Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Правовая квалификация банковских комиссий, связанных с ПОД/ФТ
28.12.2020 Best-practice
Правовая квалификация банковских комиссий, связанных с ПОД/ФТ

Об экономической и правовой квалификации банковских комиссий как мер противодействия легализации, которые применяют банки в отношении клиентов, находящихся на расчетно-кассовом обслуживании. Анализируются способы защиты нарушенного права на основе исследования судебной практики по спорам о взимании заградительного тарифа


Кредитные организации как участники мер противодействия легализации

В 2001 году был принят Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»1 (далее — Закон № 115-ФЗ). Именно он стал основой для формирования в стране системы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (далее — ПОД/ФТ2), центральным элементом которой являются кредитные организации.

Согласно ст. 1 Закона № 115-ФЗ, Закон принят в целях защиты прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма ПОД/ФТ. Общий механизм законодательства по ПОД/ФТ рассчитан на создание системы, при которой на кредитные организации возлагается обязательный контроль за определенными операциями клиентов в публичном интересе3.

Закон № 115-ФЗ устанавливает, что организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны в целях ПОД/ФТ разрабатывать правила внутреннего контроля, документально фиксировать информацию, полученную в результате реализации указанных правил, сохранять ее конфиденциальный характер, а также принимать иные внутренние организационные меры в указанных целях.

В соответствии с п. 2.1 Положения об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, утвержденного Банком России 15.10.2015 № 499-П (далее также — Положение № 499-П), кредитная организация осуществляет сбор сведений и документов, являющихся основанием совершения банковских операций и иных сделок. С учетом требований Положения № 499-П любая кредитная организация вправе осуществлять сбор сведений (документов), самостоятельно определяемых ею в правилах внутреннего контроля в целях противодействия легализации. В свою очередь, в силу п. 14 ст. 7 Закона № 115-ФЗ клиенты обязаны предоставлять банку информацию, необходимую для исполнения банком требований Закона № 115-ФЗ.

Закон № 115-ФЗ наделяет банки рядом прав для предотвращения легализации, в частности на основании п. 11 ст. 7 Закона банк имеет право отказать клиенту в проведении платежа, на основании пп. 5.2. ст. 7 Закона № 115-ФЗ — расторгнуть договор банковского счета с действующим клиентом или отказать в его заключении новому клиенту.

Таким образом, вне зависимости от договорных отношений банка с клиентом, нормативные акты по ПОД/ФТ устанавливают достаточно жесткие правила по предоставлению сведений и документов клиентами и даяют банкам инструментарий для противодействия легализации.

Договорные способы ПОД/ФТ, применяемые кредитными организациями

Развитие системы ПОД/ФТ привело к появлению дополнительных инструментов, которые не определены Законом № 115-ФЗ, но включаются банками в их локальные документы (правила внутреннего контроля) и соглашения с клиентами. Среди наиболее распространенных и достаточно эффективных договорных инструментов ПОД/ФТ можно выделить следующие.

Ограничение дистанционного банковского обслуживания. Современное оказание банковских услуг практически невозможно представить без дистанционного банковского обслуживания, под которым понимается ряд программных решений — банк-клиент, онлайн-банк, приложения на мобильных устройствах и банковские карты. При этом сотрудникам банка довольно трудно идентифицировать лицо, которое осуществляет платежи дистанционным способом, в связи с чем банки практикуют применение к клиентам мер по ограничению доступа к дистанционному обслуживанию, которое вынуждает клиентов обращаться с распоряжениями на перевод средств в офисы банка. В таких условиях банк может проверить полномочия и увидеть, кем именно проводятся платежи по счету. 

Заградительные тарифы (комиссии). Это комиссии банка, взимаемые с клиентов, которые заподозрены банком в отмывании денежных средств и (или) к которым банком применены меры противодействия легализации, установленные Законом № 115-ФЗ. 

Заградительные тарифы — индивидуальный инструмент ПОД/ФТ, использующие его банки формулируют название и описательную часть комиссии на свое усмотрение, т.е. мы не можем указать единую формулировку тарифа. В настоящий момент на рынке присутствует около 15 разновидностей формулировок заградительного тарифа, среди наиболее распространенных можно выделить: комиссию за перевод средств клиента, в отношении которого применены меры по Закону № 115-ФЗ; комиссию за перевод средств при расторжении счета клиентом, в отношении которого направлен запрос на предоставление сведений и документов по Закону № 115-ФЗ; комиссии. за несвоевременное или неполное предоставление сведений и документов в рамках запроса по Закону № 115-ФЗ.

Несмотря на индивидуальный подход банков к определению названия тарифа, мы можем выделить единые критерии, которым отвечают все заградительные тарифы: их ставка существенно выше ставки комиссии за перевод средств между счетами и их применение прямо или косвенно обосновывается Законом № 115-ФЗ. 

Правовая квалификация заградительного тарифа 

Судебная практика по оспариванию правомерности применения банками заградительных тарифов до сих пор противоречива, ряд судов признают взимание описанных тарифов законным действием банка в силу принципа свободы договора, иные суды устанавливают ничтожность условия о заградительном тарифе в силу его противоречия существу законодательного регулирования.

В настоящей публикации будет рассмотрен третий подход судов к определению правовой природы заградительного тарифа — квалификация тарифа как штрафной санкции.

Условие о применении заградительного тарифа, как правило, содержится в перечне банковских тарифов. Банковские тарифы консолидируют в себе перечень оказываемых банком услуг за совершение операций или действий, связанных с обслуживанием расчетного счета клиента.  

Понятие услуги определено в ст. 779 ГК РФ, под ней понимается действие, которое исполнитель осуществляет по заданию заказчика. При этом вопрос о предоставлении какой-либо услуги клиенту при применении заградительного тарифа до настоящего момента остается спорным. К примеру, закрытие расчетного счета и перевод средств в иной банк являются обязанностью банка при расторжении договора банковского счета со стороны клиента, а не правом, за реализацию которого взимается вознаграждение. 

Статьей 330 ГК РФ определено понятие неустойки (штрафа, пени). Под ней понимают определенную законом или договором денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Встречающиеся в практике формулировки заградительных тарифов в большей степени соответствуют установленным в ГК РФ критериям неустойки. 

Поскольку правовая квалификация комиссии подразумевает оценку всей совокупности фактических обстоятельств, а не только данного ей банком наименования, заградительный тариф может быть квалифицирован именно как мера штрафного характера (ст. 330 ГК РФ)4, а не оказываемая банком услуга (ст. 779 ГК РФ). 

Описанная правовая позиция встречается в большом количестве судебных актов арбитражных судов и приводит к описанным ниже правовым последствиям. 

Несоблюдение письменной формы соглашения о неустойке

В соответствии со ст. 331 ГК РФ соглашение о неустойке должно быть заключено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке.

В силу п. 1 ст. 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Одностороннее включение банком условий о заградительном тарифе после даты заключения договора банковского счета квалифицируются рядом судов как несоблюдение требования к письменной форме соглашения о неустойке, которое приводит к его недействительности и как следствие невозможности применения заградительного тарифа к клиенту5

Возможность снижения размера заградительного тарифа в порядке ст. 333 ГК РФ

В условиях, когда заградительный тариф действовал в банке на дату заключения договора банковского счета или после заключения договора банковского счета между сторонами заключено соглашение о его применении в письменной форме, суды, как правило, констатируют добровольное принятие клиентом условий договора, при котором заградительный тариф не противоречит действующему законодательству и соответствует принципу свободы договора (ст. 421 ГК РФ)6

Несмотря на тот факт, что списание заградительного тарифа с расчетного счета клиента производится банком в безакцептном порядке, п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 № 141 «О некоторых вопросах применения положений ст. 319 ГК» и п. 79 Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» допускают предъявление самостоятельных требований о возврате излишне уплаченной неустойки. 

При этом квалификация заградительного тарифа в качестве меры ответственности позволяет клиентам банков заявлять о несоразмерности его размера последствиям нарушения обязательств в контексте ст. 333 ГК РФ7

Размеры заградительного тарифа устанавливаются каждым банком самостоятельно, при этом можно констатировать их средний размер на уровне 10–20% суммы совершаемой операции, в то время как существует судебная практика о чрезмерно завышенной неустойке на уровне 0,5%8 и достаточной для компенсации потерь кредитора неустойки на уровне двукратной учетной ставки Банка России9

Вместе с тем известны случаи квалификации заградительных тарифов в качестве соразмерной неустойки10. При этом в качестве доводов о недопустимости снижения размера заградительного тарифа в порядке ст. 333 ГК обычно приводится аргументация о стимулирующей функции неустойки (п. 1 ст. 329 ГК).

Как отмечается в доктрине гражданского права11, обеспечительный характер неустойки заключается, в частности, в том, что размер неустойки может зависеть от значения и характера исполняемого обязательства. Данный подход в полной мере отвечает нормам Закона № 115-ФЗ, обязывающего кредитные организации принимать меры для противодействия противоправному поведению своих клиентов.

Применение ст. 333 ГК при установлении судами фактов злонамеренного и грубого нарушения клиентом норм Закона № 115-ФЗ и договорных обязательств перед банком лишает «заградительную комиссию» обеспечительной функции, не стимулирует клиента к надлежащему исполнению публичных и договорных обязанностей и не позволяет достичь заложенных в законе целей по борьбе с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем.

Заградительный тариф направлен на обеспечение исполнения договорных обязательств клиента по предоставлению достоверных и полных документов, информации в отношении его деятельности и проводимых операций. Кроме того, комиссия минимизирует риск использования клиентами услуг банка для проведения сомнительных операций и легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, что имеет публично-правовое значение в контексте Закона № 115-ФЗ.

С учетом важности обеспечиваемых интересов размер «заградительной комиссии» должен превышать обычно взимаемые гражданско-правовые штрафы и может иметь карательный характер для исключения противоправного поведения клиента. Указанные выводы нашли свое отражение в практике арбитражных судов12

Несмотря на многочисленные судебные споры о правомерности взимания заградительного тарифа и очевидную актуальность вопроса, судебная система не выработала единого подхода к определению правовой природы заградительного тарифа. Одним из возможных способов защиты нарушенного права клиента выступает иск о снижении неустойки по ст. 333 ГК РФ. Вместе с тем с учетом специфики правоотношений в области ПОД/ФТ стандарт доказывания для клиента будет достаточно высок и осложнен обязанностью представить суду доказательства законного характера проводимой операции и несоразмерности уплаченной неустойки последствиям нарушения обязательства.


1. Федеральный закон от 7.08.2001 № 115-ФЗ (ред. от 26.07.2019) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».
2. В настоящей статье не анализируются меры по противодействию финансирования терроризма, однако термин ПОД/ФТ является устоявшимся и будет использоваться авторами по тексту статьи.
3. Согласно правовой позиции, изложенной в п. 75 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», под публичным интересом, понимаются интерес неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды.
4. Определение ВС РФ от 16.10.2014 № 308-ЭС14-2286 по делу № А32-20874/2013.
5. См. дела № А32-20874/2013, А40-183247/2013, А40-226881/2015, А40-41305/17, А84-1480/2017.
6. См. дела № А40-22350/2013, А32-1868/2017, А40-250721/18, А40-191139/18.
7. См. дела № А40-43055/2019, А40-34505/2019.
8. См. дело № А56-50817/2014.
9. П. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», Определение ВС РФ от 19.04.2018 № 308-ЭС18-3118 по делу № А63-12611/2016.
10. См. дела № А40-203363/2016, А40-3146/2018, А40-33309/20.
11. Российское гражданское право: Учебник: В 2-х томах. / Отв. ред. Е.А. Суханов. — 2-е изд., стереотип. — М.: Статут, 2011. — Т. 2. Обязательственное право (гл. 30).
12. См., например, дело № А40-33309/20






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ