Финансовая сфера

Банковское обозрение


21.07.2021 FinRetailFinTechАналитика
Путь инвестиционных роботов-советников в России

«Робоэдвайзер — автоматизированный сервис по созданию и управлению инвестиционными портфелями с минимальным вмешательством человека». Это классическое международное определение получило продолжение в нашей стране, еще раз доказав, что у России в веках собственный путь, даже если это касается роботов


С робоэдвайзерами в России создалась уникальная ситуация —  они есть почти у всех крупных банков из топ-10 в виде разработанных веб- и мобильных приложений для инвестиций, привязанных к их брокерам. Клиентов туда активно вовлекают — все чаще реклама банков в интернете и на телевидении связана с инвестиционным направлением. В последнее время подавляющая часть привлеченных — клиенты, которые уже обсуживаются в этом банке. 

Чаще всего по рекомендации менеджера они переводят часть средств с депозита в инвестиционное доверительное управление, соблазнившись более высокими ставками. Какие ценные бумаги в их инвестиционном портфеле, какие операции можно производить с ними и т.п., знают только некоторые из них — те, кто глубоко разобрался в вопросе. При этом среди купленных активов, как правило, будут либо банковские продукты, либо продукты, аффилированные с банком. На втором месте по инвестиционным предложениям — небанковские брокеры, которые, казалось бы, меньше ограничены в предложениях, но при этом несвободны в средствах и заинтересованы в конечном счете только в комиссии, чем и отпугивают потенциальных клиентов. 

Независимой альтернативой на рынке могли бы стать инвестиционные советники (советники, имеющие аккредитацию регулятора), точнее, те из них, кто используют компьютерные программы по инвестиционному консультированию (также аккредитованные). Но пока говорить о какой-либо конкуренции не приходится: таких советников меньше 30. Остальные — финансовые консультанты, не имеющие аккредитации, а значит, и законного права оказывать инвестиционные рекомендации. Ну а чтобы пересчитать инвестиционных советников, пользующихся робоэдвайзерами, хватит пальцев одной руки… 

Можно сколько угодно жаловаться на регулятора с его многочисленными проверками, на монополию банков, перекупающих друг у друга целые команды IT-специалистов, на консультации банковских специалистов с независимыми разработчиками, больше похожими на выуживание «ноу-хау». Но проблема в том, что на российском рынке почти нет по-настоящему интересных разработок в области робоэдвайзинга. 

Независимые робоэдвайзеры из списка аккредитованных можно условно разделить на три категории: 

  1. «пустые коробочки» — примитивные решения, которые используются чаще для показательного пиара технологий и получения различных грантов; 
  2. «робо на продажу» от независимых разработчиков, которые самостоятельно проходили аккредитацию; права на их решения затем выкупил крупный банк, зачастую даже не для использования, а для создания своего собственного ПО уже на стороне банка;
  3. независимые робоэдвайзеры, созданные по правилам международного рынка, соответствующие всем требованиям регулятора, использующие алгоритмы и стратегии для создания инвестиционных портфелей и требующие минимального вмешательства со стороны человека. 

К сожалению, последних — очень мало, и они не пользуются ажиотажным спросом, в том числе из-за ограниченных бюджетов потенциальных покупателей — инвестиционных советников и недостаточно больших собственных маркетинговых бюджетов. Все идеи по созданию маркетплейсов и прочих независимых площадок «с нуля», как правило, разбиваются о суровую реальность возможностей маркетинга для целевой аудитории и экосистемы крупных банков, не терпящих конкуренции.

Выходов в этой ситуации немного, и все они не решают проблемы, но предложим три «фантастических» решения. 

Первый и наиболее смелый ход — дать аккредитацию всей многочисленной «серой» армии финансовых советников при условии, что они используют в работе с клиентами только аккредитованный робоэдвайзер. Такая программа автоконсультирования не только определяет инвестпрофиль клиента и приобретает инвестиционные портфели у российских брокеров, но и фиксирует все действия советника и автоматически выгружает отчетность советника для регулятора. 

Второй вариант — использовать нефинансовые площадки с большой аудиторией для инвестиций (например, сайты популярных медиаресурсов: новостных, музыкальных, онлайн-кинотеатров, радио, ТВ), для охвата аудитории, не заходящей в инвестиционные приложения банков. На таких площадках должна быть возможность выбора инвестиционного советника (можно банковского) и брокера. В основе — системы робоэдвайзер «третьей категории», проводящие риск-профилирование и разделение на квалифицированных и неквалифицированных инвесторов. В этом случае медиаплощадка несет определенные репутационные риски, но получает новый дополнительный доход. 

 

 

Третий вариант, назовем его «вариантом из далекого будущего», — создание маркетплейсов нового поколения самими банками, отказ от монополизации продуктов и услуг и допуск конкурентов своих инвестиционных систем, когда в сравнении можно будет выбрать лучшего.

Даже после того, как независимый робоэдвайзинг в России станет лучшим в мире и название компаний-разработчиков будет на слуху наряду с Apple, Tesla и Google, останется историческое недоверие россиян к машине, преодолеть которое способно только новое поколение. Пока у большинства финансово активного населения фоновое недоверие к финансовой и банковской системе усугубляется недоверием к «бездушной машине» — робоэдвайзеру. Вспомним, что стремительный рост числа робоэдвайзеров в США произошел именно из-за гигантской разницы в стоимости обслуживания роботом в отличие от живого инвестиционного советника, а также из-за возможности инвестировать небольшие суммы. Конечно, значительную роль сыграли и выгодное для инвестора налогообложение, и сама американская история. Закон об инвестиционных консультантах вышел в США в 1940 году, а в России — только через 80 лет. Но доступность инвестиций для широких масс с использованием робоэдвайзеров стала важным драйвером бума инвестиций. В России по-прежнему человек дешевле машины. В некоторых банках еще три года назад за вывеской робоэдвайзера стояли сотрудники, вручную формировавшие инвестиционные портфели и предлагавшие приобрести их через веб- и мобильные приложения. Ну, и типичен вопрос инвестора, который перебивает любые аргументы: «А с кем я поговорю о своих деньгах? С роботом?» 

И все же есть следующие преимущества робота перед человеком

  1. низкие комиссии за обслуживание; 
  2. доступный и качественный сервис; 
  3. возможность инвестировать от 15 тыс. рублей. Один из банков предлагал от 5 тыс. рублей, но все «съедала» комиссия; для сравнения: у «живого» советника — от 100 тыс. долларов; 
  4. возможность наблюдать и контролировать процесс самостоятельно, через личный кабинет, без необходимости звонить или писать инвестиционному советнику; 
  5. снижение зависимости от эмоциональных действий инвестиционного советника. 

Теперь минусы

  1. пресловутая «бездушность», невозможность задать вопросы в живом общении; 
  2. общий подход ко всем, кто попал в ту или иную категорию после прохождения инвестпрофилирования, отсутствие индивидуального подхода; 
  3. стандартизированные портфели, созданные без учета жизненной и финансовой ситуаций клиента, только исходя из заложенных стратегии и алгоритмов.

Наверное, при прочих равных условиях во всем мире предпочтут робоэдвайзер, а у нас скорее выберут человека. Сейчас это рядовой сотрудник отделения, вооруженный планшетом со встроенными банковскими программами, в том числе и примитивным робоэдвайзером. Сотрудник, который готов не только выдать вам кредит или положить деньги на депозит, но и обязательно предложит стать с его помощью инвестором. Это не инвестиционный советник, а настоящее живое приложение к банковскому роботу, как бы грустно это ни звучало. И такой гибрид человека и машины, как ни странно, работает сейчас лучше всего.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ