потоки.

Еще один фактор инвестиционной привлекательности российского банковского рынка, как отметил Роланд Нэш из «Ренессанс Капитала», — нехватка инвестиций в реальный сектор при огромном профиците бюджета. Причина — неразвитость инфраструктуры перетока денег, в том числе банковской. Значит, банкам есть куда расти.

Поэтому столь велик интерес иностранных инвесторов к российскому банковскому рынку. Особенно к региональным банкам, которые с точки зрения экономического прогноза весьма перспективны для вложений, но пока все еще малопонятны – не хватает информации, не хватает контактов. Утолить этот взаимный интерес и взаимный информационный голод и была призвана Международная банковская конференция в Нью-Йорке.

«Мы — инвестиционный фонд, и не инвестировать сейчас в банковский сектор России — было бы просто нечестно перед нашими инвесторами, — заявил партнер инвестиционного фонда Firebird Йэн Хейг. — Мы полагаем, что в недалеком будущем основной рост в России будет сосредоточен вне Москвы, потому что центры постепенно исчерпывают потенциал роста».

Firebird Management уже владеет небольшими пакетами в двух российских банках — в СДМ-Банке и ростовском «Центр-Инвесте». Firebird приобретал пакеты на вторичном рынке, но, как отметил Йэн Хейг, сейчас появляется возможность покупать акции банков при первичном размещении. «Правда, немного смущает ожидаемая высокая цена первичного размещения», — сообщил он.

Бизнес-стратегия этого инвестиционного фонда довольно любопытна. Покупая исключительно миноритарные пакеты, Firebird, словно пионер-первопроходец, прокладывает тропу, по которой потом должны пройти мировые инвестиционные монстры и портфельные инвесторы. На какой банк обратят внимание монстры? На тот, где уже есть американский капитал, где проделана работа по притирке стандартов, где испытаны риски первого касания, где есть гид-проводник в лице Firebird. На этом и зарабатывает Firebird, получая затем еще и рост стоимости своего пакета. А для российских банков это возможность выйти на западный рынок инвестиций и кредитов: «Через нас есть отличный выход к дешевым западным ресурсам», — так и заявил Йэн Хейг.

Вторил ему и другой инвестор — Курт Гейгер из EBRD: «1200 российских банков не смогут привлечь капитал до уровня, достаточного для выживания. Поэтому способность привлекать капитал станет решающим фактором в конкуренции». Российским банкирам предъявлены стандарты, по которым выносят свое суждение международные инвесторы. Это адекватная стратегия развития банка, ответственный высший и средний менеджмент, транспорентность бизнеса и хороший риск-менеджмент. А вот риск-менеджменту в российских банках уделяют все еще мало внимания. Между тем риски накапливаются именно на стадии бурного роста.

Но не все так просто с инвестициями в банковский сектор. «Для покупки 8% ростовского банка нам понадобился год для согласования с Центробанком, — посетовал Йэн Хейг. — Я надеюсь, что на официальном уровне будет что-то сделано, чтобы посодействовать притоку инвестиций в российские банки». «ЦБ РФ приветствует западный капитал и будет снимать излишние барьеры», — отвечал ему первый заместитель председателя Банка России Андрей Козлов.

«Мне сейчас не стыдно за российскую банковскую систему, — говорил в своем выступлении А. Козлов. — Есть и недостатки, но в целом развиваемся хорошо и в нужном направлении. Последние три-четыре года были наилучшими для развития банковского сектора за всю его историю. Но это только начало. Большая открытость банковской системы приведет к большей конкуренции. Нашим банкам предстоит развиваться или подвинуться».

Добро пожаловать в современный мир! – это для российских банкиров. Добро пожаловать в Россию, и мы еще поборемся! – это для американских банкиров», — напутствовал всех Андрей Козлов.

Из протокола

В III Международной банковской конференции «Инвестиционные возможности в банковской сфере России и стран СНГ» приняли участие руководители ведущих американских банков: The Bank of New York, Union Bank of California, American Express Bank Ltd., ABN AMRO, Citigroup, JP Morgan Chase и др.

С российской стороны в конференции участвовали руководители Альфа-Банка, МДМ-Банка, НОМОС-банка, Банка проектного финансирования, банка «Вымпел», Международного банка развития, ОЛД-Банка, РосДорБанка (Москва) и др. Были представлены также банки из регионов: Сибакадембанк (Новосибирск), Петербургский социальный коммерческий банк (Санкт-Петербург), банк «Ассоциация» (Нижний Новгород), Волгопромбанк (Волгоград), Мордовпромстройбанк и другие. Из стран СНГ — банки Грузии, Узбекистана, Киргизии и Молдавии.

Среди выступавших были первый заместитель председателя Центрального банка РФ Андрей Козлов, директор департамента финансовой политики Министерства финансов РФ Алексей Саватюгин, старший вице-президент и главный менеджер Visa International Лу Наумовский, председатель Совета директоров МДМ-Банка Андрей Верников, старший банкир ЕБРР Ник Тессиман, управляющий директор Аналитического управления «Ренессанс Капитал» Роланд Нэш, первый заместитель председателя Агентства по страхованию вкладов Валерий Мирошников, заместитель председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Анатолий Аксаков, главный экономист и вице-президент US Exim Bank Ульям Марштеллер, генеральный директор Народного банка Грузии Георгий Гогуадзе, помощник министра финансов России Игорь Финогенов, глава департамента финансовых рынков Международной финансовой корпорации Жан-Мари Масс, член Совета директоров Федерального Резерва США Сабет Сиддик и другие.

Обмен информацией из первых рук

Александр Мурычев,
президент Ассоциации
региональных банков России

Польза для российских региональных банков от участия в Международной банковской конференции очевидна. Во-первых, мы получаем площадку, где можем информировать мировую финансовую общественность о процессах, происходящих в банковской сфере России. Потому что информации или не хватает, или есть перекос в негативную сторону. А нам стесняться нечего, у нас в банковском секторе отличная динамика. И было видно, насколько цифры роста впечатляли наших западных партнеров.

Мы можем оперативно отвечать на возникающие вопросы и из первых рук представлять нашу точку зрения. Например, острая дискуссия разгорелась после выступления директора департамента Минфина США по борьбе с отмыванием грязных денег Патрика Хефернана, который эдак мягко дал понять нашим банкирам, что желательно бы им не работать с Белоруссией. И реверансом тут же указал, что США считают Россию региональным лидером в борьбе с отмыванием нелегальных доходов. Выступая по поводу видения американской стороны, как нам работать с Белоруссией, я заметил, что в их подходе больше политизации, что существует разное видение процессов в Белоруссии из Москвы и из Нью-Йорка, что мы практически единый народ. И банки будут действовать, руководствуясь все-таки своими интересами. При этом российские банки являются активными сторонниками борьбы по отмыванию действительно нелегальных денег...

В Нью-Йорке наши банки также получают информацию из первых рук и видят, на какие вопросы обращают внимание западные инвесторы. Они понимают, как подтянуть свой банк к тем стандартам, к которым привыкли западные партнеры. После выступлений банкиров и инвесторов каждый раз они просят меня, других организаторов представить их друг другу или знакомятся напрямую. И каждый год это дает результаты. Некоторые наши банкиры уже находят по итогам таких встреч инвесторов или получают возможности кредитоваться у западных партнеров.

Наши банкиры приобретают опыт общения с лидерами мирового инвестиционного рынка — где еще его получить? Благодаря таким мероприятиям они все увереннее позиционируют свои банки на международном уровне, формируется деловая культура определенного уровня. Кроме того, банкиры выступают и как граждане, представляющие великую страну, позиционируют себя и в этом качестве, что тоже очень важно.

Есть большие выгоды и для американских финансистов. В этот раз их было даже больше, чем россиян. Если наша делегация насчитывала 65 человек, то их — свыше ста. Помимо представителей крупнейших финансовых организаций, таких как IFC, ЕБРР, МБРР, различных инвестиционных фондов, таких как OPIC, Firebird и других, присутствовали реальные банкиры, руководители банков, портфельные и прямые инвесторы. Они пришли специально на это мероприятие получить дополнительную информацию и завести знакомства с возможными партнерами в России. То есть у них уже есть предварительное желание работать с Россией, есть интерес к России, им нужна дополнительная информация и нужны непосредственные контакты с российскими банками.

А для таких фондов, как ЕБРР и IFC, наша конференция — очень удачная возможность сразу в одном месте пообщаться с большим количеством региональных банкиров. На сбор этой информации и получение этих контактов им понадобились бы месяцы. Между тем известно, что на 2006 год и ЕБРР, и IFC увеличили бюджеты на вхождение в капитал региональных российских банков, они считают эти вложения очень перспективными. Вот почему они буквально охотятся за нашими банкирами.

Что такое глобальный банк

Ричард Хейнсворт,
генеральный директор
рейтингового агентства
«Рус-Рейтинг»

Конференция в Нью-Йорке продемонстрировала, что банковский рынок является в настоящее время наиболее быстроразвивающимся сектором российской экономики. Он становится все более привлекательным для инвесторов, в том числе и иностранных, объем вложений которых уже сейчас составляет около 100 млрд долларов. По мнению участников конференции, рост иностранных инвестиций в российский банковский сектор отражает его устойчивое развитие и тот дух перемен, который мы наблюдаем.

Но растущей экономике нужно все больше ресурсов, за которые российским банкам уже сейчас приходится конкурировать на международных рынках капитала, и эта конкуренция будет только усиливаться, так как Россия — не единственный активно развивающийся регион в мире.

Долгое время впечатление о российских банках формировалось из череды скандалов и кризисов, но конференция в Нью-Йорке в очередной раз продемонстрировала, что в России существуют банки, которые хотят служить своим клиентам и могут приносить доходы акционерам.

Одним из популярных заблуждений настоящего времени является предубеждение против маленьких банков в пользу крупных. Но в мире существуют тысячи маленьких банков. И эти банки прибыльны, имеют своих постоянных клиентов, обслуживают их и привносят в экономику заметный вклад.

Однако внимание, которое оказывается большим банкам финансовыми аналитиками и прессой, влияет на высшие должностные лица и политиков, на тех, кто редко обладает достаточными специальными знаниями в банковской индустрии и потому считает, что преимущественно нужно поддерживать крупные банки, а не мелкие.

Во время дебатов, проведенных в Нью-Йорке, стало очевидным, что банкиры из гигантских Citibank, JP Morgan, IFC и банкиры из маленьких банков пришли к общему мнению, что крупным экономикам нужны и большие, и маленькие банки.

Безусловно, гигантские банки имеют несомненное преимущество — они владеют массивными капитальными базами и, следовательно, могут снизить свои абсолютные риски для индивидуальных заемщиков, групп заемщиков или даже для отдельных стран. Они могут предложить много различных типов финансовых продуктов. У них имеются обширные человеческие ресурсы, которые могут посвятить себя исследованию и развитию новых финансовых идей. В то же время сам размер этих учреждений снижает их эффективность и отдаляет их от своих клиентов. Чтобы обслуживать больше потребителей, они предлагают финансовые продукты, которые становятся очень стандартными; прибыль на каждый продукт становится очень маленькой.

Маленькие банки сохраняют значительные преимущества. Они расположены близко к своим клиентам; они могут приспосабливать финансовые интересы к интересам своих клиентов и таким образом назначать более высокие цены; они не нуждаются в такой большой многослойности руководства или контроля. Хорошо управляемый маленький банк может быть очень прибыльным.

Учитывая все эти рассуждения, мы приходим к интересному вопросу: что означает быть глобальным банком? Мы полагаем, что глобальный банк — это тот, который имеет глобальное видение. Поэтому банк может быть глобальным, даже если у него всего несколько отделений в одной единственной стране, но он может предложить услуги своим клиентам по всему миру, а также имеет партнеров во всех странах мира. По этому определению глобализм характеризуется не размером, а воображением, талантом и творческим подходом.

Политики и журналисты в России сейчас обеспокоены наплывом иностранных банков. Они опасаются, что преимущества этих больших учреждений вытеснят российских собственников из состава акционеров

Многие иностранные банки имеют развитую практику ведения бизнеса и стили корпоративного управления, которые позволяют им быть эффективными, надежными, честными и прибыльными. Российские банки должны перенимать опыт этих учреждений и трансформироваться, чтобы достойно конкурировать с ними.

Кроме того, мы только что отметили преимущества маленьких и региональных банков, на которые они должны опираться в борьбе за выживание. Поэтому можно смело предположить, что место под солнцем есть для всех.

Следует ли российским банкам бояться иностранных банков? ДА. Они составляют конкуренцию и демонстрируют хорошую практику. Тот, кто недооценивает конкурента, не прилагает усилия для самосовершенствования, неизбежно проиграет.

Но если региональный банкир зачем-то едет в Нью-Йорк, интересуется стандартами международного финансового бизнеса, ищет там партнеров, то у него тоже глобальное видение. А значит, он тоже возглавляет глобальный банк, который просто территориально находится в российском регионе.






Новости Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ